Вы здесь

Тренер по плаванию Ольга Ясенович: Они сами не представляют, как быстро могут плавать


Про тренерскую работу и свою известную воспитанницу Анастасию Шкурдай рассказывает один из самых успешных молодых наставников страны

Ольга Ясенович родилась в Борисове, занималась плаванием в единственном бассейне города, а потом переехала в Минск. Но в 18 лет, когда ее спортивные достижения остановились, девушка перешла в подводное плавание, где завоевывала медали этапов Кубка мира и других международных турниров. Чтобы зарабатывать на жизнь в столице, Ольга начала тренировать детей, а потом переехала в Брест, где строился большой центр водных видов спорта. В начале ей приходилось жить прямо на работе, но зато со своей первой же группой молодой тренер вырастила четырех мастеров спорта, а ее воспитанница Анастасия Шкурдай стала самым молодым в истории белорусского плавания мастером спорта международного класса. К своим 16 годам Анастасия под руководством Ольги установила несколько рекордов страны, стала чемпионкой Европы среди юниоров и взрослых, а сегодня они вместе уже готовятся к Олимпиаде в Токио. О том, как тренировать не только детей, но и их родителей, постоянно самосовершенствоваться и находить общий язык с детьми на протяжении девяти лет работы, Ольга рассказала в своем интервью.


«В университете нас многому учат, многому мы сами не учимся»

– Ольга, расскажите о своей теперешней работе. На ком сконцентрировано ваше внимание?

– На данный момент у меня только одна группа – высшего спортивного мастерства. Мне хотелось бы работать и с другими детьми, и я помогаю своей коллеге, когда нахожусь в Бресте. Но из-за того, что одна из моих воспитанниц, Анастасия Шкурдай, показывает такие высокие результаты, я очень часто нахожусь с ней на сборах. Чтобы соответствовать уровню, Насте нужно пробовать плавать в таких же условиях и с такими же сильными спортсменами. А работать с детьми, когда ты все время уезжаешь, очень сложно, поэтому от других групп я отказалась.

– Нынешняя группа – это ваш первый самостоятельный набор детей?

– Я начала тренировать их, когда сама еще занималась спортом, потому что надо было как-то зарабатывать в Минске. Мне тогда было 19-20 лет. Очень нравилась эта работа, большое спасибо моим тренерам, так как они своим положительным примером показывали, что работа тренера – это очень неплохая работа. Хотя сегодня я удивляюсь людям, которые в этой профессии всю жизнь, – мне кажется, что силы заканчиваются уже теперь (улыбается). В университете нас многому учат, многому мы сами не учимся, но, учитывая сегодняшнюю конкуренцию в мировом спорте, тренер должен быть очень образованным человеком. А лучше, если со спортсменом работает не один специалист, так как атлет нуждается и в психологе, и в тренере по физической подготовке. На начальном уровне твоих знаний хватает, но дальше очень многое нужно менять в себе и очень многому учиться.

Группа, с которой я работаю теперь, – это действительно мой первый набор детей в Бресте. Я веду их уже 8-9 лет, они пришли ко мне, вообще не умея плавать, пускали пузыри и учились просто лежать на воде, а доросли до уровня мастеров спорта.

– Приятно наблюдать за таким их становлением?

– Дети приходят, не умея делать ничего, но первые 2-3 года у них все получается, прогресс большой и постоянный. Здесь он не умел лежать на воде, а тут уже поплыл, научился плавать двумя способами, четырьмя. Это тяжелая работа, потому что все дети разные, но за прогрессом всегда очень приятно наблюдать. Теперь им как раз по 16 лет, переходный возраст, они уже дошли до определенного уровня, и результат улучшать гораздо сложнее. Тут уже начинается совсем другая работа, потому что ты не видишь такого быстрого прогресса. Со временем тренер сталкивается с тяжелыми реалиями. Если у детей перестает что-то получаться, большинство сдается на полпути, поэтому наступают такие периоды, когда нужно потерпеть, подождать. А терпеть всегда очень сложно и мне, и им.

– Как вы находите для них мотивацию?

– Мы с вами росли в другое время. Когда я занималась плаванием, мне никто не искал мотивацию, просто хотелось плавать, к тому же все знают, что это полезно для здоровья. Я родом из Борисова, где был один маленький бассейн на весь город, и условия там оставляли желать только лучшего – кстати, сейчас они не сильно изменились. Чтобы достичь результата, нужно было перебираться в Минск. У нынешних детей все совсем иначе – в Бресте созданы очень хорошие условия, даже национальная команда проводит тут свои сборы. Для детей создаются льготы для поступления в учебные заведения по спортивному направлению, организован их отвоз в училище, их кормят, им даны нереальные залы с квалифицированными специалистами. Только занимайся! А занимаясь хорошо, ты можешь выигрывать соревнования, и это будет приносить финансовую прибыль. В настоящее время проводится всемирная лига плавания, где спортсмены зарабатывают очень хорошие призовые, благодаря этой лиге финансовое поощрение появилось и на чемпионате мира. То есть, плавание становится и хобби, и работой, а когда за любимое дело ты еще и деньги получаешь, по-моему, это очень хорошая мотивация.

Самый сложный момент с мотивацией, на мой взгляд, наступает, когда дети учатся в 5 классе. Они и их родители стоят перед выбором: пойти в гимназию или в спортивный класс. Потому что когда учишься в обычной школе, очень сложно достичь высокого результата в спорте. У нас в стране почему-то существует такой стереотип, что спорт – это для не очень высокоразвитых детей, хотя реально исторически в мире плавание – это вид спорта для аристократов, позволить его себе могли только очень обеспеченные, образованные люди. Ну и в принципе, имея возможность видеть спортсменов высокого уровня, могу сказать, что глупых людей там нет, есть атлеты и не с одним высшим образованием. Это еще большой вопрос, что больше дает ребенку: школьное образование или тот же спорт, когда в 15 лет у тебя есть возможность ездить за границу, смотреть мир и перенимать опыт. В США, например, спорт – это, наоборот, реальная возможность получить бесплатное образование, поэтому родители сами объясняют детям, почему им надо заниматься. У нас же тренеру часто приходится работать не только с детьми, но и с родителями – скажу честно, в моей деятельности это самое нелюбимое занятие.

«За любым спортсменом стоят сильные родители»

— Насколько большую роль играют родители в становлении спортсмена?

– Очень большую. Раньше я часто собирала родителей и всегда их просила найти время и прочитать книгу о биографии какого-нибудь известного спортсмена, обратить внимание на то, что за любым спортсменом стоят родители. Может быть, бабушка или дедушка, но кто-то очень сильный. Например, Насте очень повезло с родителями в этом плане, они никогда не заставляли ее выбирать только учебу и ограничивать себя в бассейне. Добьется ребенок результата или нет, во многом зависит именно от родителей, хотя иногда кажется – лучше бы они не принимали такого активного участия, сильно вмешиваясь в тренировочный процесс. Но помощь родителей и их понимание юным спортсменам очень нужны.

– Вы ожидали, что со своим первым же набором в таком молодом возрасте для тренера (Ольге всего 32. – Авт.) Добьетесь такого высокого результата?

– Это была моя цель. Я заканчивала свою спортивную карьеру, накопив определенный опыт, понимала, чего мне не хватило для большего успеха и поэтому приблизительно знала, как реализовать это в детях. Приехав в Брест, я получила возможность бесплатно набирать детей и работать без ограничений: воды дали сколько нужно, залы – какие надо. Было сложно, потому что какое-то время я жила в бассейне, но зато было очень много времени на самосовершенствование. Я прилагала максимум усилий, читала иностранную литературу, интернет, постоянно с кем-то общалась, потом появилась возможность выезжать за границу. Самый распространенный вопрос от журналистов: видела ли я по детям, что из них получится что-то путное? Нет, не было ничего видно, были дети гораздо более симпатичные в плане перспективы спортивного результата, чем та же Настя, более гибкие, более быстрые, но в разные периоды времени не нашлось контакта с родителями, кто-то не захотел рано утром приходить на тренировки, кому-то не хватило характера, стремления, желания.

– Вы строгий тренер?

– Дети ответили бы – да. Это большая проблема теперь, мне бы очень хотелось изменить стиль работы с авторитарного на более демократичный, но почему-то, когда ты приходишь и включаешь дружескую беседу, демократию, у детей исчезает самодисциплина, они начинают не очень качественно работать. А из-за этого могут произойти ненужные травмы, проблемы. Мая строгость в первую очередь направленана то, чтобы на тренировке была дисциплина. Иногда приходится повысить голос, только после этого включается адекватность, но, надеюсь, по мере взросления детей, мы найдем с ними компромисс, и мне меньше придется включать авторитарное управление.

– Воспитанники могут прийти к вам за советом вне спорта?

– Честно говоря, в этом есть сложность. Родителям я сразу говорю: я не папа и не мама для детей, у них есть вы, и вы должны выполнять свою роль. Я могу дать совет сама, когда вижу, что в нем есть необходимость. Например, мы можем поговорить о поступлении в ВУЗ, а вот обсуждать личные вопросы пока нет необходимости, хотя я всегда открыта для общения.

– Что сложнее переживать с учениками, их победу или поражение?

– Конечно, труднее пережить успех. Если есть какая-то неудача, есть много вопросов для рассуждений о том, что ты сделал не так. Здесь все довольно просто, ты ставишь цель, делаешь работу над ошибками и идешь дальше. Всегда говорю, что любой старт – это только реализация работы, которую ты сделал. Но если случаются большие победы – это всегда очень сложно, потому что у большинства начинается расслабление, а собраться снова всегда очень сложно. Кому-то потом сложно поставить новую цель, и здесь опять же приходится включать строгость, объяснять, но, подумав, дети соглашаются со мной и продолжают работать.

«Настя – не просто талантливая девочка с большим размером стопы»

– Анастасия Шкурдай уже выступает за национальную сборную, но вы по-прежнему остаетесь ее личным тренером?

– Да, Настя пришла ко мне в семь лет, у нее две прекрасные бабушки, теперь ей очень помогает папа. Мы тренируемся всегда вместе и на соревнования ездим тоже вместе, чтобы не допустить перетренировки в таком юном возрасте, срыва адаптации организма. Пока еще есть очень много вопросов, которые нужно контролировать, поэтому мы приняли решение, что будем работать так.

– Она достаточно рано начала показывать высокие результаты.

– Не раньше, чем кто-то другой. В принципе если ребенок в 12 лет не показывает определенного уровня результатов, то это не очень хорошо. Я не говорю о том, что нужно выиграть чемпионат Европы или еще что-то, но показывать определенное время за счет уровня техники плавания нужно. Мы слышали много комментариев: мол, форсируем подготовку, или рано начнет – рано закончит. Зачастую дети сами не понимают, какой огромный у них потенциал, с Настей то же самое. У нее есть очень хорошая способность выдерживать работу, а многие детки очень любят себя жалеть. У Насти есть сила воли, характер, она может приложить определенные усилия, а потом перенести их в результат, хотя иногда она сама не представляет, как быстро может плавать.

– Со стороны она кажется очень замкнутым человеком, дает мало интервью. Какая Настя на самом деле?

– Так кажется только со стороны, Настя очень общительная девочка, для своего возраста очень умная, у нее очень много правильных мыслей. Она читает хорошие книги, поэтому хорошо подкована, эрудированна. Единственная проблема, на мой взгляд, – это то, что она не очень стремится учить английский язык. Хотя у Насти очень много друзей за рубежом. Приезжает на соревнования – и ей разминаться некогда, потому что все хотят с ней поговорить. Иногда приходится включать злого тренера и стоять над ней. А эта закрытость – просто броня, особенно сейчас: чем выше у нее результат, тем больше людей начинает собираться вокруг, не столько желая добра, сколько получить какую-либо выгоду. Такое поведение от того, что Настя хочет защитить себя от ненужных людей и держать дистанцию. Она очень хороший человек, и в начале ей это давалось непросто, она боялась кого-то обидеть, отказать, пока не поняла, что тем самым ущемляет себя в личном пространстве, отдыхе и не заботится о своем здоровье.

– Олимпийские игры в Токио могут стать для Насти первыми в карьере, когда состоятся...

– Мы работаем в своем режиме – не будет этой Олимпиады, будут другие соревнования. Для кого-то эти Игры станут последними, потому что спортсмены готовятся не четыре года, а все восемь и двенадцать. Но это показывает нам то, что нельзя зацикливаться только на чем-то одном, нужно всегда иметь запасной план. В принципе сейчас в плавании идет такая тенденция, что спортсменам нужно быстро плыть не раз в четыре года, потому что есть и этапы Кубка мира, и чемпионаты мира, есть соревнования, которые приносят прибыль, поэтому сегодня в нашем виде спорта полностью меняются системы подготовки, тренировки, требования к себе, повышаются уровень конкуренции, требования к физической подготовке.

– Какие задачи вы ставите перед Настей на Олимпийские игры?

– Задача всегда одна: показать определенное время, а не выиграть медаль. Есть раскладка, нужно проплыть по такому и такому результату. Это все – цифры, темп, скорость, гребки – расписано в дневнике каждого спортсмена. Мы хотели бы проплыть по времени 57 секунд – теперь ее лучший результат 57,3 секунды. Результат Насти – это не чудо, это работа огромной команды. Она не просто талантливая девочка с очень большим размером стопы или руки, просто данные – этого мало, надо научить ребенка ими пользоваться.

Дарья Лабажевич

Фото Анны Занкович

г. Брест

Выбор редакции

Общество

«Антидепрессанты не вызывают привыкания и зависимости». Как побороть тревогу и депрессивное настроение?

«Антидепрессанты не вызывают привыкания и зависимости». Как побороть тревогу и депрессивное настроение?

Рассказал врач-психиатр-нарколог Минского городского клинического психиатрического диспансера Игорь Сорокин.