Вы здесь

Молодой руководитель производства бумаги из Шклова


Чтобы понять, насколько Егор Турбал увлеченный человек, достаточно сказать, что даже сказки на ночь своей младшей дочери он рассказывал о создании бумаги. Причем так рьяно, что она на следующий день просила повторить. Хотя, действительно, не сказка ли это, когда из бесформенной древесной массы рождается основа для газеты, мебели, стройматериалов и много другого, без чего мы не можем представить себе нашу комфортную жизнь. Егор и работу свою воспринимает как некое волшебство, полностью углубляется в нее, как любопытный аквалангист в бездонные глубины океана. Совершенство — это, пожалуй, основная черта его характера. Неслучайно, что за десять лет своей работы на главном белорусском предприятии по изготовлению газетной бумаги он прошел карьерный рост от начальника смены производства до начальника производства.


Профессию определила химия

Егор — человек с огоньком. Когда он заходит в кабинет, кажется, все вокруг наполняется невидимой глазу энергией, которая восхищает и вдохновляет. Таких называют еще трудоголиками, ведь, можете не сомневаться, разбуди его ночью, он сразу же включится в работу. Если понадобится, Егор Турбал сможет управлять производством — а он контролирует работу двух бумагоделательных машин — с любого, по сути, места планеты: в его мобильнике установлена соответствующая программа. Процесс создания бумаги непрерывен, выходных при такой работе у ответственных людей не бывает. Но молодой человек не переживает. Наоборот, говорит, что работа на заводе — это то, без чего он себя не представляет.

— Неужели с детства мечтали создавать бумагу? Может, родители вдохновили?

— Нет (улыбается), никто из моих родственников и друзей не имел отношения к тому, чем я сейчас занимаюсь. Мать, которой я очень горжусь, работала на кабельном заводе, который в советское время снабжал всю огромную страну соответствующей продукцией. Она была очень активна и мобильна. Как и многие молодые люди того времени. Родился я в Находке, городе на берегу Японского моря, а вырос в Мозыре. Это город моего детства. Подростком увлекался спортом, гонял в футбол, мы со сверстниками вели активный образ жизни, в отличие от современной молодежи. В школе больше любил математику, химию и физику. Учился в технологическом классе с уклоном на эти предметы. В Мозыре находятся крупные нефтеперерабатывающие предприятия, куда все хотят трудоустроиться, так как там высокие зарплаты. Единственный университет, который готовит специалистов для таких заводов, — Белорусский технологический университет в Минске. Туда поступило много моих друзей, и я готовился в этот вуз целенаправленно. Конкуренция при поступлении очень большая, особенно на нефтепереработку, а у меня с языками было не все так хорошо, как хотелось бы.

Друзья посоветовали поступать на деревообработку, мол, и факультет интересный, и профессия. Я же любил химию и математику, а значит мог потянуть эти предметы и в университете.

— Насколько инициативным были во время учебы в вузе?

— Наш университет считается одним из сложных. В некоторые трудно поступить, но легко учиться, а у нас наоборот. Я учился на кафедре «Химическая переработка древесины» — единственная кафедра, выпускающая таких специалистов. Из 60 человек, попавших в мою группу, до финиша дошли только 40. Университет «тяжелый», но очень интересный. И изучали мы то, что мне нравилось. У нас только химии было несколько видов — неорганическая, органическая, химия древесины, аналитическая химия, физико-химические методы анализа. И когда я был «середнячком» по успеваемости при поступлении, то с каждым курсом у меня получалось учиться все лучше и лучше. И так сложилось, что при распределении, которое шло по баллам, был первый среди ребят. Опережали меня только несколько девушек. Они более усидчивы в отличие от парней. Я долго не выбирал, остановился на Шкловском заводе газетной бумаги. И с дипломом инженера химика-технолога пришел сюда работать.

Рабочие старты: начало

Завод газетной бумаги — уникальное предприятие, единственный подобного рода в стране. Благодаря оборудованию ведущих европейских производителей и современному производственному комплексу здесь создают бумагу на любой вкус. Его продукцией пользуются более чем 30 стран мира. Египет, например, заказывает в Шклове тонированную газетную бумагу кремового и оранжевого цветов, на которой печатают священный для мусульман Коран. А бумага-основа «гегенцуг», которая также здесь производится, используется при производстве ламината для придания ему стабилизирующих свойств. Не говорю уже о модной сегодня аристократической белой мебели, цвет которой определяет Шкловская бумага-основа для декоративных облицовочных материалов.

— И все-таки, почему именно Шклов?

— За год до окончания университета я проходил здесь технологическую практику и мне понравилось. С заводом связаны и мои преддипломный и дипломный проекты. Предприятие тогда производило легкомелованную бумагу, и декан дал мне задание подготовить альтернативный подбор рецептуры меловальной пасты. Необходимо было оптимизировать наличие в ней дорогого латекса, заменить его более дешевыми материалами, но не менее качественными. Сегодня мы немного отошли от мелованной бумаги, поэтому моими исследованиями не воспользовались. Но в будущем планируем модернизировать меловочную установку.

Одним словом, на пятом курсе мы все уже приблизительно знали, куда пойдем работать. И хотя инженерную практику проходил на Солигорском целлюлозно-картонном комбинате, мне больше нравился завод в Шклове. За все время работы на нем я ни разу не пожалел о своем решении. Здесь всегда есть какая-то динамика в деятельности, ни одна смена не похожа на предыдущую, практически не бывает одинаковых проблем. Все время нужно развиваться, приобретать новые знания и умения. Моя должность подсказала, что я должен владеть не только технологиями и теорией производства бумаги, но и смежными навыками. Чтобы знать, условно говоря, что такое зазоры, цанговые втулки и так далее. Понимать, как то работает и как за всем этим следить. Пришлось еще раз пересмотреть свое отношение к предметам, которые в университете считал второстепенными, относительно неинтересными. Когда нам читали лекцию по той же электротехнике, я не очень углублялся в предмет, думал, что достаточно хорошо знать химию. И только когда пошел работать, понял, что какие-то моменты упустил из виду. Приходилось самостоятельно вникать в нюансы и разбираться. Вообще технолог — такая профессия, что нужно знать много, быть универсальным специалистом. Слесарь проверяет биение подшипников, специалист контрольно-измерительных приборов и автоматики смотрит за своими приборами, а технолог должен все это соединить, чтобы создавать качественную продукцию в необходимом объеме. Нужно знать всю структуру, всю цепочку. Я как объединяющее звено.

— Совпали ли ваши представления о профессии с реальностью?

— Пока не стал работать, ничего не представлял себе о ней. Была цель работать, обеспечивать себя. И только сейчас оценил, как хорошо, что в наших высших учреждениях существует распределение. Если бы государство меня не подтолкнуло, возможно, пошел бы не туда. А так молодой специалист чувствует ответственность, у него есть стартовая площадка. Наш завод 2008 года постройки и оборудование, которое я увидел, когда пришел сюда на практику, было вполне высокотехнологичное. Здесь установлена линия производства термомеханической массы австрийской компании «Андритц», которая является мировым лидером по изготовлению такого оборудования. Бумагоделательная машина была одной из самых передовых, производила газетную бумагу со скоростью 850 метров в минуту. Работать на таком предприятии было для меня честью.

Человек на своем месте

Мне почему-то кажется, что Егор Турбал смог бы себя реализовать где угодно. Есть в нем что-то такое, что не позволяет ему «заржаветь», — жажда новых знаний, экспериментов, желание добиться положительного результата. Таким людям нужна полная свобода действий, трамплин, чтобы разогнаться. Но когда спросила, было ли желание «откосить» от армии, он даже удивился, мол, как так? Это же гражданский долг!

— Не скучали по своему производству, когда служили?

— Там тоже было интересно (улыбается). Это же получение нового опыта — жизнь в замкнутой системе, уставные взаимоотношения, строгие правила, обязанности. Я год отслужил в 15-й ракетной бригаде в Фаниполе. Наша воинская часть несла боевое дежурство по охране воздушного пространства Минска с помощью ракетных комплексов С-300. Служил на командном пункте планшетистам, должен был наносить на карту цели в зеркальном отражении. За год у меня было 180 боевых дежурств. Мне пришлось освоить новую профессию и хорошо себя зарекомендовать. Даже предлагали остаться, но мне на тот момент было уже 25 лет, очень стар для лейтенанта (улыбается). И не очень хотел что-то менять. Уволился из армии, позвонил на производство. Было приятно услышать, что меня ждут. Через неделю после службы я уже вышел на работу.

К каждому — особый подход

 

На стене кабинета Егора Турбала две красноречивые карикатуры на тему производства бумаги. Когда-то попали в интернете на глаза и рассмешили. Он их распечатал. Улыбается, что иногда это вдохновляет на работу. Она очень сложная, и важно периодически разгружаться. Жизнь не любит, когда к нему всегда относишься очень серьезно. Может и обидеться.

— Насколько трудно управлять производством бумаги и какие предъявляете требования к коллективу?

— В производство входят два цеха — газетной бумаги и бумаги-основы, в каждом стоит по бумагоделательной машине, на обслуживании которых задействовано равномерное количество людей. Всего в коллективе 152 человека. Моя задача — организовать работу цехов с соблюдением всех необходимых норм. Глубоко убежден, что к каждому человеку есть особый подход. С кем-то нужно пообщаться спокойно, обсудить проблемы, ситуацию и причины того или иного случая. С другим работником, возможно, нужно быть более строгим. Вообще, с любым человеком прежде всего нужно разговаривать. Коллектив наш профессиональный и достаточно стабильный. Приходят молодые специалисты, кто-то идет на пенсию.

Среди молодых людей есть очень амбициозные, которые стремятся к новым знаниям, с такими очень приятно работать, хочется им помочь, подсказать, заинтересовать.

— Говорят, что чем больше человеку лет, тем он опытнее...

— У нас современные технологии, передовое оборудование. Бывает, человек с опытом, но его знания уже устарели и стали неактуальны. Сегодня каждый день что-то меняется. Молодому человеку проще объяснить, до него быстрее дойдет информация. У нас здесь почти все компьютеризировано, управление ведется с пультов. Молодой человек быстрее освоится, чем более зрелый, который привык работать вручную.

Я сам постоянно стараюсь развиваться, посещаю вместе с коллегами выставки, ездим в командировки, приносим и внедряем на заводе новые технологии.

— Возможно, что за время работы какие-то ваши рацпредложения были здесь взяты на вооружение?

— Да. И не раз. Несколько лет назад по моей инициативе был модернизирован центробежный насос. Необходимость была вызвана тем, что та периодически срывалась и происходил брак на бумагоделательной машине. Мы разработали насос другого типа, лично занимался измерениями и подбирал оборудование. В результате той модернизации снизились затраты электроэнергии, а сама насос работает лучше и равномерно. Изобретение окупило себя в течение месяца.

— Насколько ваше производство соответствует европейским стандартам?

— Наша бумагоделательная машина № 2 обеспечена всеми европейскими трендами в плане технологий. И на данный момент она передовая. Был опыт общения с французскими, немецкими, китайскими специалистами, они были удивлены, что у нас такое высокотехнологичное оборудование. Мы создаем одну из очень тяжелых в производстве бумаг — это основа для декоративно-облицовочных материалов. Санкции создают определенные препятствия, но мы ищем альтернативных поставщиков. Раньше продавали газетную бумагу на большой территории, включая Европу. В связи с санкциями объемы уменьшились, что заставило нас освоить новые виды бумаги. Считаю, что это дало толчок в развитии. Мы начали производство мешочной бумаги, беленой, небеленой, бумаги-основы для слоистых пластиков. После ввода санкций на поставку этой бумаги в Россию мы поспешили занять нишу. Расширили ассортимент, а заодно увеличили мощность и производительность.

В связи с санкциями промышленность Беларуси и Российской Федерации должна начать сильно развиться. После развала Союза дела в промышленности бывшей большой страны, которая на 100 процентов могла обеспечить себя всеми материалами, ресурсами, компонентами, стали ухудшаться. Кто-то решил, что не нужно создавать какие-то там компоненты, химикаты, если их можно купить в той же Европе. Мы стали приобретать импортные комплектующие для одежды, уплотнители, подшипники, прессовое сукно... Теперь начинаем возвращаться к локализации своего производства. В Америке, кстати, та же ситуация. Они разрушили свою промышленность путем переноса мощностей в Китай. Сегодня начали возвращать ее снова.

В тренде — модернизация и развитие

Собеседник очень гордится, что работает на таком современном предприятии, и заинтересован, чтобы оно и впредь оставалось одним из первых. Поэтому отслеживает все тенденции, связанные с производством бумаги. 

В этом году он в составе делегации от предприятия побывал в Китае. Привез много новых идей и планов. Вон даже китайскую газету в самолете прихватил. Качество бумаги там выше. Но это, как говорится, лишь стимул для поисков.

— Какие впечатления у вас от страны? Насколько плодотворной была поездка?

— Нас с Китаем отделяют большие расстояния и часовые пояса, поэтому для более тесных контактов мы решили посетить страну. Мотив — продолжение модернизации первой бумагоделательной машины, на которой производится газетная бумага. Мы собираемся ее переоснастить для изготовления новых видов бумаги. Вернуться к той же легкомелованной, основы для мелования, мечтаем организовать производство чековой. Было интересно посмотреть на китайскую промышленность и их возможности. У нас там есть друзья — компания, с которой мы сотрудничаем с 2010 года, они нас пригласили, организовали транзит по городам. У нас только внутри Китая было около семи перелетов. Каждый день куда-то летели на самолете, ехали на поезде, меняли гостиницы — очень результативная получилась командировка. Мы посмотрели китайское оборудование и оценили его в действии. Действительно, китайская промышленность мощная, мы видели, как растут их города, повсюду идет строительство. Технологии у них пошли далеко вперед. У них очень развитая инфраструктура.

— Что лично вы делаете для того, чтобы ваше производство не отстало от передовых технологий?

— Раз в два года проходит большая выставка PulpFor в Санкт-Петербурге, где собираются поставщики оборудования, бумаги, в том числе и мы. Интересно пообщаться с профессионалами и встретиться с коллегами из других предприятий, обсудить ситуацию, проблемы, пути их решения. Несколько раз посещал семинары в городе на Неве, был на предприятии в Курске, успел съездить в Финляндию. В городе Тампере находится большая компания в области автоматизации. Был в их офисе, разговаривал с поставщиками. Сейчас вот побывал в Китае. Поднебесная создает много оборудования, мы посмотрели, что они предлагают рынка. На данный момент ведем переговоры с китайскими компаниями о модернизации нашей бумагоделательной машины и строительстве нового участка по нанесению меловочного покрытия.

— Сегодня у молодежи много возможностей реализовать свои идеи. Тот же республиканский проект «100 идей для Беларуси» — тому подтверждение. Насколько инициативные люди интересны для предприятий?

— Молодые живут в эпоху, когда есть доступ к любой информации. Но идея — еще не все. Нужно просчитать, подобрать оборудование, а для этого нужны время и знания. Однажды ко мне пришел молодой специалист, предложил идею, мы поговорили, оказалось, неправильное было решение. Он предлагал использовать чистую воду, чтобы эффективнее работала машина. Но выяснилось, что свежая вода имеет более низкую температуру, образуется конденсат, что плохо сказывается на бумажном полотне. Нужно использовать только подогретую воду. В каком-то смысле идея хорошая, но ее надо додумать. Нельзя что-то получить быстро и сразу. За каждым достижением стоит упорный труд. Но только так можно совершенствоваться.

Нелли ЗИГУЛЯ

Фото автора

Аудиоверсия проекта — на радио Пилот-FM и на сайте zviazda.by.

Проект создан при финансовой поддержке в соответствии с Указом Президента № 131 от 31 марта 2022 года.

Выбор редакции

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

Весам осталось приложить совсем немного усилий, чтобы желаемая цель была достигнута.

Калейдоскоп

Выбираем семенной картофель

Выбираем семенной картофель

Огород без картофеля — не огород. И сейчас время покупать семенную «бульбу».

Образование

Идей много не бывает, либо какие молодежные инициативы получили гранты?

Идей много не бывает, либо какие молодежные инициативы получили гранты?

Напомним, в третьем сезоне заявки на участие в конкурсе подали 193 проекта.