Вы здесь

Александра Сакулевич: Конкурс «Учитель года» убедил меня во мнении, что я в школе — на своем месте


Наша героиня считает, что неправильных ответов на уроках литературы не существует. Темы для сочинений формулирует так, чтобы ученики не могли списать, а ей было интересно читать их мысли. Когда одолевает тревога, берет в руки учебник по латинскому языку и начинает делать морфологический разбор слов. А когда ей говорят что-то, что слышать не очень приятно, читает мысленно по памяти стихи любимых поэтов — их она знает большое количество.

В конце сентября героиня «Плеяды молодых» вошла в восьмерку суперфиналистов Республиканского конкурса «Учитель года Республики Беларусь», а ранее победила в финале в своей номинации — среди учителей словесности. Надо заметить, что испытания в финале требуют от конкурсантов разносторонней педагогической и методической подготовки и, конечно же, психологической устойчивости. Поэтому победить в номинации среди коллег — дорогого стоит!

Знакомьтесь — Александра Сакулевич, учитель русского языка и литературы минской средней школы № 4. Самая молодая участница заключительной части республиканского конкурса педагогического мастерства. Стаж — всего шесть лет. Интересно, как она решилась конкурировать в профессиональных соревнованиях с маститыми педагогами?


Вызов самой себе

— Честно говорю: когда принимала решение об участии в конкурсе, наверное, не до конца понимала, что меня в конце концов ждет и какой же это долгий и изнурительный марафон. Рассуждала примерно так: сначала втянемся в драку, а дальше посмотрим, что из этого получится. Не ожидала, что дойду до суперфинала, — улыбается Александра. — Это был вызов самой себе, хотя первый раз замахнулась на конкурс еще в свой первый год работы по распределению. Директор школы, где я работала, посещала уроки учителей, попала ко мне на урок литературы и предложила именно мне попробовать свои силы. На районном этапе я получила тогда диплом второй степени и на город не прошла, но считаю, что для вчерашней студентки это отличный результат. Финал и суперфинал «Учителя года», которые прошли в сентябре, — лишь вершина айсберга. На самом деле испытания начались еще в ноябре прошлого года. Сначала был районный этап, затем городской, мы очень много работали летом...

В финале, считаю, мне повезло, потому что досталось задание — составить технологическую карту урока по русскому языку. А русский язык мне проектировать всегда проще, потому что есть точные этапы урока, есть разработанная методика, она в принципе универсальна. Это был пятый класс и тема «Заимствованные слова». Ну просто шикарная тема. По этому испытанию у меня был лучший результат в номинации — 87 баллов из 100 возможных. Затем мы тянули предмет, по которому будем проводить урок в незнакомом классе, и тему. Когда я вытащила русскую литературу, выдохнула. Мне достался седьмой класс, баллада «Лесной царь» в переводе Василия Андреевича Жуковского, понятие о художественном переводе. Это была абсолютно моя тема, потому что, когда в августе думала о ночных уроках (а на подготовку конкурсного урока тебе дается всего одна ночь), я скупила все планирование по своему предмету, попыталась вычислить, какие темы могут попасться, ведь это будет третья неделя сентября. У меня была тетрадь с идеями по разным темам, своеобразный конструктор, который можно собрать, так как понимала, что действовать придется стремительно. Когда получила «Лесного царя», подумала: это, наверное, судьба. Знала, что могу взять музыкальную композицию фолк-группы Dzivia «Дикая Охота», где сюжет очень похож. Плюс у меня есть комикс по «Лесному царю», который когда-то нарисовала моя выпускница. Самое сложное было — не спать. Рассуждаю и принимаю решения я в принципе быстро: примерно к восьми вечера план конкурсного урока у меня уже сложился в голове, но директор и администрация моей школы всю ночь помогали готовить вспомогательный материал, резали карточки, ламинировали их. Одному справиться с этим за столь короткое время просто невозможно. Я все время чувствовала их поддержку.

Мне очень повезло, потому что я вытащила небольшое завершенное произведение. А вот у моего коллеги Евгения Есиса был роман Ивана Шамякина «Сердце на ладони» — произведение размером с «Войну и мир». К тому же с младшими школьниками проще, они более откровенны и менее скептичны. С одиннадцатиклассниками мне тоже очень интересно, но если это мои одиннадцатиклассники, которые хорошо меня знают и я могу прогнозировать их реакцию на то, что собираюсь предложить на уроке...

Квантовый скачок

Александра констатирует, что вернуться из конкурсного марафона в ежедневную рутину было непросто. Только после осенних каникул почувствовала, что появились, наконец, силы, чтобы идти дальше... Говорит, что минская команда была чрезвычайно дружной и душевной.

— В шесть утра ежедневно мы сигнализировали друг другу в мессенджерах: «Доброе утро!». Когда стало известно, что я прошла в суперфинал, времени, чтобы отрефлексировать это, совсем не было. Впереди ждала еще одна бессонная ночь, чтобы подготовиться к суперфиналу, который проходил уже на сцене, — рассказывает учительница. — Все-таки увереннее чувствуешь себя в школьном классе, где привычная атмосфера. А тут надо было давать урок на сцене и по теме, которая, честно говорю, озадачила. Когда услышала ее, у меня была совершенно пустая голова, а обычно что-то выстреливает. Плюс ответственность, как мы с моей коллегой представим в суперфинале столицу. Сегодня с уверенностью могу сказать, что конкурс стал для меня квантовым прыжком, ведь я познакомилась с выдающимися педагогами, получила незабываемый опыт, который изменил мой взгляд на профессию и место в ней. Конкурировать пришлось с учителями-методистами, создателями учебных пособий, специалистами, которые имели богатый учительский опыт. Очень ценным было увидеть себя со стороны, услышать, как оценивают меня как педагога настоящие профессионалы.

Может, я вас удивлю, но только участие в Республиканском конкурсе «Учитель года» утвердило окончательно во мнении, что я в школе — на своем месте. Раньше у меня было ощущение, что я здесь не навсегда. Когда мои однокурсники поступали на филфак БГУ, то все говорили, что будем работать где угодно, только не в школе. Признаюсь, что я успела попробовать себя и как редактор (редактировала художественную литературу), была выпускающим редактором журнала по инвестициям, проходила практику в интернет-СМИ, пыталась быть даже маркетологом. Моя специализация на филфаке — литературно-редакционная деятельность. И все варианты, которые давало мое образование, я попробовала. Только после педагогической практики в школе поняла, что мне нравится учить...

Выбор и ответственность

Кстати, решение поступать именно на филологический факультет БГУ Александра приняла ближе к окончанию школы. До 11 класса точно не знала, кем хочет быть. Готовилась ко всему: занималась математикой, английским языком, участвовала в олимпиаде по русскому языку и литературе. «Я отличница, дружу в том числе с точными науками. А когда поняла, что хочу, чтобы моя будущая профессия была связана с искусством слова, решила идти на филфак. Честно говорю, что отец предложил альтернативу, — рассказывает девушка. — Моя мама — учитель русского языка и литературы. Бабушка — мать отца — тоже преподавала всю жизнь русский язык и литературу. И дочь собралась идти на филфак. Папа, наверное, хотел для меня более легкой доли, чем работа в школе. Когда мы с ним разговаривали, то склонялись к финансовому аудиту. Но в нашей семье не принято ограничивать свободу выбора. Подход прост: сама выбрала — сама неси ответственность. Считаю, правильная система. Моя младшая сестра сейчас обучается на втором курсе консерватории и уже тоже дает частные уроки. Вот такая педагогическая династия получилась...»

По распределению Александра пришла работать в минскую школу № 141, где обучалась до девятого класса. После год работала в Лицее № 2, который тоже сама закончила. У нее было в лицее семь десятых классов. Но понятно, что ей интересно работать с детьми разных возрастов, чтобы можно было следить, как они взрослеют. Когда ведешь детей с пятого класса и к выпуску, налаживаются теплые и доверительные отношения, а взаимодействие — более личное. Так оказалась в минской школе № 4 с более чем столетней историей, где работает уже четвертый год. Сейчас у нее три восьмых класса, два одиннадцатых и один седьмой. Школа располагается в памятнике архитектуры на улице Красноармейской, в самом центре столицы. На время капитального ремонта пришлось переехать в другой район города. Все мечтают поскорее вернуться в родные стены, чтобы снова окунуться в историческую атмосферу, где чувствуется душа. Александра уже даже планирует, как заново обустроит свой кабинет, какие портреты писателей на стенах повесить...

— В программе по русской литературе писателей — наших современников — практически нет. А мне хочется, чтобы дети поняли, что писатели были живыми людьми, поэтому я часто рассказываю им басни из их жизни. Например, что у Фета был осел по кличке Некрасов, на котором тот объезжал свои имения. Хочется, чтобы ученики понимали, что литература не закончилась в XIX веке, она живая, современная. Когда говорю им о современной литературе, вижу, что иногда дети не понимают, как литература может быть современной? Мне не нравятся классические портреты писателей. Есть портреты, сделанные как постеры. Хочу разместить в своем кабинете портреты писателей Серебряного века в современной одежде. Например, Владимира Маяковского в косухе. Надеюсь, директор школы меня поддержит...

Речевое мышление 

Интересуемся у учительницы, а как ей удается убедить современных детей в актуальности литературы позапрошлого века.

— Только своим примером. Если ты сам веришь, что это актуально. А детей обмануть невозможно, — констатирует Александра. — Они очень быстро понимают, кто ты такой. Только заходишь в класс, а они через пять минут уже тебя «прочитали». Если же учитель увлечен своим предметом, верит в то, что делает, его увлечение не может не передаться детям.

Я вообще всегда встаю на защиту учеников. Наши дети — умные, глубокие, способные во всем разобраться. Согласна, что роман «Война и мир» пугает своим объемом. На самом деле много важных книг имеют большой объем. Литература не всегда должна быть забавой. Мои ученики «Войну и мир» прочитали. Да, в роман сложно войти, но и в современные книги сложно войти. Например, я только совсем недавно смогла осилить роман Виктора Пелевина «Путешествие в Элевсин». Наконец я наслаждалась чтением, но это была моя пятая попытка понять автора. 

Считаю, что «Мастера и Маргариту» осознанно первый раз прочитала только после окончания филфака, когда ко мне пришел одиннадцатый класс и мне пришлось роман перечитать. Полагаю, что если роман «Война и мир» ты прочитал первый раз в школе, то в зрелом возрасте будет повод его перечитать и найти там новые смыслы.

В моем школьном прошлом я не могла понять, как можно восхищаться Маяковским, а сейчас это один из моих любимых поэтов, к которому обращаюсь в поисках силы, когда своих сил недостаточно. Наверное, всему свое время, но я должна привить детям потребность в чтении литературы, ведь именно читая мы можем безопасно прожить очень много ситуаций и выработать определенные механизмы реагирования. К тому же мышление человека состоит из двух частей: речевой и младенческой. От того, насколько развито у человека речевое мышление, зависит его успешность. Именно его мы и развиваем на уроках языка и литературы.

Я сейчас размышляю над школьной программой по русской литературе. Меня огорчает, что в ней появились произведения в сокращенном виде. Но художественное произведение на то и художественное, что представляет собой целостность. Тот же Лев Толстой говорил: для того, чтобы рассказать, о чем роман «Анна Каренина», нужно рассказать роман «Анна Каренина» слово в слово.

Из-за сокращения текста главная мысль в рассказе Тургенева «Муму» не прослеживается прозрачно. О чем это произведение? Вовсе не о собаке, а о трансформации человека, о том, как Герасим, который был сначала обычной тягловой силой, становится постепенно свободным человеком. И мы с детьми рассуждаем, почему он не мог поступить иначе.

А о чем повесть Александра Грина «Алые паруса». В сокращенном виде произведения нет авторского отступления о том, что власть Артура Грея на корабле была подобна власти Орфея над дикими животными. Сравнение отсутствует, а ведь это целый смысловой слой. На самом деле, «Алые паруса» — очень страшная сказка о человеческом одиночестве. Я рассказываю детям, что Александр Гриневский (настоящая фамилия автора) жил в городке, похожем на Каперну, о которой он рассказывает в своем произведении. И если Грей — это Орфей, спускающийся в ад, чтобы забрать оттуда Эвридику, то повесть начинает играть совсем другими красками. Когда ученики транслируют мне распространенный посыл «жди и дождешься», говорю им, что чудеса надо творить собственными руками…

«Алые паруса» были темой моего урока на городском этапе. Когда я перечитывала повесть, поняла, что воспринимала ее раньше совсем иначе, для меня это была светлая сказка о надежде. А теперь я вижу, что это действительно страшная сказка. Благодаря этому уроку и моей трактовке повести, я прошла с городского на республиканский этап, он лидировал с большим отрывом. Честно говорю, что очень собой гордилась (улыбается. — Авт.). А вот на уроке русского языка перемудрила. И это тоже одно из очень ценных выводов, сделанных на конкурсе, — надо давать ровно столько, сколько у тебя могут взять. Не перегрузить, рассчитать хронометраж, не сделать урок слишком сложным. В 11 классе была тема «Бессоюзное предложение». Это одна из самых сложных тем в синтаксисе, и я очень хотела научить детей, чтобы они поняли, когда нужно ставить двоеточие, а когда — тире. Одним словом, перестаралась...

Читать, анализировать, сопоставлять...

— Обычно, когда планирую урок, начинаю со стержня. Что самое главное должна ученикам дать? Если это урок литературы, то должен быть какой-то один тезис, — продолжает Александра. — С русским языком проще, так как он структурный, системный. Берешь одно явление и строишь вокруг него урок. Урок — это настоящая архитектура. К каждому этапу обязательна цель, ведь если я что-то делаю на уроке, то должна четко понимать, зачем. За время конкурса пришла к выводу, что лучшие уроки — те, что построены из простых составляющих, но данных в правильном порядке.

Когда мои гуманитарии начинают жаловаться, что не понимают математику, я говорю им, что математика — это тот же язык, только язык цифр. А синтаксис не проще математики. Ученикам физико-математического профиля говорю, что язык — точная логическая система: как и математика она имеет свои алгоритмы. Во время учебы я увлекалась старославянским языком, хотя многие сравнивали его с «сопроматом» на технических специальностях. Была единственной студенткой, которой Любовь Иосифовна Соболева поставила зачет автоматом, так как я пришла к ней на консультацию с большим списком вопросов. Потом она была моим научным руководителем, когда я писала диплом на тему языковых универсалий, о том, как грамматика искажает смысл и как происходит манипуляция читательским мнением.

Кстати, первую курсовую работу я посвятила литературной теме, пыталась всех убедить, что Чацкий — не лишний человек, он просто ребенок своего времени. Но меня не поняли. Поэтому с литературой на филфаке я больше не связывалась. А вот на конкурсе «Учитель года» мое описание педагогического опыта было посвящено именно литературе, которую я люблю всей душой.

Одним из предметов международных исследований качества образования является читательская образованность. Она будет исследоваться и в ходе национального мониторинга качества образования, который пройдет в текущем учебном году. Читательские умения, составляющие читательскую образованность, — та тема, с которой я шла на конкурс, — подчеркивает Александра Сакулевич. — Читательская образованность стоит на трех китах: это умение найти информацию в тексте, интерпретировать ее, перевести на свой язык, проанализировать и сопоставить с внетекстовой информацией. Здесь включается критическое мышление.

Прошу учеников читать текст с метками. Когда в седьмом классе читали «Капитанскую дочку», предлагала найти описание Пугачева от разных лиц: как его видит Гринев, как описывает автор, что о нем говорят соратники, как воспринимают официальные власти. И дети понимают, что единого мнения о человеке не существует. Все мнения нужно сопоставлять.

Очень люблю такой прием, как интервью с писателем. Ученики должны ответить на мои вопросы цитатами из стихов, и тогда персоналия оживает. Когда проходим творчество символистов, выписываем слова, сравниваем их разные значения — прямое и переносное, и они видят, как в поэзии происходит приращивание смыслов. Младшие школьники любят рисовать. Они рисуют, как понимают стихи.

Детям всегда говорю, что неправильных ответов на литературе не существует. Мы здесь, чтобы обсуждать и делиться мнениями. Им нравится, что их мнение важно, их слышат. Никто на самом деле не знает, что хотел сказать автор, его здесь нет, и я запрещаю писать в сочинениях, что, например, Тургенев хотел сказать то и то. Приведите мне в таком случае цитату из его дневника, где он пишет, что хотел сказать. Для меня важно, что сам ученик взял из этого произведения...

Случается, дети удивляют своими трактовками. В эпилоге к роману «Война и мир» Толстой объясняет, о чем это произведение. Мы с учениками строим две модели мира: как религиозный человек его воспринимает и как его воспринимаем мы с точки зрения эволюции. Религиозные люди говорят, что мир создал Бог. Задаю свой любимый вопрос: «А кто создал Бога?» И мой ученик говорит:«Люди. Они придумали себе фигуру, на которую можно опираться». А ему всего 16 лет...

Недавно пришел ко мне восьмиклассник, который сказал, что прочитал «Скотный двор» Джорджа Оруэлла. Я поинтересовалась, что он понял. Тот достаточно резонно мне все объяснил и попросил посоветовать, чего можно почитать еще подобного. Задумалась. Решила, будь то «Туманность Андромеды» Ивана Ефремова.

«Чувствую себя Доном Кихотом»

Интересно, что суперфиналистка конкурса «Учитель года» очень не любит штампов и стереотипов, связанных с ее профессией.

— Я очень злюсь, когда говорят, что быть учителем — это призвание, — признается она. — А что вы вкладываете в это слово? Себя невозможно найти — себя нужно создать. Учитель — это прежде всего профессионал. Конечно, есть ряд личностных качеств, необходимых педагогу, обязательное из которых —уважение к детям. Но словом «призвание» заменяют столько всего! А как же глубокое знание предмета, что ты преподаешь, как же постоянное саморазвитие, знание психологии, методики преподавания. Мне кажется, миф, что учитель — это призвание, очень вредит нашей профессии. Говорю это и чувствую себя Доном Кихотом, мчащимся на мельницы. Но об этом надо говорить.

Еще один стереотип: учитель — профессия круглосуточная, невозможно выйти из школы и закрыть за собой дверь. Их можно и нужно закрывать, иначе не избежать профессионального выгорания, истощения и апатии. Нужно устанавливать себе рабочий график, мы не можем работать по 14 часов в сутки. В книге по психологии я нашла очень меткое сравнение жизни с аквариумом. Наша работа — вода, которая заполняет все свободное пространство в аквариуме. А наша личность — это песок, рыбы, ракушки, все, что ты туда положишь. И нужно положить как можно больше, чтобы тебя было как можно больше. А если не ты займешь пространство, то ее займет твоя работа.

 

У меня сейчас есть исключительно рабочий ноутбук, который мне вручили в качестве приза по итогам конкурса. И за ним я только работаю, а есть моя домашняя техника. Я не несу тетради учеников домой, а проверяю их в школе. К этому, кстати, меня приучил вынужденный переезд, связанный с капитальным ремонтом нашей школы. Мне с моим ростом 156 сантиметров пришлось бы через весь город тащить стопки тетрадей. Моя мать, учительница, живет рядом со школой, где работает, и ей проще взять эту работу домой. Но и мамочка находит время для себя: она посещает театры, любит выпить кофе в красивом месте. Это важные радости, о которых не стоит забывать в ежедневной рутине.

У меня раньше тоже было правило — хоть раз в месяц посещать театры. Очень люблю театр оперы и балета. Но из-за участия в конкурсе это правило стало нарушать. Нужно снова все восстанавливать. В свободное время люблю читать. Ну не может быть сапожник в порванных сапогах, надо же разбираться и в современной литературе. Сейчас читаю очень важную для меня, но сложную книгу Салмана Рушди (это британский писатель индийского происхождения) «Джозеф Антон». В общем, моя любимая книга — та, которую я читаю в данный момент. А я люблю читать сложные книги, это для меня лучший отдых. В метро провожу много времени по дороге на работу и обратно, и там меня выручает электронная книга. Из классической литературы любимый писатель — Иван Тургенев, а любимый герой — Базаров. Любимое стихотворное произведение — стихотворение Роберта Рождественского «Не убий!». Это мой своеобразный девиз по жизни.

Люблю бегать по вечерам. Живу рядом с лесопарком. Три круга среди сосен — и голова чистая. Если есть свободное время, могу пойти в бассейн, встретиться с друзьями. Самое ценное, что есть в нашей жизни, — это близкие люди. А времени никогда не будет хватать, поэтому его нужно планировать.

Интересуемся, а какие цели ставит сегодня перед собой обладательница звания «Отличник образования». Заметим, что отличником она стала в 28 лет. Неплохой результат участия в конкурсе.

— У меня есть планы по научной деятельности: хотела бы поступить в аспирантуру и написать диссертацию на тему методики преподавания литературы. Ученая степень может позволить мне самой вводить в оборот нужные сроки, а не искать, на кого же я могу сослаться, — отвечает Александра. — Еще приучаю себя писать каждый день. Хочу написать книгу, и не одну. Именно желание быть ближе к писательству и подтолкнуло меня к поступлению на филфак. Летом у меня родился интересный сюжет. Нужно только сесть и писать. А что я буду потом делать с написанным, разберусь (смеется. — Авт). Сначала нужно написать...

Напоследок задаем провокационный вопрос. Осмелилась бы Александра принять участие в республиканском конкурсе «Учитель года Республики Беларусь» еще раз, ведь все-таки главное звание ей не покорилось? «Я полностью довольна результатом, — уверенно говорит суперфиналистка. — Очень много приобрела, участвуя в конкурсе. Правда, мои ученики огорчились, что главный „Хрустальный журавль“ достался не мне. У меня было много съемок перед награждением, как и у Сергея Шаминского, и они надеялись, что победительницей буду я. Встречали в фойе Дворца Республики. Это было очень трогательно. В общем, самое ценное для меня в педагогике — момент озарения, который приходит к моим ученикам. Я вижу по их лицам, как это происходит. Кажется, что сейчас дымок пойдет из головы. Больше всего люблю такие моменты в своей работе.

Когда решила участвовать в конкурсе, то якобы взяла ответственность за свое решение стать учителем. Наконец начала говорить о себе с гордостью, что я — особенный человек, я — школьный учитель, который знает многое из того, чего не знают даже родители о своих детях. Профессия учителя мне очень много дала в плане личностного роста, как и участие в конкурсе».

Надежда НИКОЛАЕВА

Фото Елизаветы ГОЛОД

Выбор редакции

Экология

В Беларуси построят 30 региональных мусороперерабатывающих заводов

В Беларуси построят 30 региональных мусороперерабатывающих заводов

Общая площадь свалок в Беларуси занимает около 4 тысяч гектаров.

Культура

Чем в этом году будет примечателен фестиваль песни и поэзии в Молодечно?

Чем в этом году будет примечателен фестиваль песни и поэзии в Молодечно?

Организаторы и участники праздника уверяют — найти себе отдых по душе сможет каждый.

Общество

Ирина Довгало: Семья для белорусов остается высшей ценностью

Ирина Довгало: Семья для белорусов остается высшей ценностью

«Семья закладывает в человеке мораль, способность справляться с испытаниями, потенциал для развития, она обучает любви, самопожертвованию, культуре».

Здароўе

В мире каждый второй больной диабетом не знает, что он... больной

В мире каждый второй больной диабетом не знает, что он... больной

В государстве уделяется большое внимание как лечению заболевания, так и контролю.