Вы здесь

История девушки, победившей анорексию


Случается, что в погоне за красивой фигурой некоторые девушки совсем перестают есть. А это приводит к серьезным проблемам. Анорексия — болезнь, связанная с расстройством пищевого поведения: проявляется, когда человек стремится похудеть, боится растолстеть, ограничивает себя в еде, имеет искаженное представление о собственном теле, из-за чего быстро теряет вес.

Анорексия чаще встречается у подростков. Уровень смертности среди больных ею и булимией (когда человек целенаправленно вызывает у себя рвоту после каждого приема пищи. — Авт.) высокий: расстройства находятся на первом месте по этому показателю среди всех психических заболеваний. Чем раньше человек обращается за помощью, тем больше у него шансов на выздоровление. Ведь многим трудно не только начать лечение, но и выявить признаки этой самой болезни. Личный опыт — то, что может повлиять на нас, помочь избежать ошибок. Наша героиня Виктория Пригодская готова им поделиться.


Такой Виктория была во время болезни...

Девушке 21 год. Заканчивает факультет журналистики БГУ, стажируется на радио, телевидении, увлекается китайским языком. Мысли о похудении больше не тревожат ее, как в подростковом возрасте. Тогда, в 15 лет, у Вики появилось большое желание изменить свое тело, что привело к серьезному заболеванию. Всего за полгода она похудела на 35 килограммов.

— Я с детства была полненькая. Как это часто бывает в школе, дети дразнили из-за лишнего веса. Это цепляло, но не ранило. А в девятом классе появилось сильное желание нравиться себе, чувствовать уверенность в теле. Хотелось быть лучшей во всем, во внешности в том числе. Пробовала разные диеты: питьевую, яблочную, шоколадную. Времени потеряла много, но результата не было. К тому же моя мама — шеф-повар, поэтому дома всегда была вкусная сытная пища.

С течением времени мысли о похудении становились навязчивыми. Вика помнит, как шла по улице, остановилась и сказала себе: «Хочу быть самой красивой на выпускном балу. Надо худеть». Это был переломный момент.

— У каждой девушки есть определенные проблемные зоны. У меня это живот, бока и руки. Решила немедленно заняться ими. Я перфекционистка с большой силой воли, поэтому отказаться от мучного, жирного, соленого было нетрудно. Сложно только в первый месяц: смотрела, как мама готовила, но ничего не пробовала. Я предупредила ее о том, что буду худеть, но она не восприняла это всерьез. Мама была не против, так как не знала, к чему это приведет. Я и сама не знала. Это как кнопка, которую резко включила, а выключить уже не смогла.

Виктория делится, что первое время всю информацию о похудении находила в интернете. Ее рацион состоял из яблок, грейпфрутов, сладких глазированных хлопьев и воды.

— Рыбу и мясо я почти не употребляла, думала, от этого могу набрать вес. Ограничила и время приема пищи: после 18 — ни шагу на кухню. Считала в голове калории, могла без таблицы сказать пищевую ценность любого продукта. Чтобы похудение проходило в ускоренном темпе, много занималась спортом: прыгала на скакалке, крутила хула-хуп, качала пресс, бегала вокруг дома (живу в частном, поэтому места много). Это затягивало: входишь в определенную систему — и наслаждаешься результатами, — вспоминает собеседница. — Мне нравилось, как я выгляжу, не понимала, что могу напугать кого-то своим видом. Синяки от тренировок казались нормой. Были моменты, когда мама запрещала мне заниматься спортом, потому что не понимала, зачем это худой девочке. Но я ждала, пока она уснет, вставала и практиковалась несколько часов, чтобы отработать упущенное. Или в перерыве между школой и танцами бегала по стадиону, сколько могла.

Физической слабости Вика во время болезни не чувствовала. Зато девушка видела восхищенные взгляды от других людей, что поднимало самооценку:

— Я «на отлично» училась в школе, ходила на танцы, в музыкальную школу. Казалось, что с каждым днем ​​сил для этого становилось все больше. Что такое анорексия, я знала, но не думала о ней серьезно. Просто хотела покупать ту одежду, которая мне нравилась. Мама переживала, проводила воспитательные беседы, но я убеждала, что она преувеличивает. Чтобы мама успокоилась, при ней я немножко ела. Но чаще всего переводила ложкой еду в тарелке с одного бока на другой, отдавала котлеты коту или собаке.

Когда все прошло, мир снова заиграл красками жизни для девушки.

Кстати, маму до заболевания анорексией я никогда не обманывала. Сначала это и не надо было: с утра до ночи она на работе. Поддерживал младший брат — всегда прикрывал, хотя сейчас понимаю, что это неправильно. Знакомые, друзья говорили, чтобы я остановилась. Но я была уверена, что все контролирую. Приходя домой, раздевалась и смотрела на себя в огромное зеркало. Видела свои «недостатки» и продолжала голодать. Из-за нехватки внутренней энергии очень сильно мерзла тогда, когда всем было тепло. Ближе к лету могла ходить чуть ли не в валенках, объемном свитере. Мама в это время показывала различные телепрограммы про анорексичек со словами: «Смотри, ты такая же, как они». А я отвечала: «Ты серьезно? Они худые, я — нет».

Болезнь Вики не сопровождалась булимией, но была другая проблема.

— Критические дни исчезли, когда весила 54 килограмма при росте 176 сантиметров. Тогда я не обращала на это внимания. «Ну ушли и ушли, вернутся», — думала я. Теперь понимаю, что это был плохой знак. Во время болезни у меня начали резко выпадать волосы, ногти тоже имели не лучший вид. Я понимала, что хочу стать здоровой, но в голове сидела мысль: «Неужели все мои старания были тщетны?» Было жалко и морально сложно.

В конце концов я согласилась пойти к врачу. В поликлинике мне сказали, что, если в ближайшее время не восстановится менструальный цикл, детей у меня не будет никогда. Я испугалась. Назначили гормональные таблетки, и за следующий год я поправилась на 12 килограммов. Не из-за повышенного аппетита, а из-за контроля со стороны мамы. Она сидела передо мной и всегда ждала, когда я доем. Обида на нее оставалась долгое время, пока я не поняла: мама действовала как могла. Возможно, без таких радикальных методов не было бы результата.

Вика окончательно справилась с болезнью в 18 лет. Благодаря этому опыту она повзрослела, поняла, что в жизни на самом деле имеет ценность. Хотя не отрицает, что следит за питанием до сих пор:

— Моя фигура не идеальная, я привожу ее в форму и сейчас, но без ущерба для здоровья. После анорексии ко мне в социальные сети стало приходить много сообщений с вопросами о похудении от девушек-подростков. Ответ всегда один: правильное питание и занятия спортом. К таким рекомендациям добавляю: если не иметь правильного подхода, можно потерять здоровье. Думаю, каждый должен знать о возможных последствиях.


Татьяна Волович, врач-психолог:

— По оценкам экспертов, от 60 до 70 тысяч белорусов имеют отклонения в пищевом поведении. Женщины страдают нервной анорексией чаще, чем мужчины, в соотношении десять человек к одному. Каждый год фиксируется тысяча новых случаев у представительниц прекрасного пола в возрасте от 13 до 23 лет.

В три раза чаще болеют булимией, чем анорексией. Расстройства могут быть вызваны воспитанием, привычками, личным вкусом, традициями в семье.

До недавнего времени считалось, что в основе анорексии лежит исключительно психопатология. Но современные исследования свидетельствуют, что это целый комплекс факторов, включая генетическую предрасположенность. Исследователи и психологи активно обсуждают роль травмирующих событий в возникновении нарушений пищевого поведения. Нервная анорексия может проявиться один раз за жизнь или стать хроническим заболеванием. Подтверждение тому — недавнее открытие Синтией Бьюлик (США), ведущего мирового специалиста по анорексии. Команда ученых под ее руководством обнаружила в 12-й хромосоме участок, который отвечает за развитие этой болезни.

Личности с нарушениями пищевого поведения характеризуются перфекционизмом, ощущением невозможности контролировать свою жизнь, повышенной ранимостью, одиночеством, низкой самооценкой, трудностями в распознавании сигналов тела. К тому же это медицинский диагноз, поэтому обращение к специалистам (психотерапевту, психиатру, психологу) считаю обязательным.

Дарья Шлапакова, студентка IV курса факультета журналистики БГУ

Выбор редакции

В мире

Почему Дональд Трамп захотел приобрести Гренландию?

Почему Дональд Трамп захотел приобрести Гренландию?

Сейчас эта автономная территория входит в состав Королевства Дания

Общество

Рассказываем, как организована медпомощь в Поставах

Рассказываем, как организована медпомощь в Поставах

Самом отдаленном от областного центра районе страны.

Общество

Школы Гомельщины прошли проверку на готовность к учебному году

Школы Гомельщины прошли проверку на готовность к учебному году

В этом году в дошкольные учреждения района придет 2700 малышей.