Вы здесь

«Огненные деревни. Нельзя забыть». Чашникские сестры Хатыни


В Чашникском районе Витебской области в годы Великой Отечественной войны было уничтожено 187 деревень — это 2440 дворов и более 3500 человек мирного населения. Фашистами были проведены четыре карательные операции в Чашниках, Черее, Лукомле и Краснолуках.


Обелиск в деревне Асташово.

Под оккупацией

5 июля 1941 года Чашники были заняты немцами. На большую часть территории района оккупанты зашли без боев, и только около деревень Толпино, Больших и Малых Липовичей, Гор проходили тяжелые бои чаще 17-й дивизии с немецко-фашистскими захватчиками. Силы противника значительно превосходили советские войска. После боя на поле возле Толпина остались стоять памятниками трагедии 84 подбитых советских и немецких танков, сотен боевых машин. Лишь небольшое количество воинов, принимавших участие в боях, смогли выйти из окружения. 20 июля Чашникский район был полностью оккупирован немецко-фашистскими захватчиками.

Особенно страшными для чашничан были действия фашистов в конце 1941-го-начале 1942 годов. За этот период было уничтожено более 3000 жителей района еврейской национальности. Генеральным планом немецкого командования «Ост» предусматривалось уничтожение и выселение на восток 75% населения и только 25% белорусов подлежало онемечиванию и использованию в качестве рабов на сельхозработах. План был рассчитан на 30 лет, но фашисты решили ускорить его выполнение. На всей территории района шло массовое уничтожение населения.

В ответ на действия партизан и подпольщиков фашистские захватчики проводили карательные операции. За годы войны в районе было сожжено 2440 дворов, уничтожены 187 населенных пунктов, некоторые из деревень были сожжены вместе с жителями. В войну были разрушены Чашникский костел и Троицкая церковь, превращенная в оборонительный объект.

Чашники были освобождены 27 июня 1944 года частями 204-й и 357-й стрелковых дивизий 43 армии при взаимодействии с 9 гвардейской механизированной бригадой 3 гвардейского механизированного корпуса, Чашникской партизанской бригадой «Дубово» и партизанской бригадой имени Константина Заслонова.

Семь тысяч чашничан сражались в действующей армии. За мужество и отвагу сотни воинов были награждены орденами и медалями, семь уроженцев района удостоены высокого звания Героя Советского Союза, Бородавко Павел Григорьевич — полный кавалер ордена Славы.

Асташово сжигали дважды

В деревне Асташово до войны насчитывалось 56 домов, 10 колодцев, стояли хозяйственные постройки, работали школа и клуб. Чуть позже населенный пункт стал центром колхоза «Ударник». Обычная деревня, привычная для тех лет жизнь. Воспоминания жителей и историю асташевской трагедии долгие годы по крупицам собирали в Ведранской школе, сегодня эти ценные свидетели истории хранятся в экспозиции школьного музея.

Сохранились довоенные воспоминания Полины Песецкой:

Центральная экспозиция мемориальный комплекс «Вишенки».

«Жили бедно, обуть-одеть было нечего, однако работали все на совесть. В 14 лет я пошла в колхоз, работали тогда так, что лошади не выдерживали, а человек должен быть выносливым. При этом искали возможность отдохнуть и повеселиться. И умели быть веселыми и счастливыми. Это потом спасало нас в войну. Как будто специально к этому готовила нас жизнь».

На долю Асташово выпала страшная судьба, каратели сожгли 22 человека, оставив сиротами и вдовами десятки сельчан. Немцы устраивали расправы над семьями партизан.

Анна Козлова и пятеро ее братьев остались без матери: «Мне не было и 14 лет... Отец поддерживал связь с партизанами, выполнял их поручения. В 1942-м в деревню приехали каратели, которые узнали об этом от полицаев. Встретили на улице отца и спросили: как найти Демьяна Козлова? Поняв, что ищут его самого, отец направил их в противоположную сторону деревни и успел скрыться. Но кто-то подсказал фашистам точный адрес. Они ворвались в наш дом и забрали маму, долго ее пытали. Мама уже не вернулась домой... Уже потом узнали о мученической смерти: ее привязали к оглобле и заставили бежать вместе с лошадью... В тот день, когда сожгли деревню, мне удалось скрыться и остаться в живых. Но мы видели все. Пахло дымом и смертью».

В первый раз осташовские дома немцы подожгли в 1943-м. Тогда по приказу старосты Ивана Бородавки захватчики уничтожили 16 домов. Здесь жили те, чьи родственники ушли в партизаны. Уже через годы, в послевоенное время в деревню придет известие о том, что местная жительница случайно столкнулась с предателем на Ленинградском заводе, где работала вместе с бывшим старостой. Она узнала его, рассказала о встрече соответствующим органам. Было следствие, и Иван предстал перед судом.

Во второй раз масштабы трагедии были еще больше. Версий, почему именно Асташово постигла огненная судьба, несколько. По одной из них, причиной трагедии стала месть фашистов за двоих убитых партизанами «народников», которые хозяйничали в деревне накануне — шли по домам, отбирали продукты и вещи. Об этом узнали партизаны и убили предателей, спрятав трупы. Однако, как утверждают сельчане, была еще одна «народница», которая увидела эту картину и быстро передала немцам. Месть не заставила долго ждать... По другим версиям, Асташово была партизанской деревней — из каждой семьи в лесные мстители уходило по несколько человек. Согласно третьей, деревня попала в план «выжженной земли». Но какой бы повод не был — результат оказался один, и он страшный.

22 апреля 1944 года каратели вторглись в деревню. Долго выспрашивали у местных жителей, кто убил «народников», а когда никто не произнес ни слова, отобрали от толпы 22 человека, согнали в дом и сожгли заживо. На пути поджигали и остальные дома. Не тронули фашисты только единственное здание — дом старосты, который и сдал немцам своих односельчан.

Екатерине Бородавке удалось выжить: «Оставшийся в живых, ночь не спала. Все боялись, что фашисты вернутся и сожгут остальных. На следующий день, когда немцы и «народники» покинули деревню, мы собрались на пепелище. Кого-то узнавали по кусочкам одежды, которые сохранились снизу. Но большинство сожженных не нашли. Похоронить по-человечески каждого на кладбище было невозможно».

Ветеран войны и труда Николай Катульский, который вместе с отцом воевал в бригаде «Дубово», также оставил в школьном архиве свои воспоминания о той трагедии: «В огне погибла моя мать и три сестры. Немцы сожгли 45 домов. Мы, партизаны, ничего не знали об операции, которую готовили каратели, поэтому не могли помочь сельчанам и родным». Николай с отцом не знали, что их семья навечно осталась на огненном пепелище...

На мемориальном комплексе «Вишенки» установили табличку с цифровым QR-кодом.

Нина Катульская была маленькой девочкой. Ей удалось спастись, а когда она вернулась домой, узнала, что мама погибла в огне. «Как только я подошла ближе к сгоревшему дому и увидела погибших, поняла: там моя мамочка, — рассказывала она. — Я тогда бросилась к ним, разбрасывала обгоревшие бревна, разгребала пепел — хотела узнать маму. Однако это не получилось. Стояла и плакала, плакала, как и все, кто там был. Кто предложил похоронить всех в братской могиле, я уже не помню. Останки людей собирали в покрывала. Я брала их в руки и все думала, что они — моей мамы».

Похоронили 22 человека в братской могиле на том же месте, где случилась трагедия. Посадили сосну, рябину и две березки. После войны останки перенесли в начало деревни, поставили высокий обелиск с красной звездой наверху. С тех пор и по сей день к нему не зарастает народная тропа: школьники взяли шефство над мемориалом, здесь регулярно проходят памятные мероприятия.

В Чашникском районе проходит патриотическая акция «Память поколений», в рамках которой проводился конкурс на лучший макет огненной деревни среди учреждений образования района. Победителем его стала Ведранская школа, предложившая на суд жюри цветной двухметровый макет довоенной деревни Асташово. Школьники вместе с педагогами восстановили населенный пункт в бумаге по архивным документам и воспоминаниям живых свидетелей: дома с соломенными крышами, колодцы с журавлями и аистянка — как символ мира и спокойствия. Но, к сожалению, в тот страшный апрельский день 1944 года широких крыльев не хватило, чтобы закрыть осташовцев от беды...

«Народниками» называли предателей из эсэсовской бригады Русской освободительной народной армии (РВНА) под руководством Бронислава Каминского, которая была создана из выходцев из СССР. Сформированные Каминским подразделения РВНА принимали активное участие в карательных акциях против партизан и мирного населения. Всего на территории Брянской и Витебской областей в 1941-1943 годах бригада РВНА уничтожила более 10 тысяч советских граждан, заживо сожгла 203 человека, полностью было сожжено 24 деревни и 7300 колхозных дворов, разрушено 767 общественных и культурных учреждений.

Горькая судьба Вишеньки

9 марта 1944 года стало последним весенним днем для жителей деревни Вишенки. Каратели 839-го охранного батальона сожгли здесь 114 человек — женщин, детей, стариков. Спастись удалось единицам.

Из воспоминаний Бориса Звонова, командира четвертого партизанского отряда бригады «Дубово»: «Наш отряд вел боевые действия на территории Чашниччины. Наши подразделения базировались в районе деревень Неугодово и Кушняровка. Отсюда уходили на очередные операции против ненавистного врага. Так было утром 9 марта 1944 года. Накануне в отряд поступило сообщение, что в направлении деревни Вишенки должно пройти воинское подразделение врага. Решение появилось сразу: подготовить недалеко от деревни засаду и нанести по фашистам удар. Спрятались на опушке хвойного леса, начали ждать. А чтобы знать, с какими силами придется бороться, нескольких партизан отправили в разведку. Вернулись они быстро, доложив, что в нашем направлении движется мощная немецкая группировка, путь которой «расчищает» ударная разведывательная группа... Мы прикинули свои возможности и решили вступить в бой с фашистским Авангардом, захватить «языка» и отступить. Вот на дороге показались немецкие разведчики. Мы их пропустили немного вперед и открыли огонь. Стрелять старались, как говорится, редко, но метко, так как не хватало боеприпасов. Упал один вражеский солдат, затем второй... Немцы не выдержали натиска, начали отступать, оставляя погибших. Результатом той стычки стали десятки два уничтоженных фашистов и два «языка». Но, как часто случалось в те нелегкие дни, партизанская наша удача не обошлась без потерь. Погиб один партизан, нескольких ранило. И все же самая ужасная страшная весть пришла в отряд позже, когда уже отступили на место постоянной дислокации... Ни в чем неповинным жителям деревни Вишенки отомстил за партизанскую вылазку злейший враг, еще раз показав свой зверский фашистский облик... Как сжимались наши сердца, какой ненавистью горели они, когда мы узнали, что немцы сожгли Вишенки, убили десятки невинных людей: женщин, детей и стариков. В те дни, идя в бой, многие из нас думали: «Это вам за Вишенки, фашистские гады!».

Макет деревни Асташово в довоенные годы.

Несколько человек смогли выскочить из горящих домов.

Сохранились воспоминания Веры Булыненок: «Когда начали стрелять, я выбежала из дома и направилась к своей тетке. Через окна было видно, как фашисты гнали по дороге маленьких детей, наших женщин, стариков. Сидела, крепко прижав к себе двоюродного братика и сестренку. К нам в дом ворвались только один раз, сказали, чтобы мы выходили на собрание, больше не появлялись. Мы решили остаться дома. Когда там, на холме, где стояли два дома — Шумановичей и Петуховых (в них жгли людей), все было закончено, немцы еще раз прошлись по деревне. Зашли и к нам. Один из них прямо с крыльца начал стрелять в нас из автомата, а потом в тетю, которая все стояла у стены, ломая руки, кричала: «Батюшки, что же вы делаете? ! Не трогайте!». Потом бросилась на немца, а он направил на нее автомат... Я была ранена в ногу и осталась в живых только потому, что меня заслонили своими телами мой братик, которого я держала в руках, и сестренка... Потом фашисты бросили мне под ноги солому, подожгли ее, а сами вышли во двор и стояли — следили, чтобы никто не выбежал из дома. Когда они ушли чуть дальше, я встала и, побеждая боль, выскочила из горящего дома».

В Булыненков на тот момент уже успели побывать немцы. Они забрали отца Веры, младший братик Ефим побежал вслед, чтобы выпросить папу у фашистов. В результате малыша забросили в горящий дом, но и оттуда мальчик смог выскочить через окно. Пустился наутек, но вслед раздалась пулеметная очередь... Ефим упал на землю, немец направился к малышу, чтобы вновь забросить его в огненное жерло, но Булыненок подпрыгнул и побежал. Как нашел в себе силы 9-летний мальчишка с девятью пулями в теле — неизвестно.

В тот страшный день удалось выбраться из огненного ада и беременной Михалине Буевич. Организм женщины был достаточно сильным, чтобы не дать погибнуть и еще не рожденной жизни. Спастись из горящего дома Михалине и ее сыну Стасу помогло чудо. По невероятному стечению обстоятельств они оказались возле одного из окон. Стас вместе с другим мальчиком Ефимом Булыненко смогли выжать стекло и выскочить. Подростков догоняли фашистские пули. Через спасательное окно выбралась и Михалина. Правда, ее тут же срезала автоматная очередь, раненая женщина упала на землю. Сдерживая невыносимую боль, старалась лежать тихо и не двигаться. Найдя момент и собрав последние силы, женщина поползла к лесу. А 25 мая на свет появилась Янина.

«Красный Луч». Экспозиция, посвященная огненным деревням, в Чашникском историческом музее.

Несколько лет назад ушла из жизни последняя свидетель тех печальных событий — Ульяна Бородич. Ульяна Еремеевна всю жизнь прожила здесь, в Вишенках. Многие страницы истории воссозданы именно по ее воспоминаниям. Девятнадцатилетней девушке также чудом удалось остаться в живых. Когда по деревне стали суетиться немцы, она вместе с отцом побежала прятаться в соседнюю деревню Бор, так как молодых и здоровых сельчан фашисты в первую очередь забирали в рабство. Всех людей каратели согнали в два дома, которые затем и подожгли. Ульяна с ужасом узнала, что в огне погибли все ее родные — мама, дедушка, бабушка, тетя и пять двоюродных сестер. Как дошла она тогда до пепелища — не помнит. На месте по остаткам одежды, пуговицам людей еще можно было опознать. Но оплакать и похоронить их не удалось — страх перед карателями не позволил долго задержаться на пепелище. В тот первый страшный вечер Уля с отцом еще успели запрыгнуть домой, на подоконнике стоял котелок теплой картошки...

Оказалось, что не все жители деревни погибли сразу. Когда толпа сгоняла к центру, каратели вырвали из него восьмерых наиболее сильных мужчин. Отвели их в соседнюю деревню иконы, пытали, выспрашивая информацию о партизанах, загоняли иголки под ногти. Вернуться домой этим пленным было уже не суждено. Потом свидетели будут рассказывать: все стены и пол в темнице были забрызганы кровью. Но сельчане молчали, тогда полуживым узникам колючей проволокой связали руки за спиной и отвели на берег реки Ульянки, где сбросили с десятиметрового обрыва. Свидетелями этого зверства стали двое подростков, которые тайком следили за котами до самой реки. В числе безвинно погибших были Егор Атрашкевич и Иван Булыненок, тело Егора нашел в реке рыбак, только его одного из восьми остальных мужчин похоронили в могиле.

В 1984 году в Вишенках был создан единственный в районе мемориальный комплекс, хранящий память обо всех огненных деревнях Чашниччины. Здесь, как и в Хатыни, хранится земля из населенных пунктов, в которых произошла трагедия: из Яринова, Асташова, поселка Беларусь, Стайчевки, Красного утра и других. Центральное место комплекса — застывшие в бетоне женщина, маленькая девочка и старик — олицетворение мирных жителей, принявших на себя удар карателей. Для них, как и для 114 погибших жителей Вишенки, время навсегда остановилось в марте 1944-го.

27 октября 2022 года председатель Проземлянского сельисполкома Николай Ерох вместе с председателем Чашникской районной организации Белорусского общественного объединения ветеранов Валентиной Коваленко (на фото) по инициативе республиканской общественной организации «Патриоты Беларуси» в торжественной обстановке установили памятную табличку с цифровым QR-кодом на мемориальном комплексе «Вишенки».

Александра ГВОЗДЕВА

Фото газеты «Красный Луч» из открытых источников.

Проект создан при финансовой поддержке в соответствии с Указом Президента № 131 от 31 марта 2022 года.

Выбор редакции

Общество

Что нужно знать тем, кто отдыхает возле водоемов

Что нужно знать тем, кто отдыхает возле водоемов

Даже при наличии на пляже спасательной станции не стоит пренебрегать элементарными правилами безопасности.

Общество

Однокомнатные квартиры стремительно дорожают

Однокомнатные квартиры стремительно дорожают

Причина — доступные кредиты и ажиотажный спрос.

Экология

В Беларуси построят 30 региональных мусороперерабатывающих заводов

В Беларуси построят 30 региональных мусороперерабатывающих заводов

Общая площадь свалок в Беларуси занимает около 4 тысяч гектаров.

Культура

Чем в этом году будет примечателен фестиваль песни и поэзии в Молодечно?

Чем в этом году будет примечателен фестиваль песни и поэзии в Молодечно?

Организаторы и участники праздника уверяют — найти себе отдых по душе сможет каждый.