Вы здесь

Минчанка приобрела старый заброшенный дом на Полесье и переменила всю жизнь


С первого взгляда дом Инны Родак разбудил мою давнюю ассоциацию: именно такой когда-то вообразила себе агроусадьбу, когда только услышала это слово. К слову «усадьба» не слишком подходят нынешние высотки-коттеджи со всеми суперсовременными удобствами, с банкетными залами во дворе, где с легкостью может разместиться сотня человек, с отдельными кухнями и другими подсобными постройками. Усадьба — это о старом доме с бабушкиными полотенцами и самоткаными тротуарами, с горшками на припечке и дымом из дымохода.


Почти в подарок

Скажете, перечисленное на любителя, ведь современные туристы предпочитают высокого уровня комфорта? Да и для хозяев агротуризм нередко становится бизнесом со всеми его законами. Не могу не согласиться. Но хорошо, что все же попадаются люди, которые делают акцент не столько на заработке, сколько на изучении и популяризации истории, народных традиций, привычек, кухни. Есть люди, для которых это не столько работа, сколько хобби. Как выглядит, Инна одна из таких.

Этот дом она купила совершенно случайно, тогда ей так казалось, а теперь она считает, что судьба настойчиво вела сюда, в неизвестную ранее небольшую деревню Дрогичинского района. Она, минчанка в третьем поколении, никогда не слышала о том поселке, ни родственников здесь не было, ни знакомых.

По словам Инны, родилась и выросла в Минске, там училась, там работала. У нее был свой небольшой бизнес, по его делам какое-то время работала в России. Но кризис 2010 года повлиял на состояние дел не лучшим образом, а здесь еще добавились личные проблемы. Одним словом, чуть более десяти лет назад она разошлась с мужем, осталась с долгами-кредитами, дочерью-студенткой и дефицитом душевного равновесия. Говорила, что еще с начала 2000-х появилось ощущение, что мегаполис не ее стихия. А тут вроде бы и повод что-то переменить. Одним словом, решила уезжать из Минска, заодно спасать остатки бизнеса в Белоозерске (раньше там было у нее небольшое представительство).

— Я сняла квартиру в этом небольшом городе и с головой окунулась в дела, — рассказывает Инна. — Моя соседка, Любовь Павловна Брашко, пожилая женщина, стала мне хорошим другом. Как-то Любовь Павловна вскользь спросила, не хочу ли я себе хижину в качестве дачи, всего в 25 километрах от Белоозерска. Дом предлагался фактически в подарок. Как выяснилось, дом в Заклетенье стоял закрытый уже четверть века, а хозяйка очень не хотела, чтобы дом ее детства снесли. Ну и съездила тогда посмотреть, не столько из любопытства — наиболее, пожалуй, из вежливости.

А разве здесь есть дом?

Рассмотреть постройку в зарослях за сотней диких слив (когда корчевали, их посчитали), поваленными деревьями, непролазным кустарником, старыми яблонями оказалось не так просто. Потом, когда пришла в сельсовет оформлять участок, там удивились: «А разве в том месте есть дом?»

А тогда, как-то протиснувшись по тем джунглям, буквально застыла перед огромным, роскошным, вековым дубом. Он был как воплощение чего-то настоящего, непоколебимого. Тот дуб, видимо, все и решил. Вдруг почувствовала, что вот здесь есть будущее, здесь обязательно ждет что-то хорошее. Ну и взялась за оформление дома.

Прежде всего пришлось расчищать участок, корчевать лишнюю растительность, очищать от хлама сам дом. Важно, что дом был сухой, нигде не наблюдалось следов сырости или плесени. Пол, потолок, стены — все сохранилось в удовлетворительном состоянии. «Вообще, дом имеет очень хорошую энергетику, — говорит хозяйка. — Сейчас и гости мои нередко замечают. На этом месте дом стоит с 1960-х годов. Но, как выяснилось, его откуда-то перевезли. Возможно, в компанию переселения хуторов. По всему видно, что дом постройки начала ХХ века, двухметровый потолок, планировка — все на то указывает. Сундук вот остался аутентичный...

А еще дом мне, как ни странно, напомнила о бабушке. Бабушка Ольга Тихоновна — одно из самых теплых воспоминаний детства. Она была великой мастерицей, рукодельницей, что помогло ей выжить в войну. Она ткала, шила, вышивала, вязала пуховые платки... И тут чувствовалась атмосфера умелой хозяйки. Отсюда, думаю, и энергетика дома, в нем жили неустанные работники».

Если в доме хозяин

Одним словом, Инна жила в Белоозерске и понемногу обустраивала этот дом. Нанимала людей: помогали расчищать, сносить лишнее. Так приобретал очертания подворий, появилась ограда. Некоторые соседи наблюдали за всем этим с определенной долей иронии. Один даже прямо сказал: «Она отсюда через год убежит». Да, как выяснилось, они глубоко ошибались. Потом пришлось признавать свою ошибку.

Как-то по рекомендации соседа она попросила сельчанина поставить ограждение. Виктор помог это сделать, потом приходил снова покосить, еще что-то сделать по хозяйству. Как говорит Инна Леонидовна, он стал присматриваться к ней, ну и она присматривалась. Чем закончились те смотрины, сейчас известно. Родак — это их общая фамилия. Возникла любовь, создали семью, поселились в этом доме. Прожили в нем два года. Вода была из колодца, никаких удобств. «Как я пережила столько времени в таких спартанских условиях, не знаю, — смеется женщина, — не замечала даже, все заботы на двоих делили, радовались друг другу». Сейчас она знает, что поздняя любовь самая прочная.

Потом муж с женой купили второй дом, более добротный, обустроили его, сейчас живут там. Он на одной улице, три минуты ходьбы, а этот решили превратить в агроусадьбу. Виктор Евгеньевич по-прежнему работает в музыкальной школе, а она полностью занимается своим проектом.

— Мне это интересно, я поняла, что это мое, что в этом деле тоже есть возможность самореализации. Ну и муж доволен, что я всегда дома, а не занята своим бизнесом в режиме: 24/7. Мы понимаем, что больших денег не заработаем, и цель такую не ставим. Мне интересно, чтобы все было так, как мы хотим, как представляем себе.

Она с удовольствием ездит по деревням, покупает старые полотенца, покрывала, вышитые вещи. В крае бездежских фартучков найти такую красоту несложно. Комнату в доме она обустроила полностью в деревенском стиле. Все полотенца, салфетки, покрывала тканые, сделанные руками умелиц, реставрировали даже старые стулья. Родители мужа подарили старинную кровать, которая органично вписалась в интерьер.

Сейчас здесь на почетном месте висит вышиванка бабушки Инны. Ее мать очень дорожила ею, повсюду возила с собой, а когда побывала у дочери, посетила музей «Бездежский фартушок», то извлекла из шкафа свою дорогую реликвию и отдала дочери.

Те розы, вышитые бабушкой Ольгой, когда ей было 75 лет, теперь помещены за рамкой напротив входа. Недавно здесь сделали большой деревянный стол, подвели на кухню теплую воду. В планах — оборудовать санузел из бывшей кладовой. А пока туристы обходятся летним душем. К ней едут те, кто ищет тишины, спокойствия, созерцания природы. Компании для пьянок здесь не принимают. Основной контингент усадьбы «Воздух» — люди с определенным уровнем образования и культуры. Нередко бывают столичные айтишники, которые могут и поработать, и отдохнуть на свежем воздухе. За домом есть небольшой закуток, где поставили диванчик и столик, здесь можно выпить кофе. Так гости назвали тот закуток «Балы», так как там папоротник растет. От них услышала: «Пойдем на балу». Самой понравилось, теперь будет говорить гостям, что на Купалье на том «Балу» цветок папоротника можно поискать.

Отдых «на Бали»

Ходим с хозяйкой по большому подворью, и не перестаю удивляться, как здесь все интересно организовано: цветник по принципу сада безостановочного цветения, далее небольшой молодой грушевый сад, за ним — плантация вишен, несколько кустов Молин и голубики — все для туристов. Посередине большой кустистый можжевельник не нарушает общую картину, а, наоборот, смотрится очень даже к месту. Оказалось, здесь был полуразвалившийся сарай, его снесли, а хозяйка в первый же год посадила куст можжевельника. На месте бывшего сарая, где стояла корова, растение чувствует себя очень комфортно.

Ну, и венец этого природного царства — дуб. В середине мая, когда все кругом буяло зеленой листвой, эта высотка еще и не думал распускаться. Как пояснила хозяйка, дуб зимний, он только прошлогодние листья сбросил в марте, а теперь вот неспешно собирается выпустить из почек зелень. Инна все изучает, всем интересуется. Специалиста лесхоза приводила, чтобы помог определить возраст дуба. Сказали, что точно более ста лет дереву. Как выяснила, здесь раньше были сплошь дубравы. После активной фазы мелиорации растительный мир стал меняться, дубов значительно стало меньше.

А муж тоже увлекся садоводством, восстанавливает старые яблони. Она выращивает различные сорта роз, сказала, что намерена увеличивать присутствие роз во дворе. Одним словом, старый дом в таком прекрасном саду заиграл какими-то новыми красками и оттенками. Это оценили многие, кто побывал. Одна туристка из столицы уже в четвертый раз приезжала: сначала — одна, потом с сестрой, с молодым человеком, с друзьями. Все желающие отправляются на экскурсию. Недалеко музей Наполеона Орды, Мотоль с его музеями. «Здесь совсем рядом — Споровский заказник, мы окружены болотами. Сейчас я активно занялась изучением экоинфраструктуры, экологических троп, на это есть спрос у современного туриста, важно владеть информацией, — считает хозяйка агроусадьбы. — Рядом с нами уникальный музей „Бездежский фартушок“. Для тех, кто хочет увидеть что-то новое, программа найдется».

Также в планах хозяйки сделать в доме небольшую выставку репродукций из альбомов Луизы Бойд. Это известная путешественница, изучавшая жизнь Полесья в начале ХХ века. Там же бездна информации о жизни этого края в начале века, о ремеслах, быте, праздниках. «У меня есть не только книга, но снимки в электронном виде, их только нужно должным образом оформить. Вот сюда, на кухню, — показывает, — думаю повесить иллюстрацию процесса выпечки хлеба. Будет наглядность для экскурсий».

Теперь ей и мама советы дает по обустройству агроусадьбы. Маме идет 87-й год. Она продала квартиру в Минске, для нее купили квартиру в Белоозерске, сейчас она живет рядом с дочерью. Любит белорусскую литературу, читает по-белорусски и прозу, и стихи. Радуется, что дочь нашла себя в новом деле.

Еще Инна успешно реализовывает себя как хозяйка, она прекрасно готовит. Апельсиновый кекс, которым мы угощались, во рту таял. Изюминку придавал ее фирменный травяной чай. Способности, по-видимому, от прабабушки-француженки. Когда-то прадед в Польше познакомился с красавицей Констанцией и привез ее в Беларусь. Это отдельная целая история. Но семейное предание говорит, что Констанция умела все. В нее пошли, как видно, и дочь, и внучка, и правнучка.

Почему «Воздух»? — спрашиваю о названии агроусадьбы. «Знаете, — рассказывает, — лежу в гамаке, смотрю в небеса, думаю о судьбах вселенной, и вдруг таким легким приятным ветерком повеяло на лицо — просто почувствовала вкус воздуха. Оно же здесь чистое, прозрачное. И так красиво на душе сделалось. Словно кто прошептал это название».

Светлана ЯСКЕВИЧ 

Дрогичинский район

Фото автора и из архива героини

Выбор редакции

Общество

Приложение для налогов

Приложение для налогов

Ключевые новации связаны с цифровой сферой.

Экономика

Нынешний урожай нужно собрать без потерь

Нынешний урожай нужно собрать без потерь

Убрать с полей предстоит более 2 миллионов зерновых колосовых и зернобобовых культур без кукурузы, гречихи и проса.

Общество

Виктория Шумельчик: «Никогда не глянула бы на мужчину-бездельника»

Виктория Шумельчик: «Никогда не глянула бы на мужчину-бездельника»

Внешне она — романтичная светловолосая женщина...