Вы здесь

Пациенты центра помощи жертвам ДТП о жизни вопреки обстоятельствам


Проснуться утром, умыться, позавтракать и принять таблетки, а затем заниматься несколько часов на домашних тренажерах, разрабатывая непослушные руки или ноги, — через невыносимую боль, от которой из глаз катятся слезы, не жалея себя. Из других доступных занятий — выезд во двор на инвалидной коляске, фильм, книга или игра на компьютере. А завтра все повторить снова... Ежегодно в Беларуси происходит более трех тысяч ДТП, в которых погибает около 450 человек, а более трех тысяч получают травмы. К сожалению, многим из них никогда не удастся восстановиться полностью. Таких людей не увидишь на улице или в магазине, они прикованы к постели или инвалидной коляске.​


В 2019 году в агрогородке Лесной под Минском был открыт Центр помощи жертвам ДТП. Его цель — помочь пациентам в коме или вегетативном состоянии достичь хотя бы минимального прогресса, улучшить качество жизни, а также научить близких ежедневному уходу без ущерба для собственного здоровья. Здесь принимают и пациентов, получивших травмы несколько десятилетий назад, и тех, кто только начал восстанавливаться. А главное — дают надежду, что восстановление возможно. Медики являются свидетелями реальных историй, когда пациенты и близкие с их помощью сделали, казалось бы, невозможное.

«Врачи давали мне сутки-двое»

День, разделивший жизнь 32-летней жительницы Клецка Виты на «до» и «после», — 13 июня 2022 года.

— С пятилетней дочкой я поехала в Копыль к своей матери, была за рулем. Когда возвращались, у Саши упала игрушка и она попросила меня поднять. Я отстегнула ремень и наклонилась. Последнее, что помню: когда подняла голову, увидела, что машина вылетела с дороги. 

Я не успела ничего сделать. Как мне рассказали впоследствии, в кювете машина много раз перевернулась и остановилась на крыше. Меня выбросило через лобовое стекло. Саша была в детском кресле, она не пострадала, даже смогла выбраться из машины, нашла меня в поле. Потом остановились другие водители — два парня, вызвали «скорую».

Очнулась на вторые сутки после операции в Слуцке, это была ближайшая больница, куда были шансы довезти меня живой. У меня были переломы 5-го и 6-го позвонков, сжимание и ушиб спинного мозга, перелом лопатки, ребер, открытая травма грудной клетки. 

Были сильно повреждены легкие, и медики прежде всего боролись не за руки-ноги, а за легкие, так как я не могла самостоятельно дышать. Врачи мне давали сутки-максимум двое-так и сказали близким, что мне осталось немного... Я, когда очнулась, сама поняла, что все: не шевелятся ни руки, ни ноги. Но первые мысли были о дочери — я помнила, что была с ней. Когда сказали, что с ней все хорошо, мне тоже стало хорошо.

Вопреки прогнозам Вита прожила и сутки, и двое. Ее перевезли в областную больницу, где в нейрореанимации молодая женщина провела несколько месяцев.

— Я не позволяла себе раскисать даже в реанимации, врачи называли меня чемпионом. Не плакала, умирать не собиралась, хотелось жить и восстановиться. Какой смысл плакать? Нужно бороться и надеяться на лучшее. Никто в этой ситуации тебе не поможет, если не ты сам.

Сегодня рядом с женщиной муж, свекровь, мать, дочь, подруги. Дома ей постоянно требуются помощники, несмотря на то, что благодаря курсам реабилитации и ежедневным самостоятельным занятиям удалось частично восстановить двигательность рук и укрепить мышцы. Сегодня она может самостоятельно держать бутылку с водой и даже поесть — существенный прогресс для человека, у которого тело было полностью неподвижным.

Ближайшая цель — научиться самостоятельно садиться. Для этого нужно максимально укрепить спину и руки. Центр помощи жертвам ДТП-очередной этап реабилитации, который позволит приблизиться к желаемой цели.

— Есть ли шансы восстановить ноги? Если в это верить, то есть. Мне вообще шансов на жизнь не давали — не то, что смогу быть в сознании, самостоятельно есть и общаться. Если веришь, то все получится, — уверена Вита.

«Я сработал как подушка для остальных пассажиров»

Такая же цель — однажды встать с коляски — и у 30-летнего Александра из Борисовского района. Совершенно спокойно, как обычный день, он вспоминает 24 июля 2022 года.

— Был на работе в Карелии, городе Сортовала. Выходной, ночью возвращался с дискотеки-пешком пройти нужно было 20 километров. Проголосовал, остановилась машина. Людей в ней не знал, как и то, что водитель оказался в подпитии. Он не справился с управлением, врезался в скалу, слетели в обрыв. Все остались живы, с незначительными повреждениями. Нас сзади сидело четверо, и я сработал как подушка для остальных пассажиров.

Я пришел в себя, когда меня грузили в вертолет. Из Сортавалы за 500 километров доставили в Петрозаводск, где в одной из лучших клиник России сделали операцию.

Были повреждены четыре позвонка, на голове наложили 18 швов... Утром после операции пришел в себя. Зашел доктор, трогает за ногу, а я ничего не чувствую, он говорит: «Странно». Потом я сам начал трогать и понял, что половину тела не чувствую. Но никаких плохих мыслей не было ни тогда, ни до этого дня. Я остался таким, каким был до аварии, — никогда не унываю.

Из Петрозаводска через девять дней Александра перевезли на родину, в Борисов. Там полтора месяца он провел в отделении травматологии.

— Хирург в Петрозаводске давал 80%, что я буду ходить, но не раньше, чем через год, так как поврежден спинной мозг. В Борисове матери сказали, что сын никогда не будет прежним, — вспоминает мужчина.

Сегодня за Александром ухаживает мать-пенсионерка, которая сама несколько лет назад перенесла инсульт. Живет семья в деревне, в частном доме, на пенсию матери и Александра по инвалидности. Причем зимой пенсия мужчины полностью уходит на оплату отопления — в доме установлен электрокотел.

Деревенский дом не рассчитан на инвалида — передвигаться по нему на коляске мужчина не может, много порогов. Да и из-за пролежней перемещаться в коляску пока нежелательно.

— Год назад я поехал на реабилитацию, но через четыре дня меня отправили в Борисов с воспалением легких. Началось заражение крови, я умирал. По 12 часов мне капали антибиотики, переливали кровь, плазму. Появились пролежни.

Но мужчина не сдается. Каждый день у него обязательные занятия.

— За три месяца я свое состояние самостоятельно намного улучшил. До этого не мог повернуться, открыть пробку. К потолку у меня прикручены резинки, перекладины, рядом с кроватью — скамейка, на которую можно садиться, — своеобразный спортзал.

В планах — убрать пороги и построить навес во дворе, чтобы мужчина на коляске мог выезжать на улицу. Еще более амбициозная цель — встать на ноги.

— Мне 30 лет, я только собирался заводить семью, меня ценили как специалиста на работе. Только начало все получаться, как случилась авария... Я ни разу не заплакал и не загрустил, все время на позитиве. Но сегодня реальность такова, что без матери я никто. Поэтому выбора нет: надо вставать.

«Паллиатив — это не предморговое отделение»

То, что улучшить состояние любого пациента можно, уверена и Ирина Сидоренко, врач-терапевт (заведующий) отделения паллиативной медицинской помощи с центром помощи жертвам ДТП Минской областной клинической больницы инвалидов ВОВ, главный внештатный специалист по паллиативной помощи Минской области. Их восстановление происходит с ее непосредственным участием. Герой одной из самых вдохновляющих историй-19-летний молодечненец Павел Воронин. 

В центре он побывал уже трижды.

— Первый раз пациент поступил к нам в состоянии комы. Тогда он только закончил лечение в реанимации. На сегодня он инвалид-колясочник. Понимает обращенный к нему разговор, самостоятельно ест, может складывать слова, считает, различает цвета, играет в игры на компьютере. Когда видишь такой результат своей работы, это трогает до слез. Никогда не знаешь, чем закончится та или иная история, иногда она оказывается совсем не грустная, — говорит Ирина Петровна.

Конечно, большинство историй здесь совсем другие. Много пациентов поступает в состоянии комы и в вегетативном состоянии. И цель работы центра — улучшить качество жизни каждого из них. Если это кома — сделать так, чтобы человек был в сознании.

Почти все пациенты приезжают с близкими, так как самостоятельно себя не обслуживают. Родственников здесь учат уходу: Как правильно делать повороты в постели для профилактики пролежней, своевременной смене подгузников, кормлению, присаживанию в постели. Для близких, которые забирают такого больного из реанимации и вынуждены заботиться о нем самостоятельно, такие навыки — настоящее спасение.

Пока в центре, который является частью паллиативного отделения госпиталя ветеранов ВОВ, всего пять палат на шесть коек. Если бы в перспективе он стал полноценным центром со своим штатом узких профильных специалистов, в частности врачом паллиативной помощи, неврологом, логопедом, психологом, то вдохновляющих историй было бы намного больше. Для этого следует менять и отношение к паллиативу.

— Паллиатив — это не предморговое отделение. Мы можем реально улучшить качество жизни пациента, не только в вегетативном состоянии или коме, но и тех, у кого уровень сознания сохранен, кто может сидеть и передвигаться на коляске. Это такие же полноправные члены общества и любимые кем-то люди, — говорит Ирина Сидоренко.

«Сила человека проверяется в экстренных ситуациях»

В героях этого материала впечатляет прежде всего их сила. От них не услышите пессимистических мыслей, жалости к себе и точно не увидите слез — только настроение победить. Об этом рассуждаем с настоятелем Свято-Троицкого прихода агрогородка Лесной в честь Святой Живоначальной Троицы протоиереем Андреем Крутелевым. С госпиталем ветеранов войны он сотрудничает давно, с 1996 года, когда был назначен настоятелем. Сейчас под духовным присмотром находятся и пациенты Центра помощи жертвам ДТП.

— Сила человека проверяется в экстренных ситуациях. Если в жизни все хорошо, он живет в достатке, на своих ногах и своим умом, нельзя сказать, силен ли это человек. В экстренных ситуациях — в тюрьме, концлагере, во время болезни, войны — проявляется наше настоящее Я, — говорит отец Андрей. — Если человек получил инвалидность и достойно несет свой крест, по законам нашей веры его ждет венец в той, вечной, жизни, ведь он здесь выстрадал все, не сломался, не озлобился на людей и жизнь. Я всегда обращаю внимание на близких — матерей, жен, мужей. Важно, чтобы у них хватило терпения вынести этот тяжелый крест — страдания близкого человека. Всегда хвалю, что не отказались, не бросили — это действительно подвиг.

Отец Андрей рад, что в последние годы начали обращать намного больше внимания на людей с инвалидностью.

— Это большое дело, что наше общество повернулось к таким страждущим людям. Чаще всего человек так считает: пока меня не касается, я об этом не думаю, коснется — буду думать. Все-таки мы, здоровые, должны заботиться об этих людях.

Елена КРАВЕЦ

Фото автора

Выбор редакции

Культура

Стасья Корсак: «Оставайтесь индивидуальными»

Стасья Корсак: «Оставайтесь индивидуальными»

Юная артистка, которая органично преподносит себя в разных образах и жанрах.

Экология

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Три месяца сплошной жары нам не обещают