Вы здесь

Кирилл Халецкий: «Мой дебют откроет возможности для других молодых кинематографистов»


Несмотря на юный возраст, он является автором двух фильмов, которые снял за собственные средства еще во время учебы в Белорусской академии искусств. Молодой человек обратил на себя внимание специалистов и был отмечен президентской стипендией. Получил распределение на «Беларусьфильм», где была создана студия молодежного кино «Смолка». Но можно долго ходить в статусе режиссера, который «подает надежды», без возможности снять полнометражную картину. А у Кирилла такая возможность появилась уже через полгода работы на студии: пройдя через конкурс сценариев, организованный Министерством культуры, он получил право на полнометражный дебют. Работа над фильмом «Киношники» идет полным ходом. Идея фильма, который должен быть снят в жанре комедии, заключается в том, чтобы показать ту сторону существования киноиндустрии, что всегда остается для зрителя «за кадром». А главный герой картины — молодой человек, мечтающий снимать кино... С режиссером «Киношников» — наш разговор о мечтах и их воплощении в реальность.


— Вы снимали кино, когда учились в Академии искусств. Насколько важна для молодого режиссера школа? Ведь есть в мире такие истории, когда человек решил: «Хочу снимать кино», — и стал его снимать...

— Это, наверное, проблема современной молодежи, для которой определиться с будущей профессией не так просто: некоторые о ней не думают вплоть до окончания школы, что не очень хорошо. Человек не знает, куда пойти учиться дальше, и выбор учебного заведения, куда он поступает, определяет проходной балл. А потом оказывается, что это совсем не то, чем он хотел бы заниматься всю жизнь. Потеря времени. Еще с детства я понимал, что мне хочется заниматься творчеством. У меня было несколько стадий осознания этого. Сначала хотел быть клоуном, потом понял, что интересно быть актером. Занимался в киношколе актерской подготовкой. А где-то в классе девятом переключился на режиссуру, так как понял, что актер из меня так себе, а вот за кадром мне нравится гораздо больше: думать, как что-то сделать, что нужно, чтобы получилось лучше и интереснее. И еще есть работа над сценарием — важный момент, который меня очень увлекает.

Но я не знал, куда пойти с такими желаниями. Поэтому хочу сказать спасибо своему отцу, который отправил меня на подготовительные курсы по режиссуре при Белорусской академии искусств, где занимался два года. Программа рассчитана на один год, но я ходил весь 10-й класс и весь 11-й: на случай, если вдруг в 10-м пойму, что это не мое, надо оставить возможность подумать. Но я еще больше убедился в решении, что именно это мне нужно.

— На том этапе все обычно думают: главное — поступить, а там как пойдет...

— Самое главное, что делает Академия искусств, — ломит твои ожидания, погружает в реальность. Когда поступали, мы все были Тарантино, Спилберги, Тарковские. Охотно рассуждали об искусстве, о режиссуре. Но уже первый семестр показывает, кто есть кто. Когда принимаешь реальность, где ты особо не нужен, а твои взгляды не слишком оригинальны по сравнению со взглядами других людей, но все равно ты полон решимости существовать в том мире, тогда есть шанс. Многие «сливаются» на данном этапе. То есть, люди чувствуют, что их не понимают, что все сложно, — им становится не интересно. Многие все же заканчивают академию, но в итоге не становятся режиссерами.

— У кого из преподавателей лучше всего получилось «заземлить» ваши мечты?

— Мастер курса Валерий Михайлович Горовой практически сразу дал понять, что не имеют никакого значения наши желания и наработки, которые мы имели до своих 17-18 лет. Когда-то при поступлении во Всероссийский государственный университет кинематографии, например, отдавали предпочтение людям с жизненным опытом, с какой-то своей философией. Сейчас все упростилось. Получается: школа закончилась, надо поступать, а какое у тебя жизненное достояние? Первая любовь, какие-то подростковые переживания. И ты об этом хочешь снимать кино?.. Нашему мастеру курса на тот момент был 71 год, опытный режиссер, 45 лет отработавший на белорусском телевидении, снял много документальных передач. Поэтому он начал нас, скажем так, «ломать». Это важный момент, потому что мы поступали на специальность «Режиссер кино и телевидения». Но нам сразу сказали, что белорусское кино переживает сложный этап своего развития, поэтому у нас есть перспектива работать на телевидении. Только телевидение в большей степени подразумевает актуальность, там ценится документальность. А кино все-таки — о творчестве.

В свободное от занятий время я дополнительно для себя изучал литературу по кино, по написанию сценариев. Смотрел много фильмов — это, наверное, важный вариант учебы, когда сам анализируешь кино: как оно сделано, как работает? Когда выходишь из академии и не умеешь думать, тогда, скорее всего, ты не на ту «улицу» пришел. Ведь даже при изучении работы режиссеров телевидения студенты делают курсовые работы, среди которых клип, репортаж, зарисовка, документальный фильм и короткометражный. Итоговый — дипломный проект — на выбор автора. Можно его специально снять, а можно выбрать лучшую работу за время учебы. Все идет от самого человека. Можно и чисто ради «птички» отучиться, но в чем тогда смысл?

— О чем был ваш дипломный фильм?

— Я защищал диплом фильмом «Дорога». Снял его после второго курса летом 2021 года как фестивальное кино. Это был дебютный короткометражный фильм. В академии искусств лента очень понравилась. Она «прошлась» по крупным фестивалям, я получил много отзывов. А сегодня студенты Академии искусств разбирают «Дорогу» на уроках по монтажу. Пожалуй, в простоте этой ленты есть особенность — фильм же сделан без слов, история довольно понятна. Но зрители могут по-своему формулировать ее смыслы. Однажды я сделал неправильно, это было на фестивале Mоsсоw Shоrts. Зал на тысячу мест был полностью заполнен, я вышел на сцену, и меня попросили объяснить, о чем кино. Зря я так сделал! Ведь до этого момента каждый из тысячи зрителей мыслил по-своему. А я объяснил — и люди автоматически забыли тот смысл, который увидели они сами. Не стоит объяснять свое кино: а вдруг зрители трактуют иначе? Ведь я закладывал более простые смыслы, чем те, что потом озвучили люди. Когда мне рассказывают мое кино, часто получаю шок: неужели я такое придумал?

— А какие фильмы вы смотрели, кого из режиссеров выделяли для себя?

— Здесь, наверное, как с литературой. Когда в школе нас заставляют что-то читать, нам не очень нравится. Например, нужно прочитать «Войну и мир», четыре тома. Подростку хочется поиграть, а он должен осиливать грандиозный роман — с каким чувством он будет его читать?.. Но с возрастом сам приходишь к тому, чтобы прочитать, потому что это интересно. Так же и с фильмами. Сначала в Академии нам настоятельно советовали, что обязательно надо посмотреть, — и не было никакого удовольствия. А потом, когда сам понимаешь и чувствуешь нужду, становится интересно. Например, я до сих пор не смотрел «Иронию судьбы», считаю, что мне рано смотреть этот фильм, могу его еще не понять. Но сам для себя в какой-то момент начал изучать творчество Тарковского, Феллини. Случайно наткнулся на фильмы Робера Брессона, французского кинорежиссера. Мне кажется, что встреча с ними стала для меня ключевой. Я увлекся его творчеством, старался понять его философию, она мне оказалась близкой. Это как раз и отразилось на короткометражном фильме «Дорога». Но теперь я понимаю, что нужно больше смотреть в сторону того, что понятно белорусам. Европейская культура кино — классная. Но нашему (да и российскому) зрителю она может быть не совсем близка. Поэтому стараюсь сейчас больше смотреть русское кино — современные, актуальные фильмы, дебюты молодых кинематографистов.

Важный момент, который касался старта работы над фильмом, открыла мне лекция московского продюсера Алексея Петрухина. Он сказал, что сначала нужно определить: мы делаем искусство или бизнес. Если мы делаем искусство, то все должно быть просто «вау!». Но надо понимать, что продать это будет сложно. А если мы делаем бизнес, то сценарий должен быть более простой, нужна пара-тройка суперактеров — и тогда мы спокойно продаем картину.

Наверное, дебютный полнометражный фильм должен в первую очередь идти изнутри: что бы мне хотелось показать? Нужно заявить о себе в киномире. Да, есть исключения, например, Квентин Тарантино — человек, который вообще не имел отношения к кино и вдруг начал снимать. Он начинал делать не бизнес, а искусство, и впоследствии оно понравилось людям. Вот поэтому я для себя условно определил: пять фильмов нужно делать для зрителей, а один для себя.

— Вы оптимистично смотрите в будущее. Потому что вот появился шанс снять кино, но как пойдет дальше — непонятно...

— Да, это как рулетка. Даже во время съемок «Киношников» уже начались разговоры: а что я буду делать дальше? Какие сценарии у меня есть еще? Как я понимаю, мой дебют откроет возможности для других молодых кинематографистов. Поэтому очень большие ставки на фильм «Киношники». Если мы покажем, что молодые могут делать хорошее кино, снимать дебютные фильмы станет проще. Если же молодые провалятся, следующий дебют может случиться нескоро. Поэтому мой фильм — своеобразный портал для выхода к зрителю молодых кинематографистов. Наверное, до создания студии молодежного кино на «Беларусьфильме» к молодым относились скептически, а сейчас есть возможность понять, что они могут делать кино. Я настаиваю на том, что опыт и молодость вместе дают хороший результат.

— Каково соотношение опыта и молодости в вашей съемочной группе?

— За административные вопросы и более глобальные (как художественная часть) отвечают опытные специалисты. А что касается творчества и полета мысли — это в большей степени зона ответственности молодых.

Итоговый сценарий сложился благодаря нашему сотрудничеству со сценаристом из Москвы Константином Бакуниным, который уже имел опыт работы над фильмами. Мне хотелось, чтобы команда, участвующая в съемках, была молодой, имела общий взгляд — современный, актуальный. Наш оператор Владимир Козиятко в этом году окончил Всероссийский государственный университет кинематографии — для него это тоже дебют. Есть и другие специалисты, которые дебютируют в художественном кино. Например, звукорежиссер Анастасия Панасевич, выпускница Белорусской академии искусств. Музыку к фильму также написали молодые ребята. Есть у нас люди с богатым профессиональным багажом, как художник-постановщик Игорь Хруцкий. У нас молодость и опыт соединились органично.

— Изменились ли ваши представления о профессии после того, как прошли съемки?

— Я понял, что быть режиссером — это образ жизни, образ мышления, и так семь дней в неделю. Например, я сначала думал, что буду снимать в будни, а в выходные — отдыхать. Ничего подобного! В выходные у меня идет другая работа — анализирую то, что мы наснимали в будни. Думаю, как это монтировать, что будем снимать дальше. Кто-то считает, что это же не руками работать, а головой. Но вообще интеллектуальный труд не просто так ценится больше, чем физический. Правда, иногда хочется выключить голову и немного поработать руками. Для этого есть дача, огороды.

— Трудно представить. Обычно молодых людей сложно вытащить на огороды...

— Известно, что на студии я режиссер, а дома — сын и внук, от которого ждут помощи. Но в семье меня очень поддерживают: близким интересно то, чем я занимаюсь. И что меня поразило: как только сын стал режиссером, все родные сразу же готовы пойти в актеры! Несколько раз я даже попробовал, но все же отдаю предпочтение профессионалам.

— Многие режиссеры делают «фишку» из того, что снимают непрофессиональных актеров.

— Это, наверное, больше касается авторского кино — там любят, чтобы было ближе к жизни. «Дорога» — практически немое кино, мне было неважно, как мои актеры общались, я учитывал в основном внешние данные, а для этого достаточно было фотографий. Но для съемок в полнометражном кино нужно учитывать много факторов: и внешность, и харизму. В каких-то моментах при выборе актеров для фильма «Киношники» мы попадали в образ на сто процентов. А кого-то испытывали очень долго, вплоть до съемок. Есть такое понятие как «попасть в героя».

— До недавнего времени в белорусском кино стремились снимать российских звезд, чтобы привлечь более широкую зрительскую аудиторию. Вам приходилось о том думать?

— Это то, с чего мы начинали. Потому что думали о возможности выйти на более широкий рынок, что позволило бы фильму охватить гораздо большую аудиторию. Участие известных актеров, соответственно, влияет на рейтинги фильма и продажи. Меня пытались убедить, что это не имеет значения, главное — сама история. Но начинаю рассуждать как зритель: если есть известная личность в трейлере — то, скорее всего, я посмотрю фильм. А если зритель никого из актеров не знает, ему уже не так интересно. Поэтому у нас было желание привлечь российских артистов. Меня подкупило, что даже знаменитым актерам очень понравился наш сценарий. Правда, из-за разных обстоятельств либо сценарий менялся (аж 12 раз), либо история менялась, либо возникали другие причины, и на каких-то этапах нам приходилось менять актеров. В окончательном варианте мы решили собрать белорусский актерский состав, но с главной звездой нашего фильма — Юрием Стояновым. Я сразу говорил, что вершителя судьбы нашего главного героя должен играть очень известный актер, имеющий вес в мире кино. Он же решит и судьбу нашего фильма. Сначала мы рассматривали на эту роль Федора Бондарчука, потом думали об Андрее Мерзликине либо о Юрии Колокольникове. Но остановились на Стоянове. С Юрием Николаевичем все сняли просто классно. В нашем фильме он играет самого себя. Мне очень понравилось, что он не играл комедию, а показал правду жизни и какую-то внутреннюю боль — он появляется в кульминации фильма как учитель, определяющий дальнейший путь героя.

— Какой видится аудитория фильма?

— Мы нацелены на широкую аудиторию. Даже на этапе написания сценария я думал над тем, какая будет стратегия продвижения ленты, потому что сегодня много зависит от рекламы. Мало того, что нужно снять фильм, его еще необходимо правильно презентовать зрителю. Мне показалось, возрастное ограничение «12+», а также жанр — летняя семейная комедия — могут заинтересовать более широкую аудиторию. Сама тема — фильм о кино, о происходящем «за кадром», на мой взгляд, может вызвать интерес. Да, у нас поднимаются актуальные молодежные темы, такие как искусственный интеллект, социальные сети. А также есть темы, которые будут понятны более взрослому зрителю: мы даем отсылки к мировой классике, несколько персонажей представляет старую «Киношную» школу. Во время съемок общее настроение группы было легкое, веселое и радостное. Надеюсь, что это все отразится и на окончательном варианте картины. Некоторые говорят, что если смешно во время съемок комедии, то потом зрителю будет не смешно. Не знаю, с чем это связано. Но мы на площадке все время что-то додумывали. Я дал актерам полную свободу, просил, пусть если они придумают что-то интересное, то обязательно мне об этом скажут, и мы вместе обсудим. Когда идея вписывалась в контекст персонажа или сцены, мы ее использовали. Таких моментов было много. Юмор рождался на площадке. Уже во время съемок я понял: один фильм закладывается в сценарий, на съемках получается другой, а во время монтажа я, скорее всего, буду снова что-то менять. Как говорил Тарковский: если хотя бы часть первоначального замысла удается реализовать в фильме, — это большой успех. Ведь всегда есть какие-то поправки: из-за погоды, по локациям, по костюмам, по актерам...

— Если вы прошли через конкурс, то съемки должны быть полностью обеспечены финансово. Но можно ли просчитать все наперед?

— Когда только пишется сценарий, идет полет фантазии, не думаешь о чем-то материальном. У меня как у молодого режиссера не было понимания, сколько это стоит. И когда к нам присоединилась более опытная часть группы, мы начали считать финансы. Подавали проект с расчетом на определенную сумму, но потом оказалось, что для полного воплощения данного сценария нужная сумма немного больше. Начались упрощения и компромиссы. Могу приоткрыть секрет: по первоначальной версии действие должно было происходить в агрогородке, приобретая флер деревенской комедии, что могло бы придать картине определенный шарм. Но я решил от этого отказаться и задумался: а почему бы не сделать все на киностудии? Мы показали многие цеха и системы «Беларусьфильма». Это же интересно: показываем кино изнутри. Меня поразило, что в мае-июне на киностудии проходит много экскурсий и для детей, и для более взрослой аудитории. Значит, людям нравится. Для сотрудников здесь все обычное, ведь мы здесь каждый день. Сначала с оператором даже задумывались: а что тут можно снимать? А во время работы поняли, что все можно показать красиво. Выбирали самые удачные локации киностудии, чтобы придать «Киношникам» убедительности. Ведь это не документальный фильм, все стараемся делать художественно.

Лариса ТИМОШИК 

Аудиоверсия проекта — на радио Пилот-FM и на сайте zviazda.by.

Проект создан при финансовой поддержке в соответствии с Указом Президента № 131 от 31 марта 2022 года.

Выбор редакции

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

Весам осталось приложить совсем немного усилий, чтобы желаемая цель была достигнута.

Калейдоскоп

Выбираем семенной картофель

Выбираем семенной картофель

Огород без картофеля — не огород. И сейчас время покупать семенную «бульбу».

Образование

Идей много не бывает, либо какие молодежные инициативы получили гранты?

Идей много не бывает, либо какие молодежные инициативы получили гранты?

Напомним, в третьем сезоне заявки на участие в конкурсе подали 193 проекта.