Вы здесь

Валентина Быстримович. «Мария и её сын Фёдор»


Мокрый снег падал и исчезал, едва касаясь ветвей берёз и мокрой земли. Туман соединял небо с землёй и проникал под одежду. Отсутствие солнца ввергало в депрессию, клонило ко сну. «Депрессия», — улыбнулась Мария модному слову. Какая там «депрессия» — надо корову доить, кур кормить, еду готовить и искупать сына...​


Думала ли она, купая его в детстве, что будет купать и когда он станет взрослым. Феденьке скоро пятьдесят, и ей семьдесят минуло. Пятнадцать лет Фёдор прикован к инвалидной коляске. До этого лежал в коме. Жена отказалась. А она, мать, смиренно взвалила на себя этот крест.

Муж не вынес свалившегося горя — инфаркт. И она, не ожидая ни от кого помощи, изо всех сил старалась вытащить сына, уменьшить его муки. В завязанном платочке, она выводила утром корову в поле. Жили они на окраине города у леса. В частном секторе было семь коров, и раз в неделю подходила её очередь пасти маленькое стадо.

Жила на пенсию по возрасту, а сын получал пенсию по инвалидности. От хозяйства не отказывалась, хоть и тяжело справляться. В воскресенье она оставляла сына одного. Шла в церковь, молилась, просила здоровья сыну.

Фёдор рос добрым мальчиком, заботливым. Научился шить ещё в девятом классе и шил себе и друзьям брюки на её ручной швейной машинке. Отец над ним подшучивал: «Портным будешь». Отслужил в армии, как и многие ребята с их улицы, пошёл работать на стройку. Там у него появился друг Генка. Как побывал Фёдор у него дома, так и прикипел к его сестре Лене.

Не пара она ему, Мария это сразу заметила, но знала: возрази она — сын не услышит, только отношения испортятся. Свадьбу сыграли быстро, родился ребёнок. «Женатый сын — отрезанный ломоть, — говорила себе Мария, — главное, чтобы у них было всё хорошо».

Редко появлялся он теперь у матери, всё гости у них с Леной были. Любила она весёлую жизнь. Как-то в весёлой компании завязалась драка между её сыном и новым воздыхателем Ленки. Били Фёдора до потери сознания.

«Не жилец», — качали головой соседки, а Мария верила — поднимется сынок. Ленка первый год навещала мужа. Только заметила Мария, что после её ухода то одно, то другое из дома исчезает. Потом Мария узнала, что у Лены уже есть другой муж — гражданский, но осуждать не стала: живое тянется к живому. А Федор и не живой, и не мёртвый.

В лесу набрала кружечку ягод для Фёдора, в кухне на столик поставила. Пошла за водой, а когда вернулась, застыла в недоумении. Ленка со спокойной совестью заканчивала с ягодами. «Это же для Фёдора!» — прошептала Мария. «Зачем? Ему уже всё, — ответила Лена, — бревно оно и есть бревно». «Вон! — побледнела Мария. — Чтоб ноги твоей здесь больше не было». Через месяц повестка в суд пришла, Лена на алименты подала...

Мария делала массаж, готовила, обмывала и поворачивала Фёдора. И это дало результат. Фёдор вышел из комы, теперь инвалидная коляска. Ноги не действовали. Благо речь восстановилась, но он никогда о прошлом не говорил. И о Ленке тоже...

Мария не поддавалась усталости, хотя иногда так хотелось лечь и спать, спать, не просыпаясь... Ныли суставы, крутило ноги и поясницу, а она твердила себе: «Бог не грузит на человека больше, чем тот может вынести».

Откуда взялся на их крыльце красивый рыжий кот — загадка. Сын улыбался новому гостю: «Это к добру». Канун Рождества. Мария накрыла на стол, и они заняли свои места: она — на стуле, он — в коляске.

«Посмотрю, есть ли первая звезда», — сказала Мария и вышла на крыльцо. Зимой, когда нет снега, особенно темно, и сегодня была кромешная тьма.
Одинокого фонаря на столбе у соседнего дома было недостаточно, чтобы осветить улицу. Сыро, ни то зима, ни, то ранняя весна. «Вот и рождество, а звезды нет, и счастья нет», — подумала Мария.

«Вот бы Федор выздоровел!» — подняла в чёрное небо глаза Мария. А если, не дай Бог, с ней что-нибудь случится, кто за ним присмотрит? Посветлело, прямо на глазах на небе появилась проталинка, как бы кто-то протёр окошко, и она увидела звезду. Все-таки Святой День — и есть святой.

Вернулась к столу, заметила — у сына лицо радостное, кот у него на коленях разместился, как будто всегда там и лежал. Поужинали, и она уложила его спать. «Спасибо, мама, — сказал он ей, — спокойной ночи». Кот, свернувшись клубком, всю ночь спал на ногах сына.

Утром, подоив корову, Мария вошла в дом и остановилась... Фёдор стоял, держась за спинку кровати, кот тёрся о его ноги...

Спустя пару месяцев Федор уже медленно ходил по комнате. Окрепнув, стал шить на швейной машинке... Мария радуется — сын выздоравливает... А на днях к ним в гости приезжал уже взрослый внук. Привёз апельсины и долго говорил с отцом.

Превью: pexels.com

Выбор редакции

Здароўе

В мире каждый второй больной диабетом не знает, что он... больной

В мире каждый второй больной диабетом не знает, что он... больной

В государстве уделяется большое внимание как лечению заболевания, так и контролю.

Общество

Что нужно знать тем, кто отдыхает возле водоемов

Что нужно знать тем, кто отдыхает возле водоемов

Даже при наличии на пляже спасательной станции не стоит пренебрегать элементарными правилами безопасности.

Образование

Большинство стобалльников — в математике

Большинство стобалльников — в математике

Рассказываем обо всех взлетах, падениях и нарушениях вступительной кампании.