Вы здесь

Пришла и говорю. История одного брака


Они стояли, подняв головы вверх, и махали рукой. Он сжимал ладонь другой её руки, попеременно бросая взгляд то на женщину, то вверх. Взгляд был пропитан любовью. 


Фото: pexels.com

Я подняла глаза вверх — в окошке школы стояла маленькая девочка. Я ещё крепче сжала ладошку дочки, ещё раз посмотрела на них и скрылась за дверями школы.

Эта картина повторялась каждое утро. Я вела дочку в школу, они стояли вдвоём, держась за руки, и махали своей малышке. Я видела их раньше во дворе родительского дома. Каждый раз — такие же взгляды друг на друга, ласковая речь. Они меня злили. Я, как истинная женщина, находила миллион недостатков в их внешности: от волос до одежды. Все для того, чтобы не замечать самого важного. 

Я давно забыла про эту пару. Во дворе родительского дома они мне больше не встречались. И тут — снова. Наши дети попали в один класс. Она не обладала красотой: тяжёлое телосложение, простые черты лица, не уложенные волосы и неброская одежда. Он был щуплый, невысокого роста, волосы редели. Обычная семейная пара — такие растворяются в толпе, как только ты упускаешь их из вида. При этом от них исходила невероятная красота. Другая. Красота любви. 

Раньше я была не столь мудра и наблюдательна. Мне были присущи стандартные черты: осудить, покритиковать, порой обесценить и не разбираться в ситуации. Позже я научилась глубже чувствовать, больше думать и замечать незаметное (простите за тавтологию). Но самое важное — научилась быть честной с собой, хоть порой это было и весьма больно.

Увидев эту пару снова, я почувствовала знакомую злость. Они меня раздражали. Разница с прошлым была в том, что на этот раз я чётко знала: это не они тебя злят, ты сама — источник этого чувства.

Теперь каждый раз, вышагивая с дочкой в школу, я встречаюсь с ними. Они стали напоминанием о моей боли. А ещё — примером, что даже спустя десять лет брака любовь живёт. А она живёт. Можно обмануть на словах, но глаза — они всегда говорят правду. 

История моего брака закончилась шесть лет назад. В рассказе о юношеской любви, переросшей в семью, была поставлена точка. Сменялись поры года, бежали годы... Новые романы, события, красивые ухаживания, беспечные поступки, пустые слова. Параллельно с личной жизнью — карьера. Ежечасный труд везде и во всём. Чем больше менялась я, тем плотнее нарастала кожа, защищавшая душу. Через неё всё сложнее проникали мужская любовь, эгоизм и обман. Становилось комфортно и спокойно. Я ставила знак равенства между «тебя не ранят» и «ты счастлива». Идеальный самообман. Сладкий, убаюкивающий. Иногда «броня» слетала, обнажая хрупкое тело, через которое светилась душа. Наступал опасный момент: продолжать сбрасывать с себя толстые лоскуты или вновь залатывать их. 

Говорят, что лучше попробовать, чем жалеть об упущенном. Возможно. А возможно — и нет. Я пробовала и пробую. Дозированно. Немного мужской подход: берёшь то, что нужно, и уходишь, чтобы не привыкать и не чувствовать. 

Еще говорят, что сегодня — время одиночества. Комфортного одиночества. Взаимоотношений, когда тебе хорошо с самим собой. Не нужно строить никаких отношений. Встретились, провели отлично время, разошлись. Попахивает цинизмом? Немного. Но здесь нет опасности привыкнуть к человеку, полюбить и потом... вдруг, если все-таки не получится... надломать душу. 

А потом вселенная смотрит на тебя, такую умную, улыбается и посылает человека, который готов на всё для тебя. Который любит и делает. Не бросает слова в пустоту, а действует. И ты снова чувствуешь, как частицы защитной «брони» сыплются на землю, оголяя тело. И что-то тёплое проникает в твоё сердце. При этом ты молодец, ты держишься: продолжаешь сомневаться и убеждать себя, что тебе это не нужно... Или нужно? И все эти вопросы вихрем проносятся сквозь тебя. 

Проходит еще немного времени. И вот ты уже, почти обнажённая, стоишь посреди города, боясь ошибиться и так явно жаждая попробовать снова.

Анна ЧИЖ-ЛИТАШ

Выбор редакции

Политика

Действительно ли планете грозит демографический коллапс, и кому он нужен?

Действительно ли планете грозит демографический коллапс, и кому он нужен?

Об этом мы говорили с Кириллом КОКТЫШЕМ, доктором политических наук, профессором кафедры политической теории МГИМО МИД России.

Культура

Анисимов: Без обращения к национальным традициям не случилось бы нашей работы над симфонической музыкой белорусских композиторов

Анисимов: Без обращения к национальным традициям не случилось бы нашей работы над симфонической музыкой белорусских композиторов

В беседе с главным дирижером симфонического оркестра — о магии музыки и влиянии искусства на человека.