Вы здесь

Что излечивает от комплекса ничтожности. Беседа с Игорем Марзалюком


С Игорем МАРЗАЛЮКОМ, председателем Постоянной комиссии Палаты представителей по образованию, культуре и науке, доктором исторических наук, профессором, членом-корреспондентом НАН, беседа была задумана на конкретную тему. Предполагалось, что речь пойдет о новом курсе «История белорусской государственности», который с этого года начали преподавать в вузе, и об одноименном пособии (Игорь Александрович один из инициаторов введения этого курса и один из авторов учебника). Но это был как раз тот случай, когда из отдельного переходишь к общему, ведь от него, этого отдельного, общее во многом и зависит...


— Игорь Александрович, я сейчас выскажу мнение скорее не журналиста, а, скажем так, образованного обывателя. Мне кажется, что с введением курса «История белорусской государственности» в образовательную систему мы опоздали лет на двадцать, если не больше...

— Давайте скажем честно: в 1990-х — и даже не в начале, а позже — в системе образования существовало пренебрежительно-презрительное отношение к гуманитарному блоку дисциплин. Считалось, что главное — физика, математика, ну, еще иностранный язык. Так называемая реформа социально-гуманитарных дисциплин, которая у нас была до недавнего времени, привела к интеллектуальному обнищанию, включая тех, кто будет завтра управлять государством. Курс истории Беларуси, который преподавали в высшей школе, был упрощенным рафинированным вариантом курса средней школы. И какой в этом был смысл? Идея совершенствования преподавания социально-гуманитарного блока появилась у нас с Игорем Василевичем Карпенко, который в то время был министром образования. Была создана рабочая группа под моим руководством, в ней были собраны лучшие гуманитарии. И мы пришли к выводу, что нужна дисциплина, которая представляла бы собой синтез политической, социальной, исторической, мировоззренческой дисциплин. Именно такой дисциплиной призвана стать история белорусской государственности. Она отвечает на три фундаментальных вопроса: откуда мы? почему мы такие, какие есть? как нам строить стратегию нашего будущего? По сути, одноименное пособие — это первый за всю историю государства системный учебник, где показана история возникновения и развития белорусской субъектности — политической, экономической, культурной — через эволюцию государства, государственных институтов, а также тех этнических общностей, которые сегодня все вместе образуют белорусскую нацию...

— Фактически ответ на вечное Купалово и наше общее: «А хто там ідзе?»...

— Я когда-то в мемуарах Шарля де Голля прочитал одну очень интересную мысль. Он, потомок древнего рыцарского рода, написал: «Я рос в атмосфере вечности Франции». Я хочу, чтобы этим учебником мы создали у молодежи атмосферу исторической вечности Беларуси. Чтобы они понимали, что Беларусь не вчера появилась и завтра не исчезнет. Что существование на политической карте мира белорусского государства — это результат труда и усилий наших предков, что в нашей государственности большая письменная история.

В этом учебнике нет каких-то этнических фобий, ненависти, унижения. Но можно сказать, что этот учебник — то, что излечивает от комплекса ничтожности. Мы не пропустили ни одного момента развития нашей государственности. К примеру, в первом разделе, посвященном этапам этого развития, есть все: начиная от Полоцка и Турова до наших дней. Второй раздел посвящен истории государственных институтов: здесь и Полоцкая правда, и статуты ВКЛ, и судебники, и уставные грамоты БНР, и все редакции Конституции БССР, и нынешняя Конституция. Рассказываем об Институте главы государства — начинаем с князя, заканчиваем Президентом. Рассказываем о правительстве — от чинов княжеской администрации эпохи Полоцкой земли и до сегодняшнего Совета Министров. Рассказываем таким же образом и о судебной власти. Все показано через призму исторической эволюции белорусской государственности, главный посыл — за нашими нынешними институтами есть определенная традиция, и мы эту традицию разбираем и анализируем.

Третий раздел «Беларусь на грани культур и цивилизаций». Здесь об этногенезе белорусов; какие названия этой территории существовали; какие народности здесь жили, сообщества, которые сегодня составляют современную белорусскую политическую нацию. Упомянули всех: и русских старообрядцев, и литовцев, и цыган, и евреев, и татар. Мы показываем, как возникало все то, что называем белорусским миром и что такое белорусская терпимость. Есть раздел, посвященный государственным символам, государственным праздникам. Мы не избегали никаких узких, неудобных моментов. Рассказываем подробно, какие флаги существовали в истории Беларуси, как менялась символика и почему, чем был обусловлен выбор белорусского народа на разных этапах развития тех или иных символов, не пропуская ни одного этапа нашей истории. Часть, посвященная социально-политическому развитию, рассказывает о политической жизни в стране, о существующих партиях и движениях, о внешней политике. Короче, о цивилизационном развитии государства...

Издание богато иллюстрировано, выполнено с учетом новейших технологий. Здесь много QR-кодов, благодаря чему этот учебник — своего рода проводник ко многим другим книгам, здесь выверены научные авторские карты. Есть подробная хронологическая таблица истории белорусской государственности. Короче, сделано максимально все, чтобы учебник был удобен и интересен для молодого читателя. И чтобы заставлял его думать. Кстати, к 1 сентября мы готовимся издать учебное пособие для средних специальных учебных заведений, упрощенное, сокращенное, с учетом программы. А еще готовим Атлас по истории белорусской государственности и Хрестоматию по истории белорусской государственности. Таким образом, у нас в этом году должен появиться полный учебно-методический комплекс.

— Лучше поздно, чем никогда?

— Я отвечу, что мы дозрели до этого курса, до понимания важности гуманитарных дисциплин в укреплении национальной безопасности. И мы поняли, что мировоззренческие вещи не менее важны, чем экономика. Если не ошибаюсь, это Лев Толстой сказал, что Чингисхан с телеграфом — это страшно. Так вот, чтобы не плодить сегодня «Чингисханов с телефонами», мы должны думать о гуманитарной составляющей.

В Год исторической памяти был сделан очень важный шаг — создан Совет по исторической политики при Администрации Президента. Кстати, пособие, о котором говорим, было рекомендовано советом. Но это первый шаг, еще много работы впереди. Например, над созданием пантеона национальных героев, над терминологией, над определением многих вещей, вызывающих споры в обществе. Нужно понять очень важную вещь: мы ничего не выбрасываем из истории, историческая память не может быть фрагментарной и выборочной. Другое дело (и самая большая проблема) — это интерпретация. Кто бандит, кто герой, кто может быть культурным символом, на каких персонажах можно строить историческую память народа. Любой сюжет требует основательной проработки и популяризации. Причем основываясь на конкретных фактах и документах. Нам нужна историческая катехизация всех групп белорусской нации.

— События 2020 года усилили это понимание, ускорили этот процесс? 

— Мы начали это важное дело делать до 2020-го года. Первый, нулевой вариант пособия и учебная программа существовали уже в 2017-м. 2020 год приостановил работу над усовершенствованным вариантом, а после пришлось что-то и корректировать. Определенные вещи пришлось пересматривать, делать более четкие акценты на некоторых нюансах, которые до этого звучали не так четко. Но в целом структура пособия сохранилась такой, как была задумана. Когда стало понятно, что в стране будет проводиться конституционная реформа, было решено еще отложить выпуск, чтобы пособие вышло уже и с его учетом.

— Если говорить об упомянутой вами интерпретации, подачу конкретного лица... Для меня лично, пожалуй, самым сильным шоком 2020-го было исполнение песни «Магутны Божа» на «Яме». Причем, думаю, те, кто пел, не понимали, какое это кощунство...

— А все потому, что в возрожденческой белорусскоязычной публицистике с подачи белорусской американской эмиграции существует полностью фальшивый образ Натальи Арсеньевой, где она изображается как мечтательница-поэтесса, которая в любых обстоятельствах заботилась о белорущине и не служила никому, только высоким художественным достоинствам. Сейчас кто-то скажет, что я пропагандист, который пытается очернить светлое имя... Господа, как профессиональный историк я посоветую вам обратиться к аутентичным письменным документам, свидетельствующим, что человек делал и чего не делал. В Национальном архиве такие документы есть, их много и о тех, кто сотрудничал с фашистами во время оккупации Беларуси. Кстати, как довелось увидеть, некоторые папки с этими документами вообще никем не были просмотрены. Призываю всех, кто рассказывает сказки об Арсеньеве: сходите в архив. Посмотрите, кем реально был ее муж и что он делал. Почитайте газеты, в которых она печаталась. Ее светлый образ рушится еще до войны, когда она якобы была пламенной советской патриоткой. Почитайте ее стихи, посвященные памяти Ленина, почитайте ее «Оду Сталіну»... И почитайте то, что она писала уже в газетах времен оккупации, — увидите, какой ярой антисемиткой она была, как поддерживала гитлеровский режим. Она в 1943 году издала сборник, в котором были не просто стихи — это были маршевые песни 13-го Белорусского батальона СД, на совести которого пять гетто, карательные операции «Котбус» и «Корморан»... Почитайте коллаборационистскую «Беларускую газету» — как они подавали поражение немцев под Сталинградом: фашистов они сравнивали с дружинами полоцкого Всеслава Чародея, который потерпел поражение на Немиге, но все-таки потом занял Киев... Что это, как не кощунство? Вы еще найдете расписку мужа Арсеньевой Кушеля о получении в пользование изъятых еврейских перин. Они спали на перинах убитых евреев! И можно ли, зная это, петь ее стихотворение на месте массового уничтожения евреев?.. Кто-то скажет: при чем одно к другому — стихотворение же красивое. Безусловно, красивое. Но в Германии до сих пор запрещены безобидные фольклорные песни — только по той причине, что они были маршевыми песнями батальонов СС... То же самое можно сказать и о дискредитации бчб-флага — она на совести тех, кто торжественно вывешивал его рядом с флагом со свастикой... К сожалению, мы в учебниках тему коллаборации вообще старались обходить. Но как только мы замалчиваем подобные сюжеты, возникает фальшивое представление о пылких рыцарях, которые якобы сражались с двумя тоталитарными режимами... При том, что во всех источниках, даже немецких, засвидетельствовано, что белорусский народ дал в ту войну наименьшее количество предателей, о них, этих предателей, надо говорить и знать. Пример на «Яме» — это как раз и свидетельство того, что до недавнего времени мало говорили и знали.

— Но 30-35-летние учебник читать уже не будут. Как им все это объяснить?

— В популярной форме — через СМИ, через фильмы, через книги. Причем не через причудливые монографии, написанные сухим языком, а через, если хотите, вызов. Потому что абсолютное большинство белорусов — всех поколений — имеет прочную антинацистскую прививку. Почему мы так радостно празднуем и, я уверен, будем праздновать 9 Мая и 3 Июля. Потому что для нас это буквально праздник жизни. Мы выжили как народ только благодаря тому, что эти даты в нашей истории произошли... Мы должны апеллировать к таким понятным белорусам понятиям, как гуманизм, человечность, и показывать, что определенные сюжеты и определенные «герои» с этими понятиями никак не согласуются. Это должна быть системная работа, и мы ей сейчас занимаемся. Кстати, самая эффективная форма работы (она же, пожалуй, и самая сложная) — это выступление перед людьми, глаза в глаза, с доказательствами, с документами. Конечно, трудно убедить того, кто свято верит во что-то. Но люди должны знать, что скрывается за тем или иным событием в истории, что скрывается за той или иной фамилией и какие поступки делал этот человек, за тем или иным стихотворением и для чего и для кого он был написан. Историческая наука — это наука глубоко нравственная. Люди совершают аморальные поступки, но оправдания таким поступкам не может быть. Нет такой идеологии, нет такой символики, во имя которой вооруженный мужчина в военной форме имеет право убивать детей.

Я, кстати, планирую сейчас издать книгу, посвященную истории символики, — научно-популярную, но с документами. Я не буду никого хаять, употреблять оскорбительные слова в отношении каких-то символов — я просто буду показывать, что они такое и почему тот или иной символ белорусский народ отрицает или, наоборот, упорно защищает, считает милым своему сердцу... Людям нельзя врать, полуправда всегда рождает большое недоверие. Когда ты что-то утверждаешь, ты должен доказать это фактами.

— Свою телепрограмму «Символы белорусской вечности» на СТВ вы назвали под впечатлением слов де Голля?

— Да.

— Но ведь в ней не только новейшая история, но и то, что происходило столетия назад. С точными фактами здесь сложнее...

— Материальные свидетельства оставили даже события, которые были столетия назад, — книги, культовые памятники и т.д. важно руководствоваться именно ими, создавая реконструкцию далекой эпохи. При этом подавать для телеаудитории наиболее просто и понятно. Заниматься популяризацией науки — задача очень сложная.

— Недавно довелось от вас услышать: «Концепция исторической памяти». Это понятие философское или все же имеет шансы стать понятием политическим — на уровне нормативного документа?

— Это международная практика — нормативно закрепленный, утвержденный законом официальный взгляд государства на важнейшие события в истории той или иной нации, влияющие на день сегодняшний, ложная интерпретация которых воспринимается как национальное оскорбление и преследуется по закону. Такие законы, которые существуют во многих странах, называются мемориальными. У нас, как пример к сказанному, — усиление на законодательном уровне ответственности за пропаганду нацизма и нацистских символов, Закон «О геноциде белорусского народа». Именно из подобных мемориальных законов и может сложиться в конце концов концепция исторической памяти. Мы здесь не первопроходцы. Посмотрите, сколько подобных законов в Польше, как строго там все регламентируется, там есть целый Институт национальной памяти. На мой взгляд, и нам нужна подобная структура, и рано или поздно мы ее создадим. Сегодня, по сути, ее функции выполняет уже упомянутый Совет по исторической политике. Нам нужно этим заниматься, ведь именно сегодня осуществилась мечта многих поколений белорусов: мы имеем свое независимое государство, которое крепко стоит на ногах. Но это плод труда всех поколений, и мы должны об этом знать и помнить. Мы возвращаемся к себе. Мы фантастически успешный народ — чуть более ста лет прошли такой путь! Нам нужно научиться ценить то, что имеем, любить свое, не пренебрегая чужим. Все, что мы делаем сегодня в историческом плане, направлено на уважение к себе и к соседям и на понимание величественности пути своего народа.

— Мы пока только учимся это понимать.

— Мы учимся, но мы очень хорошие ученики. Белорусы медленно запрягают, но очень быстро едут. Мы это не раз в истории доказали.

Беседовала Елена ЛЕВКОВИЧ

Выбор редакции

Культура

Стасья Корсак: «Оставайтесь индивидуальными»

Стасья Корсак: «Оставайтесь индивидуальными»

Юная артистка, которая органично преподносит себя в разных образах и жанрах.

Экология

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Три месяца сплошной жары нам не обещают