23 сентября, среда

Вы здесь

1 августа стартует уникальная выставка «Похоронные традиции Радзивиллов»


В Национальном историко-культурном музее-заповеднике «Несвиж» 1 августа стартует уникальная выставка «Похоронные традиции Радзивиллов».


— Прежде чем рассказать об экспозиции, стоит напомнить, какие события этому предшествовали, — говорит директор музея-заповедника Сергей Климов. — Два года назад мы вместе с литовскими коллегами провели исследование крипты и останков представителей рода Радзивиллов под костелом Божьего Тела. Там держалась большая влажность, и нужно было определиться, что делать дальше на уровне хотя бы рекомендаций реставрации. Открыли несколько саркофагов. Оказалось, что вода попадала не только на стены усыпальницы, но и внутрь саркофагов. Останки некоторых Радзивиллов были повреждены. Практически ничего не осталось от мумий Пане Коханку, Рыбоньки, Уршули Радзивилл. Сохранились лишь некоторые фрагменты их одежды. Разумеется, те вещи, которые сопровождали Радзивиллов в мир иной, мы не могли оставить там, ведь через сколько лет они превратились бы в пыль. По решению Несвижского райисполкома, как собственника этих помещений, вещи были извлечены. А на сессии райсовета депутаты дали согласие на то, чтобы они вошли в музейный фонд страны. Всего же достали оттуда свыше 90 предметов, часть из них отреставрировали в Литве. Под эти предметы и делалась экспозиция на деньги Министерства культуры, Евросоюза (совместный грант для Литвы, Латвии и Беларуси), а также наши собственные средства.

Экспозиция практически уже на выходе, остались мелочи. Во время исследования историки обнаружили малоизвестный ранее факт, что Радзивиллы претендовали на королевские почести, поскольку были князьями Священной Римской империи. И погребальный церемониал взят из аналогичного церемониала. Именно так хоронили римских императоров, а затем — королей и князей в Европе. Это был сложный, даже не разовый ритуал, а многомесячная процедура в связи с тем, что Радзивиллы со смертью входили в ореол славы. Им как бы отдавалось почет за все их земные дела. Для христианина — как католика, так и православного — факту отхода в мир иной отдавалось большое внимание, к этому они готовились еще при жизни. Существовал целый ритуал: как хоронить, в чем, какие обряды проводить.

— Об этой культуре мы мало знаем. И для нас важно не то, что процедура похорон была великолепная, торжественная, а то, что мы узнаем о повседневной жизни тогдашних людей. В этом случае аристократов, представителей магнатского рода. Что приближает нас к истории, и мы лучше понимаем, что за люди были в прошлом, какая у них была мотивация, как они жили, как умирали, — считает Сергей Климов.

— Какие предметы клали в гроб Радзивиллам?

— По-разному. Например, Рыбонька был гетманом, имел обычную боевую саблю «Карабелла». От нее уцелело несколько отдельных фрагментов. Но наши литовские коллеги, к которым мы обратились, их склеили. У Пане Коханку сохранилась лишь часть литого золотого пояса, очень дорогого и редкого. На мировых аукционах он чрезвычайно ценится, — рассказывает Сергей Михайлович. — В 50-е годы прошлого века в крипте проводились исследования. Возможно специалисты искали секреты бальзамирования для последующего использования в Советском Союзе. Так оно или нет, сейчас трудно сказать. Однако, по официальной версии, это были исследования на предмет появления там микроорганизмов, который могут вызвать эпидемию. Может, тогда пояс и был разрезан на отдельные части. В саркофагах под костелом Божьего Тела ничего ценного не находили, кроме вещей, которыми люди пользовались в жизни, и они — наиболее важные артефакты нашей экспозиции, которую готовим. Кстати, в 1913 году часть саркофагов открывали сами Радзивиллы, о чем свидетельствует тот факт, что деревянный гроб был перевязан проволокой и опечатан пломбой со свинцовой печатью магнатского рода.

— Согласно последней инвентаризации 1999 года, в крипте находятся 70 саркофагов, две канопы (сосуды с бальзамированными внутренностями покойников) и одна урна с прахом, — объясняет старший научный сотрудник музея-заповедника Андрей Блинец. — Особенность костела Божьего Тела в том, что он постоянно оставался действующим. Богослужения здесь не прерывались на протяжении всех 400 лет. Проходили богослужения и при Радзивиллах, и при Российской империи, когда костелы закрывались и перестраивались в православные храмы, и при Второй Речи Посполитой, и в советское время, работает он и сейчас. Ни в склады, ни в хозяйственные помещения святыню не перестраивали.

— Возможно, потому и рядовой погреб сохранился?

— Бесспорно, церковь и крипта — части одного целого. Их нельзя разделять, без костела не было бы и крипты, а крипты без костела. А что касается традиций похорон, то давайте рассуждать временными рамками. За четыре века любой обычай меняется, любая традиция эволюционирует. То, что было приемлемо для XVII века, неприемлемо для XX и наоборот. Поэтому говорить о единых погребальных ритуалах, которые были бы неизменны при похоронах, мы не можем. Каждый раз церемонии происходили по-разному, в соответствии с культурным контекстом, традициями, взглядами людей того или иного времени.

Самое первое захоронение, которое точно задокументировано, — это захоронение строителя костела Николая Кшиштофа Радзивилла Сиротки в 1616 году. Так вот он приказал хоронить его без лишней помпы, в скромном убранстве пилигрима, а гроб чтоб несли нищие, которых князь называл своими братьями. Ни пышных катафалков, ни громких речей. Перед лицом смерти ты не князь, не рыцарь, не ординат, а лишь пилигрим, пришедший в этот мир и отходящий из него.

— В XVIII веке уже была совсем другая традиция. Похоронная церемония могла растягиваться на неделе и даже месяцы. Для нее создавались специальные катафалки, собирались величественные похоронные процессии, — рассказывает Андрей Владимирович. — Катафалк с телом покойного или покойной месяцами объезжал все владения, родовые усадьбы, городки, за ним шла большая траурная процессия из близких, купцов, ремесленников, высших слоев городского населения, солдат-офицеров Радзивилловской армии. Повсеместно происходили траурные богослужения. Затем умершего привозили в Несвиж и помещали в костел в построенный внутренний храм, так называемый замок скорби. Туда ставили гроб, и еще несколько дней звучали речи, богослужения, били в колокола, давали пушечные залпы. Ступени были уложены сотнями метров бархата, в костеле и на подходе к нему горели тысячи свечей. По всему городу были оборудованы траурные прощальные арки. И только после этого тело погружали в радзивилловскую крипту.

В XIX веке, когда замок был пуст, заброшен, стоял без хозяев, покойников просто привозили в костел и после службы опускали гроб в Крипту, затем происходил поминальный ужин в замке.

В XX веке было устроено великолепное захоронение только Альберта Антония Радзивилла в 1936 году. Он умер в декабре 1935-го, но скрывали его чуть позже. На церемонию съехалась почти что вся аристократическая элита Речи Посполитой, представители местного мира, духовенство, почетный караул от полков Войска Польского, с которыми князь был так или иначе связан. Это последний раз, когда замок принимал большое количество гостей. Служба проходила в замковой часовне, а гроб оттуда выносили рощевые (егеря).

— А самое последнее захоронение прошло летом 2000 года, когда урну с прахом Антония Радзивилла привезли в Несвиж. Все было в традициях нашего времени — прощальные речи, концерт-реквием. Поэтому говорить о какой-то стандартной схеме захоронения магнатского рода нельзя, — подытожил напоследок Андрей Блинец.

Татьяна ЛАЗОВСКАЯ

Фото с сайта mlyn.by

Название в газете: Па той бок жыцця

Выбор редакции

Спорт

Андрей Лиховицкий: Ответственность, сосредоточенность и любовь

Андрей Лиховицкий: Ответственность, сосредоточенность и любовь

Андрей Лиховицкий — пример того, что географические границы спорта не помеха. Почему?

Культура

Говорят, что Анна Радзивилл превращается каждую ночь в сову

Говорят, что Анна Радзивилл превращается каждую ночь в сову

Давайте же начнем наши мистические путешествия по замкам и усадьбам.