Вы здесь

Как краевед собирает по крупицам историю родного края


Сергей Старикевич — довольно известная личность в Молодечненском районе. Бывший сотрудник Минского областного краеведческого музея, человек, преданный своей малой родине, по крупицам собирает малоизвестные факты из истории родного края, предметы быта, которыми пользовались предки, и отдает областному музею и музею Красненской средней школы.


Сергей Викторович человек скромный, о себе рассказывает вкратце.

— Родился в поселке Красное в 1961 году, тут же окончил десятилетку. В 1978-м поступил в Минский институт культуры. В программе учебного заведения был курс музееведения, который меня очень заинтересовал. Но тогда даже не думал, что буду заниматься музейным делом. После окончания института меня распределили в Ивенецкий Дом культуры. Поработал там чуть больше месяца, получил повестку из военкомата и уволился с места работы. Но в армию меня не взяли по состоянию здоровья. И тогда устроился в Минский областной краеведческий музей. Работа была интересная: встречи с людьми, экспедиции, командировки, сбор экспонатов, работа в архивах, — вспоминает мой собеседник.

Красное — центр литейного производства

— Сергей Викторович, вы много внимания уделяете своей малой родине — Красному, ее истории, культуре, судьбе своих земляков, находите интересные предметы быта, принадлежавшие предкам. Слышала, что какая-то интересная история связана с алюминиевым чугунком, который вы отдали в музей.

— Да, у этого железная дорога интересная история. Им пользовалась еще моя бабушка по матери, Любовь Сергей, которая жила в Мясоте. И варила в нем пищу для всей семьи. Этот чугунок сделал своими руками двоюродный брат бабушки Сергей Ульчиц из деревни Ласси еще до Октябрьской революции. Очень хозяйственный был мужчина, держал кузницу, мельницу. У него было даже небольшое литейное производство по изготовлению различных предметов. Как делают алюминиевые железные дороги, мой родственник увидел в Минске. Это дело его заинтересовало, так как в довоенное время его земляки пользовались глиняной посудой. В результате он привез в лоси несколько форм для отливки чугунков. Продукция была востребована у жильцов. Продавал ее на ярмарке в красном, а когда его закрыли, перебрался в соседний городок. После удачной продажи возвращался домой с полной тележкой зерна, — рассказал Сергей Старикевич. 

Литейное производство продолжало работать и во время Великой Отечественной войны, и после нее. При освобождении Красного было подбито много танков — британских «Валентайнов» и американских «Шерманов», которые попадали в Советский Союз по ленд-лизу. Моторы у них были легкие, танки были напичканы алюминиевыми деталями. Умельцы разбирали машины на запчасти, добывали необходимый материал, который шел на изготовление посуды. Об этом Сергею Старикевичу рассказывал дед, местные старожилы. Сергей Викторович считает, что и чугунок, доставшийся его бабушке, был изготовлен из таких алюминиевых запчастей. Он бракованный. «Нестандарт», который нельзя было продать, отдавали работникам. Бабушка им пользовалась долгое время. Когда ее не стало, Сергей Старикевич вместе с матерью переехали в Молодечно. «Конечно, выбросить такую уникальную вещь не поднялась рука. Думаю, подобных самодельных предметов в Беларуси не осталось», — считает Сергей Викторович. 

После войны решили перенести литейное производство из лосей в более крупный населенный пункт — Молодечно. Обустроили ее в подвале еврейского кирпичного дома. Сначала здесь работало десять мастеров, в том числе и дед Сергея Старикевича — Игнат Александрович.

— Мой дед был родом из Мясоты. Во время войны дом сожгли фашисты. За несколько месяцев до освобождения немцы гоняли местных жителей на разбор железнодорожного полотна, которое взорвали партизаны вместе с эшелоном. Игнатию Алексадровичу бревном покалечила ногу. Надо было отстраиваться, кормить семью. и когда после войны начали организовывать маленькие производства, кооперативы, то дед подался в литейку. Он отливал формы — понадобились навыки столяра.

... и гончарного мастерства

По словам Сергея Старикевича, Красное славилось и гончарным производством. Чтобы доказать этот факт, краеведу пришлось кропотливо поработать в архивах. Существование «гончарки» подтвердили и местные старожилы. В деревне до войны функционировали два завода по изготовлению печного кафеля. Их владельцы — Шалом и Есель Каменецкие. Здесь работал известный мастера Болеслав Соболевский, которого знали далеко за пределами Молодечненского района. Он разработал особый состав глазури, которой покрывали гончарные изделия.

Устроиться на заводы Каменецких считалось престижным, поэтому недостатка в рабочей силе не было. Здесь работало 28 человек. Но иногда люди выражали недовольство, хотя зарплата была довольно приличной на те времена. В частности, Соболевский получал 140 злотых, на эти деньги можно было купить 70 килограммов хорошего сала.

В 1940 году производство отошло под юрисдикцию государства. Болеслав Соболевский работал простым рабочим, затем его назначили директором. Как свидетельствуют архивные документы, 4 января 1941-го на одном из предприятий возник пожар. В поджоге обвинили директора, осудили. 

Во время Великой Отечественной заводы не работали. После ее окончания производство не возобновили, хотя такие намерения были. Говорят, здесь хотели даже детские игрушки выпускать. Но начали появляться конкуренты, открывались аналогичные производства в Минске, Молодечно. 

— В 2010 году в Красном прокладывали газопровод по территории одного из бывших заводов. Я обследовал траншеи. Повезло найти куски аутентичной кафеля. Наиболее часто встречался кафель зеленого, коричневого, оранжевого, песочного цветов, — поделился Сергей Викторович.

— Кстати, муж моей родной тети был отличным печником, выполнял заказы земляков. Я ходил по людям, фотографировал печи, сложенные его руками. А в некоторых домах остались только осколки кафеля, мне отдали несколько образцов, которые я передал в Минский областной краеведческий музей, — добавляет краевед.

Здесь же хранится и прибор для стрижки, изготовленный в 1960 году на заводе в Горьком. «Мать купила его в торговой скамейке в Красном. В детстве она стригла этой машинкой нас с братом», — вспоминает Сергей Викторович. 

Нине Игнатьевне уже 89 лет. У нее прекрасная память и светлый ум. Сын с удовольствием слушает мамочку и записывает ее воспоминания. А женщине есть о чем рассказать. За свою долгую жизнь она пережила много.

В последние годы Сергей Старикевич написал несколько книг. Об истории родного края, судьбе земляков, о войне. Книга «Просим у вас прощения» посвящена теме Холокоста, жертвам концентрационных лагерей. Заслуживает внимания книга «Неизвестное об известном», занявшая почетное место в фондах музея. А тему для исследовательской работы подсказал необычный случай. Жительница деревни Мороськи Ольга Калачик капала на огороде ему под пограб и наткнулась на горшок. В нем находилось 5 768 монет середины XVI — начала XVII века. Сейчас он хранится в музее.

Параллельно с написанием книг Сергей Старикевич занимается своим родословным. 

Татьяна ЛАЗОВСКАЯ

Фото автора

Выбор редакции

Здоровье

Как мыть фрукты, овощи и зелень, чтобы не отравиться?

Как мыть фрукты, овощи и зелень, чтобы не отравиться?

«Обрабатывать овощи и фрукты средством для мытья посуды нельзя».

Религия

200 лет под покровительством Петра и Павла

200 лет под покровительством Петра и Павла

Гомельский кафедральный Свято-Петро-Павлосский собор — один из самых величественных православных храмов Беларуси, один из немногих памятников архитектуры зрелого классицизма, сохранившийся до наших дней.

Общество

В чем пойти на выпускной бал?

В чем пойти на выпускной бал?

Посмотрим, что советуют стилисты и что реально приобрести в наших широтах, желательно не вгоняя родителей в долги.