Вы здесь

79 лет назад нацисты сожгли последнюю белорусскую деревню


Трагедия в Логойской Дальве произошла 19 июня 1944 года. Гитлеровцы уже отступали, но продолжали делать свое черное дело. Всех дальвинцев согнали в один дом и подожгли. В пламени погибли 44 человека: двое мужчин, 13 женщин, 29 детей. До освобождения Беларуси оставались считанные дни..


Скульптура «Мать с сыном» в мемориальном комплексе «Дальва».

Дальву называют сестрой Хатыни. И неслучайно: две деревни, вместе с людьми полностью уничтоженные оккупантами и их пособниками, располагались друг от друга на расстоянии всего несколько километров. Символично, что мемориал в Дальве является филиалом Государственного мемориального комплекса «Хатынь».

Однако если к мемориализации хатынской трагедии было приковано внимание высшего руководства тогдашней страны (Хатынь должна была стать — и стала-символом всех уничтоженных в годы Великой Отечественной войны населенных пунктов Беларуси), то памятник в Дальве возводился на общественных началах. Этот небольшой населенный пункт мог так и остаться только на довоенных картах, в архивах или в памяти жителей соседних деревень, если бы не Николай Гирилович. Он — единственный дальвинец, который не сгорел вместе со своей деревней. Даже представить страшно, что пережил этот человек — по сути, ребенок, которому в июне 1944 года было всего 13 лет. В один день Коля Гирилович потерял всех самых родных и близких людей. В жутком костре, раскаленном фашистскими нелюдями, погибли его мама, папа, дедушка и три младших брата: Костя, Женя и Володя. За несколько дней до долгожданного освобождения мальчик остался круглым сиротой.

Неужели материнское сердце предчувствовало беду? Именно мама за несколько часов до трагедии отправила Колю в поле — чтобы тот подменил отца, который километры в двух километрах от деревни пас коня. Как только в Дальве раздались взрыв и выстрелы, Коля Гирилович взялся распутывать коня. Но железные цепи не поддавались мальчишеским рукам, и тогда он бросился в сторону деревни, над которой уже поднимался огромный столб дыма. Как он сам позже признается, если бы поскакал на коне, то оказался бы в Дальве как раз тогда, когда оккупанты жестоко расправлялись с мирными жителями — его односельчанами и самыми дорогими людьми.

«Я прибежал огородами, через рожь — двери в доме открыты, летает пух от подушек, разбитое стекло, а на столе ложки разложены, — вспоминал тот страшный день Николай Гирилович. — Выбежал из дома — никого вокруг, только из-за дыма увидел в конце деревни две крытые машины. Я думаю, что они забрали людей. Но нет, односельчане уже догорали...»

Он узнал мать по золотым зубам — у нее единственной на всю деревню были такие. Она вместе с одним из сыновей лежала в стороне от сгоревшего дома: видимо, удалось вырваться, но их все равно постигла вражеская пуля. Десять дней и ночей дальвинцы лежали под открытым небом — цепи отступавших немцев тянулись и тянулись через уже мертвую деревню, что не давало возможности похоронить покойников. 29 июня, когда советские танки были рядом, в Дальву пришли жители окрестных деревень и партизаны — людей похоронили в братской могиле.

Тот ужасный летний день, когда случилась трагедия, Николай Гирилович называл черным понедельником. Он много обдумывал его, прокручивал до мелочей и часто задавался вопросом: почему он остался жив, почему не оказался рядом со своей семьей в том костре? И сам же находил ответ: «Господь оставил мне жизнь, чтобы было кому рассказать...» Да и рассказал, на весь мир озвучил трагедию Дальвы, о которой мы, современное поколение, не имеем права забыть.

Благодаря этому легендарному человеку, который всю свою дальнейшую жизнь посвятил увековечению памяти родной деревни и ее жителей, 15 июля 1973 года в Дальве появился мемориальный комплекс. В этом году тому событию исполняется полвека. Мемориал помогали возводить школьники, молодежь, военные, Гостелерадио БССР, где Николай Гирилович работал начальником аппаратно-студийного комплекса. Он, заслуженный связист Беларуси, был знаком с известным скульптором Андреем Бембелем, который преподавал в театрально-художественном институте (ныне Белорусская государственная академия искусств). Тот и предложил провести среди студентов конкурс на лучший проект мемориала. Победила работа никому не известного тогда Владимира Теребуна, который спустя много лет если не превзошел, то стал рядом со своим учителем. В июле 1973 года состоялось открытие мемориального комплекса в Дальве.

Сегодня это историко-культурная ценность, символ памяти о безвинно погибших мирных жителях, деревня-памятник. Красивая женщина, которая застывшими глазами смотрит вперед, и маленький мальчик, который ее обнимает, уныло склоняя голову, — так скульптор увековечил мать Николая Гириловича и одного из его братьев. Глядя на женскую фигуру, замечаешь округлый живот — мать Гириловича ждала еще одного ребенка. В том ужасном пламени погиб еще не рожденный человек...

На протяжении долгих лет Николай Петрович был членом нашей газеты. Начиная с 1990-х годов «Звязда» являлась информационным партнером всех работ, проводившихся на мемориальном комплексе. Сейчас коллектив поддерживает отношения с его женой, Риммой Игоревной, которая свято бережет память и о супруге, и о том деле, которому он посвятил свой век.

Вероника КАНЮТА

Фото из открытых источников

Выбор редакции

Общество

В чем пойти на выпускной бал?

В чем пойти на выпускной бал?

Посмотрим, что советуют стилисты и что реально приобрести в наших широтах, желательно не вгоняя родителей в долги.

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

Для Тельцов эта неделя будет наполнена делами и заботами, связанными с родственниками или детьми.

Регионы

Впереди — лето! Готовы ли территории детского отдыха принять гостей?

Впереди — лето! Готовы ли территории детского отдыха принять гостей?

Учебный год завершается для 1,1 миллиона белорусских школьников, из них 107,8 тысячи заканчивают 9-е классы и 57,5 тысячи — 11-е.