Вы здесь

Валентина Быстримович. «Смотрины»


Телефон звякнул, вздрогнул и разразился трелью. Мила от неожиданности чертыхнулась. Звонил брат Митя. Поговорили о здоровье, и Митя выдал: «Решил узаконить с Лизой отношения». Брат вдовец, а сейчас, в шестьдесят шесть, решил жениться? Мила пригласила: «Приезжайте ко мне на дачу в выходной. Кто у тебя из родни остался, я одна? Так что показывай братик избранницу мне? Смотрины — это предусмотрительно и в шестьдесят шесть». Дмитрий в выходной приехал с Лизой «в гости».


Фото: pixabay.com

Мила топталась на кухне, в свои семьдесят она уже была не такой проворной, как раньше. Но старухой себя не считала. «Хочу дожить до ста, — говорила она. — Наследственность у меня хорошая. Вообще, какие мои годы?» Она неустанно выбивала бесплатные путевки в санатории, ложилась на профилактику в клинику, пила витамины и воду с кремнием.

Мила гордилась своей предприимчивостью и «умением жить». «Мы с Илюшей (взрослым сыном, который жил у неё после развода с женой) питаемся отдельно, — рассказывала она Мите. Мне накладно на двоих готовить, я мало ем, а Илья здоровый мужик. Но если он что-либо вкусненькое покупает, то и я ем. Он разрешает. Недавно внуку одолжила тысячу долларов под проценты. Сказала — вернёшь тысячу четыреста.

Илья возмущался: «Мама, как ты можешь с родного внука такие проценты драть?» А я сказала: «Договор дороже денег, и взяла!» Трижды Мила выходила замуж, и трижды оставалась вдовой. Найдись подходящая кандидатура, и сейчас бы вышла. Но самые сильные чувства испытала в первом браке. С Алексеем она прожила двадцать лет, двух сыновей вырастила. А потом он умер. Мила всем рассказывала, что муж умер от разрыва сердца, потому что метался между семьёй и любовницей. Считала себя страдалицей, мученицей, героем, и ей все сочувствовали.

Мила ждала, что Лиза привезёт ей подарок, как-никак собирается замуж за брата. Подумав, она решительно взяла банку прогорклого кислого молока, которое сама уже не решалась есть. Сделала из него творог, а на сыворотке напекла блинов. Поставила на стол салат из зелени, блинчики, творог: «Остальное пусть гости привозят». 

Гости действительно привезли «остальное» в большой сумке. Мила спрятала гостинцы в холодильник, только привезённой колбаски нарезала. Она старательно угощала гостей блинами и творогом. Но Лиза, едва взглянув на творог, есть отказывалась. «Как можно предлагать испорченный продукт?» — возмутилась она, но ради Мити промолчала.

Потом Митя пошёл косить траву на участке, а Мила, подобрев от коньяка, разговорилась: «У меня был любовник, здесь, на даче, — сказала она доверительно. — Но он заболел, а мне зачем больной? Обижается, но, когда прошу помочь — помогает. Первого мужа я любила очень. А он изменил!» 

«Митя рассказывал мне о вашем муже?» — посочувствовала Лиза. «Жили хорошо, — разоткровенничалась Мила. — Алексей прорабом работал, а когда инфаркт получил, перевели в контору. Там и сошёлся с Ириной, женщиной из их отдела. Стал задерживаться на работе. Я попросила подругу проследить. Она и выследила.

У подъезда его любовницы соседки на скамеечке сидели, я к ним подсела, за жизнь поговорили, об Ирине расспросила. Попросила одну старушку в дверь к Ирине позвонить, а сама спряталась. Открыла она дверь, а я в квартиру и сразу в спальню! Им мало не показалось!

Мать её в проходной комнате спала, после ночной смены. Я подняла её: „Вставай тёща, гостей встречай!“ Устроила скандал! Мужа забрала, не оставлять же какой-то... Он потом сказал, что сам не знает, что с ним: „Когда дома — туда тянет, когда там — домой“. Может ему что подлили?

— Так вы знали о ней? — удивилась Лиза. Она помнила, как Митя говорил, что Мила только на похоронах узнала об измене мужа, и от стресса чуть с ума не сошла.

— Конечно, знала. Даже за волосы пару раз оттягала.

— А как муж умер?

— Алексей лежал в реанимации — третий инфаркт. В то время у нашего сына Ильи первенец родился. Я с нянечкой в больнице договорилась, чтобы та за Алексеем присмотрела. Передачу принесла, а мне нянечка бумажки в руку. Он записку от любовницы порвал, а нянечка за кусочки и мне.

Сложила я кусочки и читаю: „У нас родился мальчик, назвала Денисом“. Тут я озверела, тигрицей ворвалась в палату: „Поздравляю тебя с сыночком Денисом!“ Он сразу побледнел. Я ему всё высказала! В тот день и умер. Я долго плакала. Детям приказала, меня к нему прихоронить, хоть после смерти мой верх над ним будет, на нём лежать буду!» Она вошла в кураж, говорила с азартом.

Лиза опешила от такого эгоцентризма женщины, её глаза округлились. А потом, ахнула: «Добила мужа! Как можно нападать на человека в реанимации? Я бы так никогда не поступила». От этих слов Мила ошалело замолчала, к лицу прилила кровь. Она молчала несколько минут, видно не могла отойти от услышанного: «Мне такого ещё никто не говорил! Как это, добила? Я его любила!»

«Какая это любовь? Даже в реанимационной палате за ним слежку установила, да ещё скандал человеку с инфарктом закатила! Надеюсь, эту нянечку уволили? Если любишь человека, идёшь на всё, чтобы его спасти, а не добиваешь обвинениями», — Лиза смотрела с ужасом. А для Милы это были убойные слова, до сих пор она не сомневалась, что поступила правильно, даже, героически.

«Я была сильно обижена! Наш внук родился чуть раньше его сына», — через силу выдавила из себя слова Мила. Потом отодвинула от Лизы и всё с тем же ошарашенным видом прохрипела, вдруг севшим голосом: «Мне такого ещё никто не говорил!» Ей действительно никто «такого» не говорил. 

«Устраивать в реанимации скандал — жестоко. Она на похороны пришла?» — спросила Лиза. «Не приходила», — ответила Мила, переваривая сторонний взгляд на давние события. И вдруг её осенило: «Может он был бы жив, если бы она не налетела на него тогда?»

Мила притихла, она всё ещё переваривала обратную сторону тех событий. А потом перевела тему: «Весной по бесплатной путевке в санаторий ездила, на танцах с мужчиной познакомилась. Танцуем, он спрашивает: „Замужем?“ А я ему: „Трижды вдова“. Знаешь, что он сказал? И четвертого ухайдакаешь, и больше не подошёл».

Митя и Лиза уехали. «Это надо, такое в глаза сказать? Вот и узнала, чем дышит!» — думала Мила о Лизе. В тот вечер она долго не спала, думала о муже, брате, Лизе. Эгоцентризм не допустил полностью осознать, что натворила. «Завтра позвоню брату, скажу, что змею пригрел. — решила она. — Так меня расстроила. Вот тебе и «смотрины!».

Валентина БЫСТРИМОВИЧ

Выбор редакции

Гороскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

В начале недели к Ракам могут коварно подкрасться тревоги и сомнения.

Общество

Что нужно знать тем, кто отдыхает возле водоемов

Что нужно знать тем, кто отдыхает возле водоемов

Даже при наличии на пляже спасательной станции не стоит пренебрегать элементарными правилами безопасности.

Общество

Однокомнатные квартиры стремительно дорожают

Однокомнатные квартиры стремительно дорожают

Причина — доступные кредиты и ажиотажный спрос.

Экология

В Беларуси построят 30 региональных мусороперерабатывающих заводов

В Беларуси построят 30 региональных мусороперерабатывающих заводов

Общая площадь свалок в Беларуси занимает около 4 тысяч гектаров.