Вы здесь

Ольга Сафронова: Лошади — это наши дети. Спортсменка рассказала о нюансах конного спорта, уходе за лошадями и их тренировках


Чтобы купить хорошее спортивное животное, она продала свою машину и сегодня десять часов ежедневно проводит на конюшне

Ольга Сафронова и Сандро де Амор стремительно ворвались в элиту центральноевропейской зоны конного спорта. Выступая на турнирах Большого приза по выездке всего два года, они уже получили квалификацию на Олимпиаду 2020 года. К сожалению, из-за отмены игр теперь им снова придется доказывать свое право участвовать в соревнованиях в Токио, но Ольга не видит в этом проблемы.


А начиналась карьера девушки в небольшом городке Барань Оршанского района — там на конюшне работала тренером ее мама, поэтому любовь к лошадям передалась, наверное, генетически. Перспективы спортивной карьеры открылись уже в Минске, когда семья переехала в столицу. А чтобы повысить свое мастерство, Ольге пришлось поработать и на зарубежных конюшнях, выполняя тяжелую физическую работу. О нюансах конного спорта, уходе за лошадями и их тренировке спортсменка рассказала в своем интервью «Звязде».

Выездка, по международной терминологии — дрессура, высшая школа верховой езды и олимпийский вид. Считается самым элегантным видом конного спорта. В нем спортсмен должен продемонстрировать способность лошади к правильным и производительным движениям на всех аллюрах в разном темпе, медленные и ритмичные переходы из одного аллюра в другой, правильную стойку, осаждение (движение назад), движение с боковым сгибанием, выработанные специальной тренировкой сложные движения (пируэты, сменка ноги на галопе, пассаж, пиафе). При выполнении этих упражнений лошадь должна двигаться, сохраняя то или иное положение своего корпуса, соответствующее номеру программы. Оценивается также общий вид лошади, его гармоничность и природная способность к эластичным красивым движениям.

«Обычно достается голове и позвоночнику»

— Ольга, если бы не мама-тренер, вы бы стали заниматься конным спортом в Орше?

— Очень сложно ответить на этот вопрос, потому что лошади в нашем регионе были только в одном месте — в Барани. Я прожила там более 20 лет и в течение этого времени встречала много людей, которые говорили, что не знают о существовании той конюшни, тех коней и вообще такого вида спорта. Поэтому, скорее всего, нет. Но и сегодня самые яркие воспоминания с детства у меня связаны с конюшней. Это, в первую очередь, соревнования и подготовка к ним. Для меня это было целое событие, мы начинали готовиться к нему за три месяца, сами из ленточек делали наградные розетки для лошадей, шили себе амуницию. А самое лучшее было то, что три дня можно было спать на сене, жарить шашлыки у костра и сидеть там со взрослыми.

— Кроме романтики и тренировок, лошади требуют ежедневного ухода...

— Да, но и в детстве, и теперь меня сложнее заставить помыть пол дома, чем в конюшне целый день с тачкой таскать сено (улыбается).

— Неизбежный момент конного спорта — падения. Они вас не пугали?

— Страх был, особенно после серьезных травм. И это не боязнь сесть в седло, а страх попасть в такую же ситуацию, как-то спровоцировать лошадь или сесть на своенравное животное. Но желание сделать и пойти дальше побеждает страх. Обычно достается голове и позвоночнику, ведь руки-ноги восстанавливаются быстро. В седло нужно садиться с уверенностью: животные не понимают слов, они чувствуют интонацию и настроение.

— Кто чаще виноват в падениях — лошадь или человек?

— Трудно сказать. Зачастую вообще виноват какой-то внешний фактор, когда лошадь чего-то испугалась или молодое животное не поняло команду. Это дело случая.

«Если конь спокоен — на арене он не боец»

— Как-то вы ездили работать на конюшне в Нидерландах и Германии. Зачем?

— У меня появились Сандро и новый тренер Ирина Лис, на тот момент лучшая спортсменка, которая только закончила выступать. Вместе с ними возникла планка, понимание, к чему нужно двигаться, чему учиться. Но я понимала, что в Беларуси мне не хватает объема работы, лошадей и вообще той полной картины конного спорта, к которой нужно стремиться. Тренеры начали помогать выезжать в так называемые трудовые лагеря за границу, чтобы набраться опыта. Там я работала на конюшнях, выезжала со спортсменами на соревнования, видела, как проводят турниры, показывают и выбирают лошадей. Мне удалось поработать на конюшне, где устраивают аукционы, то есть я видела, как к ним готовят лошадей, так как очень многое остается за кадром. Физически это было очень сложно, вставать приходилось в 5 утра. Сначала я кормила лошадей, потом убирала боксы, седлала лошадей по расписанию. Потом кормила их обедом, за это время надо было успеть поесть и самой, затем выпускала лошадей в левады и кормила ужином. Надо понимать, что там совсем другой менталитет: даже на конюшне должен быть идеальный порядок. В комнатах для амуниции были белые полы, которые нужно мыть каждый день. Иногда поесть успевала только вечером, но всю эту работу я выполняла не за деньги, а для того, чтобы получить час занятий с хорошим конем и квалифицированным тренером.

— Как у вас появился Сандро?

— Его нашли в Голландии мои тренеры, привезли в Беларусь. Тогда он был трехлетним незаезженным конем с очень непростым характером. Поинтересовались у меня, не хочу ли купить его себе. Родители на тот момент продали бабушкину квартиру и приобрели мне на 18-летие старую BMW. Но она у меня очень часто ломалась, поэтому быстро решили продать. Ровно эту сумму мне назвали за лошадь. Посоветовалась с мамой, а она сказала: «Решай сама — либо ездить на машине, либо на лошади». Все понимают, что без лошади конного спорта не существует, какой бы талантливый и трудолюбивый ты ни был, поэтому выбор был очевиден.

— Вы сразу видели в Сандро потенциал?

— Да, с этого возраста уже видно определенные линии, Аллюр, рисунок лошади, его углы, понятные происхождение, порода. Его дед — чемпион мира, и Сандро уже тогда выглядел как хороший конь для выездки.

— Талантливые лошади, как и люди, часто бывают со сложным характером?

— Если конь от природы спокоен, его внимание ориентировано на человека, то, скорее всего, он и на арене не боец. Должен быть огонек, и только он может побеждать. В конкуре у бразильца был конь, кажется, он даже выиграл Олимпийские игры, — который выходил и либо прыгал весь конкур чисто с запасом над барьерами, либо подходил и просто останавливался перед ними.

— Для разных видов конного спорта нужны разные породы лошадей?

— Да. Лошадь для конкура будет с сильными задними ногами, у него более короткая шея. Если лошадь для выездки, то он немного присажен назад, с длинной шеей, большой затылком, очень эффектными аллюрами и легким передом. Этим занимаются специалисты-генетики, скрещивают породы и получают нужных лошадей. В Германии, например, это целая индустрия.

— Что было самым сложным в работе с молодым Сандро?

— Надо было пережить подростковый возраст. У меня, благодаря характеру, хватило на это терпения. С ним нельзя было бороться, заставлять силой, потому что он все равно сильнее. Надо было просто ежедневно работать. Наше сотрудничество с пяти до семи лет было самым трудным периодом. Когда я выехала с ним на первые соревнования, нас исключили во время езды. Сандро просто поднялся на задние ноги и развернулся в момент исполнения элемента. Но я все равно понимала, что это лошадь высокого класса, да и все специалисты говорили то же самое.

— Сколько времени вы проводите с ним сейчас?

— Каждый день с 9 утра до 7 вечера. Это не только тренировки, но и просто прогулки. Стараюсь, чтобы лошади часов пять проводили за пределами бокса, ведь по природе они должны быть практически все время в движении — в своих боксах животные начинают чахнуть.

«Пачка витаминов — 100 евро, магнитная попона — от двух тысяч»

— В чем заключается основной уход спортивных лошадей?

— Во-первых, там, где они тренируются, должен быть определенный грунт. Это белый кварцевый песок, перемешанный с геотекстилем, он обязательно должен быть мокрый. Тогда этот грунт не проваливается, а дает коню возможность амортизировать, что сохраняет его связки, сухожилия и суставы. Второй момент — условия в конюшне. Там нужны окна, все должно проветриваться, важны высокие потолки, чтобы обеспечить хорошую циркуляцию воздуха. Несмотря на то, что есть выражение «лошадиное здоровье», здоровье у этих животных очень уязвимое, поэтому очень важный момент — питание. Нужно определенное сено, мы покупаем его в некоторых хозяйствах в Беларуси. За рубежом заказываем мюсли и витаминные комплексы. Также у наших лошадей есть солярий, мойки, магнитные попоны и накладки. Они используются для расслабления. Есть специальные аппараты для массажа. Спортивным лошадям нужно и определенное ветеринарное обслуживание — это не только вакцинация, но и рентгены, ультразвук. К счастью, у нас есть хорошие специалисты. Лошади как полноценные спортсмены, им часто нужно больше, чем человеку.

— А чем они чаще всего болеют?

— Самое распространенное — это травматизм. Молодые лошади играют и могут травмироваться, взрослые получают повреждения в результате нагрузок. Частая болезнь и проблема — колики, они чаще всего обусловлены некачественным питанием. Если коню просто дать попастись в природе, он никогда не возьмет лишнего, будет выбирать каждую травинку, но если это сено, то он уже не может определить что-то плохое, и от этого могут быть негативные последствия. У лошадей нет рвотного рефлекса, поэтому все, что попало внутрь, там и остается. У российской спортсменки недавно конь погиб из-за колик прямо на турнире, а потеря животного — это всегда трагедия, потому что это наши дети.

— Какой возраст оптимален для спортивной лошади?

— От 10 до 16 лет. А вот для спортсмена в этом плане никаких ограничений нет. Например, женщине, которая сегодня занимает первое место в мировом рейтинге, 50 лет, и она является самой титулованной спортсменкой в конном спорте.

— От кого больше зависит успех — от лошади или спортсмена?

— Есть четыре компонента, важные в равной степени, — это спортсмен, лошадь, тренер и финансирование. Если одно звено выпадает, ничего не получится.

— Насколько самому спортсмену сегодня приходится вкладываться в финансирование своей лошади?

— Практически на все сто процентов. Для того чтобы попасть на профессиональную арену, нужно очень многое обеспечить своему животному. Например, пачка витаминов стоит 100 евро, магнитная попона — от 2000 евро, мешок мюсли — от 20, его хватает на неделю. Теперь, когда я попала в национальную команду, у меня есть определенное финансирование, зарплата, амуниция, поездки на соревнования, суточные. А раньше собирала все по крупицам, и если бы не та старенькая BMW, не факт, что все это было бы у меня сейчас.

«На пенсии никаких мясокомбинатов»

— Много ли в выездке зависит от судей?

— Конечно, доля субъективной оценки там присутствует. Выездка — это все-таки классический вид конного спорта, вид с историей, и ты должен чтить его традиции, придерживаться их. Спортсмен становится мастером, только когда сам вырастит лошадь, а не просто купит ее и один раз успешно выступит. Поэтому если судьи видят, что твое выступление не разовая акция, то на что-то могут закрыть глаза, но это касается только самых мелких ошибок.

— В Европе Конный спорт популярен среди зрителей?

— Да, к тому же сейчас там сделали очень интересный сервис Spectator Judging. Он позволяет наблюдать за соревнованиями онлайн и параллельно с судьями ставить оценки. Потом на табло появляются баллы судей и средняя оценка зрителей, в финале публикуется, кто победил по мнению одних и других. На крупных соревнованиях зрителю, который максимально приближается к отметкам судей, выдают специальный сертификат с автографами всех спортсменов. Это очень интересно, это захватывает и заставляет зрителей разбираться в том, что делает пара и какие баллы за это должно получить. Человек начинает изучать правила, читать, интересоваться. Сегодня нам такого не хватает.

— В Беларуси в вашем виде сегодня сильная конкуренция?

— К сожалению, из-за недостатка массовости в основном мы конкурируем в центральноевропейской зоне, потому что на финалы отбираемся оттуда, на Олимпиаду — тоже. То есть мы боремся с россиянами, украинцами, прибалтами, поляками, чехами и так далее. Но, к счастью, у нас уже появляется много талантливых перспективных пар.

— Какие задачи сейчас стоят перед вами с Сандро?

— У нас обнулилась квалификация к Олимпийским играм, но лицензия в стране осталась. Это связано с их переносом. Поэтому за нынешний сезон нам вновь нужно получить квалификацию, а это значит проехать два определенных турнира на высоком уровне, набрать там необходимые баллы от самых известных пятизвездочных судей, работающих на Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы.

— Обидно потерять такую долгожданную путевку?

— Нет, потому что мы получили дополнительное время подготовиться, прийти в форму, исправить какие-то свои ошибки. Прошлый сезон был очень насыщенный и очень тяжелый, тем более Сандро еще только второй год выступал по большому призу, а это очень мало, и то, что он сделал, для меня фантастика.

— И последний вопрос, который часто интересует читателей. Что ждет спортивных лошадей на «пенсии»?

— Никаких мясокомбинатов, как говорят некоторые. Они начинают жить еще лучше, чем во время спортивной карьеры. Ни один спортсмен своего коня никогда не бросит и не даст обидеть. Если есть возможность и позволяет здоровье, мы тренируем на них деток или выпускаем гулять вместе с молодыми лошадьми. Но если вдруг у лошадей случается какая-то серьезная болезнь, то только усыпление — мы не допускаем страданий. Эти животные дарят нам столько ярких моментов и положительных эмоций всей своей жизнью, они проходят с нами рядом такие сложные испытания, что подарить им счастливую пенсию — это самое малое, чем мы можем им отблагодарить.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Фото Алеси РЕУТОВОЙ и Марии КОЛЕСНИК

Выбор редакции

Общество

Жизненный путь Якова Крейзера. Первый комдив, получивший Звезду Героя, заслужил ее, защищая Борисов

Жизненный путь Якова Крейзера. Первый комдив, получивший Звезду Героя, заслужил ее, защищая Борисов

В начальный период Великой Отечественной войны упорные бои развернулись при обороне Борисова — старинного белорусского города на Березине.

Экономика

Цифровая экосистема платформенной экономики

Цифровая экосистема платформенной экономики

 Именно в платформенной среде будут формироваться цепочки создания стоимости.