Вы здесь

Валентина Быстримович. «Назойливый покупатель»


«Хай!» — индус сверкнул зубами и переступил порог, и у Веры сразу упало настроение. «Если бы знала, что индус звонит, сказала бы, что уже продано», — шепнула она матери. «Ты что такое говоришь, — возмутилась Катерина, прилетевшая в Дубай, помочь дочери с переездом. — У тебя лучшая подруга индуска, прекрасный человек!»


Фото: БелТА

«Сейчас поймёшь», — ответила Вера и жестом разрешила индусу пройти посмотреть диван (софу) в туфлях. Это был третий покупатель за этот день. Вера продавала практически новый диван, в связи с переездом в другую страну, и чтобы ускорить процесс, установила минимальную цену.

Она разместила объявление на сайте. Первыми смотреть софу приехала семья болгар. Софа им понравилась, цена устраивала, торговаться не стали, но собирались посмотреть софу ещё по одному объявлению. Сказали: «Завтра перезвоним». Вторыми покупателями была русская пара. Они тоже окончательное решение перенесли на завтра. Индус по имени Шакти был третьим покупателем за день.

Он несколько раз раскладывал и складывал софу. Вера шепнула матери: «Работает, скорее всего, продавцом. Не менеджер — точно, и на рабочего со стройки не похож». Шакти внимательно проверял накидки и подушечки, стараясь найти пятнышко. Затем долго искал сучки на досках под матрасом, нашел на обивке болтающуюся нитку и стал тащить за неё, демонстрируя, что обшивка может испортиться из-за этой нитки.

Наконец нашёл микротрещину (или царапину) на одной из досок и потребовал скидку. Вера сказала, что это цена минимальная. Индус настойчиво дёргал за нитку и тыкал пальцем в царапину. Вера взяла ножницы и обрезала нитку. Индус опять разложил и сложил софу, прислушиваясь, не скрипит ли?

Не найдя веских аргументов, попросил: «Сделай скидку, ты богатая, тебе это ничего не стоит, а я бедный, у меня дети». Уступая его настойчивости, Вера сделала скидку в 75 дирхам. Теперь софа стоила 525 дирхам, вместо 600. Шакти сбегал в машину за «задатком» и сказал, что заберёт софу через день. Спросив, что ещё продаётся, стал осматривать кресло.

Но кресло не продавалось. Тогда Шакти попросил кресло, как дисконт к софе. Получив отказ, он открыл дверцу шкафа, поцокал языком: «Может, продадите шкаф?» Вера пояснила, что больше ничего не продаёт. Но индус не отступал, говорил, что беден, и попросил дать дисконт — настольную лампу и бра.

Ему отказывали, он снова просил, в результате ему пообещали за 525 дирхам отдать софу, настольную лампу и бра. Шакти ушёл довольный. «Это еще всё», — сказала Вера. На следующий день индус позвонил и сказал, что с женой стоит за дверью. Жена хочет посмотреть софу.

«Хай!» — улыбался с порога Шакти. За ним стояло миниатюрное милое создание, держа за руку мальчика лет пяти. Жена Шакти тихо проронила «Хай», и больше не произнесла ни звука. Худенькая и робкая, закутанная в чёрное сари, она вызывала умиление и желание её защитить.

Шакти разложил перед ней софу, присел, потом прилёг, потом показал микротрещину, а потом попросил ещё дисконт — ковёр, который лежал здесь же в комнате. Сама не зная почему, Вера отдала ковёр. Шакти его тут же скрутил и положил возле дивана, сказал, что завтра всё заберёт.

«Кого он мне напоминает?» — пыталась вспомнить Катерина. И вспомнила, когда-то к ней зашла цыганка. Она просила на погорельцев: «Помогите чем можете, детки маленькие без одежды и еды остались». У неё так же бегали по квартире глаза.

Катерина тогда собрала детскую одежду, почти новую детскую цигейковую шубку, положила в пакет еды и отдала цыганке. Но лицо гостьи скривило раздражение: «Дай денежек?» Катерина поделилась и деньгами. А утром увидела в мусорном контейнере вещи и цигейковую шубку.

На третий день Шакти зашёл снять багет: «Ты уезжаешь, его всё равно забирать не будешь», резонно заметил он. «Ладно», — согласилась Вера. «Дай отвертку, чтобы открутить», — сказал он. «Отвертки у меня нет, — разозлилась Вера, — тебе надо ты и ищи». «Хорошо», — согласился Шакти. Утром с отверткой он стоял на пороге и требовал, чтобы Вера нашла ему стремянку.

Стремянку искать Вера отказалась, и Шакти самому пришлось идти к обслуживающему персоналу дома, просить стремянку, которую ему дали под Верину ответственность. Шакти снял и положил на диван багет: «Приеду забирать вечером», и опять попросил скидку. Но Вера жестом отказалась.

Шакти позвонил около девяти вечера, что имеет возможность, т.е. машину, приехать и забрать софу. Вера уже съехала с квартиры, и ей пришлось подъехать к дому и в фойе ожидать Шакти. Тот опаздывал на полчаса. Она позвонила: «Жду еще 10 минут. Не придешь — твои проблемы».

Шакти приехал с другом, высоким громоздким бородатым пакистанцем, который работал на стройке водителем грузовика. Его белая одежда была в пыли. «Давно жду, — сказала Вера, — пойдёмте». Она зашла в лифт, но мужчины не заходили, спорили.

Пакистанец наотрез отказывался заходить в лифт и предлагал Шакти принести самому диван в холл дома, откуда он поможет донести до машины и погрузить. Голос был категоричным и злым. Отвыкнув от таких резких тонов за время проживания в этой стране, Вера спросила: «Что случилось?»

Шакти пояснил, что пакистанец отказывается заходить с женщиной в один лифт. «Можешь ты перейти в другой?» — попросил он. Вера перешла. В квартире пакистанец был хмур и отворачивался от женщины. Лампу из рук Веры брал как в мультике, отворачивая голову и хватая руками воздух. Шакти забрал: софу, ковёр, бра, лампу, багет, и две пары обуви, которые выпросил.

«А где капа (простыня)?» — спросил он, когда Вера закрывала дверь. «Какая капа?» — удивилась Вера. «Когда я смотрел софу, на её углу лежала сложенная капа, значит, она тоже входит в стоимость», — не смущаясь, ответил Шакти. «Лучше бы выбросила этот диван...», — пробурчала взбешённая Вера.

Кстати, вчера ей позвонили обе пары, которые приезжали до Шакти, они готовы купить софу. «Капа не относится к софе, и ты больше ничего не получишь», — чуть не зарычала она. И тут у Шакти возникла новая идея. «Ты мне должна сделать ещё дисконт 50 дирхам. Мой друг натерпелся, ему пришлось находиться с женщиной в одной комнате. Теперь он потребует больше денег за перевозку».

Вера была уже не в силах сражаться с наглым покупателем и скинула ещё 25 дирхам. Пакистанец, не взглянув на женщину, взялся за софу с одной стороны, а Шакти, согнувшись в знак вопроса, с другой, и они понесли софу к выходу. Вера, с облегчением вздохнула, вызвала такси и стала у крыльца.

Охранник, дежуривший у входа, сказал, что Шакти бизнесмен, он часто здесь покупает мебель у выезжающих. «Это деловой человек!» — сказал он с уважением. А Вера подумала, что этот «деловой человек» её жутко достал, и никаких дел она с ним иметь больше не станет.

Валентина БЫСТРИМОВИЧ

Выбор редакции

Экология

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Три месяца сплошной жары нам не обещают

Общество

Такое разное молоко... Кому какое подходит?

Такое разное молоко... Кому какое подходит?

«Молоко — полноценный продукт питания, а не напиток, это важно учитывать».