Вы здесь

Огненные деревни. Нельзя забыть. Василий Давжонок и до сих пор помнит трагедию своей родной деревни Дальковичи


13 мая 1943 года погода в тогдашнем Плещеницком районе была теплая и солнечная. Легкий ветерок изредка нарушал весеннюю тишину и мешал в полной мере заслушаться пением птиц, вернувшихся с теплых краев. Жители деревни Дальковичи занимались полевыми работами: пахали и сеяли в поле, рылись в своих огородах: война войной, а есть было нужно. Партизаны, которые еще с началом оккупации расположились в здешних лесах, заканчивали окопы. Местные жители помогали им копать траншеи — шла подготовка к бою...


Василий Петрович Давжонок.

Толокой против врага

Плещеницкий район гитлеровцы оккупировали в июле 1941 года. В Дальковичи стали регулярно приходить немцы и полицаи. Однако это не помешало лейтенанту Сергею Долганову, которому удалось выйти из окружения и не попасть в плен к врагу, осенью 1941-го собрать в здешних местах небольшую группу патриотов. На первых порах туда входили окруженцы и красноармейцы, которым удалось сбежать из плена. Постепенно партизанские ряды начали пополняться и местными жителями. Те, кто не присоединился к народным мстителям, помогли им с одеждой и продуктами — партизанский отряд располагался недалеко в лесу, где протекала река Цна.

Параллельно довоенный председатель колхоза Иван Кононович организовал в Дальковичах подпольную группу, в которую входили местные жители и бывшие школьники-старшеклассники. 5 июля 1941 года он собрал в лесу школьников и рассказал им, о чем говорилось в последнем выступлении Сталина по радио, в котором он призвал к всенародной борьбе с оккупантами. Подростки, не раздумывая, решили бороться с врагом. Делали посильную для них работу: собирали оружие и боеприпасы, которые во время боя покидали военные, прятали их в надежное место. Кроме того, юные подпольщики слушали по радиоприемнику последние новости о событиях на фронте, распространяли их среди мирного населения.

— Вскоре группа Кононовича совершила диверсию на дороге между Дальковичами и Прусовичами, — рассказывает краевед Александр Павлюкович. — Вооружившись пилами и топорами, подпольщики срезали столбы телефонной связи, которые связывали деревни с Плещеницами. Через некоторое время устроили засаду в лесу между Дальковичами и Прусовичами. В тот день из Плещениц приехали полицаи на четырех подводах и начали забирать у жителей продукты, теплые вещи. Обратно они возвращались в подпитии и даже не думали, что в лесу их уже ждет засада...

Награбленное имущество, которое везли фашисты, подпольщики раздали местным жителям. В результате группа Кононовича присоединилась к отряду Долганова. Совместными силами патриоты Родины начали громить врага еще с большей силой. Вскоре это боеготовное формирование с легкой руки командира спецотряда НКГБ «Местные» Ваупшасова стало называться партизанским отрядом «Борьба».

Деревню жгли трижды

С апреля 1942 года членом этого отряда стал и юный житель деревни Дальковичи Вася Давжонок. Парню не было и 17 лет, а он уже отличился в борьбе с врагом: вместе с товарищами участвовал в диверсии по захвату четырех подвод гитлеровцев на дороге между Дальковичами и Прусовичами, нашел и передал подпольщикам и партизанам немало оружия.

На днях Василий Петрович отпраздновал свой 97 день рождения. Мы встретились с ним в его минской квартире. Несмотря на серьезный возраст, он все хорошо помнит: и то, как началась Великая Отечественной Война, и как сражался с врагом в партизанском отряде, и как восстанавливалась страна после оккупации, и как служил в силовых структурах. До сих пор Василий Давжонок не может забыть, как каратели жгли его родные Дальковичи...

Деревню уничтожали не раз: и в далеком 1812 году отступавшие французы и белополяки в 1920-м. особенно жестоко в 1943 году с Дальковичами и ее жителями обошлись нацисты.

Когда началась Великая Отечественная война, Василию Давжонку было 16 лет. Он только закончил седьмой класс. «Плещеницкий район, где жила наша семья, в которой воспитывалось 11 детей, был оккупирован немецко-фашистскими захватчиками на десятый день войны, — рассказывает он. — Захватив районный центр, немцы сразу начали создавать свои органы управления: назначили бургомистров, организовали жандармерию, полицию, появилась здесь и СД. Из подразделений СС и регулярных частей в Плещеницах расположился большой воинский гарнизон. Начались аресты скрывавшихся коммунистов, активистов, красноармейцев евреев».

Немцы забирали у людей все, что было можно: и скотину, и зерно, и продукты питания. Жители задумались, как жить дальше. Многие из них, особенно молодежь, поспешили помогать партизанам, чтобы поскорее выгнать фашистов из нашей земли. В прямом смысле пришлось защищать свой родной дом. По словам Василия Давжонка, районы, прилегавшие к Борисову (Плещеницкий, Бегомльский) подверглись жестокой расправе гитлеровцев из-за того, что практически все население пошло в партизаны.

Неравный бой

Поздней утром 13 мая 1943 года разведчик доложил командиру отряда, что в направлении Дальковичей идут немцы — их намерением, по предварительной информации партизан, был захват деревни, имущества жителей и расправа с людьми. Сергей Долганов приказал партизанам, занимавшим оборону в этом направлении, подготовиться к бою. Участником тех событий был и Василий Давжонок.

— Из опушки и кустарников стали появляться пьяные немецкие солдаты, одетые в желтую форму одежды, с оружием в руках, — вспоминает ветеран. — Они размахивали ей, громко кричали, требовали вызвать для переговоров командира. Нам, партизанам, предлагали сдаваться в плен. В этой ложбине, которая тянулась вдоль ручья, собралось примерно 50 фашистов. По команде командиров из всего оружия, что у нас было, мы открыли по противнику огонь — начался бой.

Памятник сожженным жителям деревни Дальковичи.

Партизаны уничтожили около 20 гитлеровцев. Остальные отступили. Однако на этом бой не закончился. Напротив, он приобрел более жесткий характер. Каратели, подоспевшие на помощь своим пьяным солдатам, окружили Дальковичи с трех сторон и открыли огонь по партизанам из стрелкового оружия и пулеметов. Николай Глинский уверенно уничтожал из ручного пулемета немцев, пока у него не закончились патроны. Партизан геройски погиб. Как и Зина Бичун, которая на своем коне оказалась во время боя в окружении фашистов. Они пытались взять девушку в плен, но отважная партизанка не сдалась. Тогда немецкий офицер застрелил Зину из пистолета. Народные мстители вступили с врагом в рукопашную, однако преимущество в силе было не на их стороне. В том бою погибло восемь партизан. Их память увековечена на памятнике, установленном в деревне Прусовичи тогдашнего Плещеницкого района.

Из-за того, что силы партизан и гитлеровцев были неравны, а также по той причине, что противник в несколько раз превосходил по количеству вооружения, командование отряда «Борьба» было вынуждено отдать приказ для отхода партизан на вторую линию обороны в район деревень Глебовщина и Прусовичи.

Гитлеровцы также понесли в том бою немалые потери. По данным партизанской разведки, гитлеровцы потеряли двух офицеров и 20 солдат, 34 человека были ранены. «Это заставило карателей отказаться от дальнейшего наступления в сторону Бегомля, и они вынуждены были с награбленным имуществом отступить прежним маршрутом в Плещеницы, — рассказывает участник тех событий. — На повозке с опущенными от позора головами ехали главари 118-го полицейского батальона майор Кернер и подполковник Смовский. Предатель Васюра (тот, который принимал участие и в уничтожении Хатыни. — «Зв.») угрюмо шел пешком. На бортовой машине противник вез убитых и окровавленных раненых солдат и офицеров».

За этой позорной процессией наблюдали жители деревни Городец, что в пяти километрах от Дальковичей. По их словам, немцы, пьяные, шли в бой, выкрикивая приветственные слова фашистскому Карателю «Хайль Гитлер!» Возвращались же они в Плещеницы уже не так воинственно.

Издевались над стариками и больными

Фашисты не придумали ничего лучшего, как взыскать свою злость на жителях деревни Дальковичи. Несколько факелов — и населенный пункт был охвачен пламенем. Все 55 семей — именно столько здесь стояло домов — в один момент остались без крыши над головой. Вместе со своей деревней погибли шесть жителей: пожилые и больные, которые не могли убежать. Остальные воспользовались этой возможностью: одни ушли к партизанам раньше, другие убежали в лес и болото сразу же, когда между партизанами и гитлеровцами завязался бой. Многие понимали, чем все может закончиться. На милость фашистов здесь никто не рассчитывал.

Перед тем, как сжечь людей, оставшихся в своих домах, немцы их жестоко пытали: били пожилых людей и инвалидов палками, вязали колючей проволокой, резали ножами, кололи штыками, выкалывали глаза, отрезали уши... Не пожалели даже слепую Дарью Ковшик. Таким зверским способом каратели хотели узнать всю информацию о партизанах. Однако, не добившись нужного (что могли рассказать им старые и немощные люди?!), ни в чем не повинных мирных граждан расстреляли в собственных домах. Издевались даже над телами убитых. Затем подожгли дома, в которых они жили, — сгорела вся деревня. На следующий день о том, что здесь был большой населенный пункт, напоминало только пепелище.

Тех, кому не удалось избежать гитлеровской расправы, похоронили в братской могиле на православном кладбище в Дальковичах. Жертвами фашистских нелюдей стали Герасим Кононович (86 лет), Даниил Аринич (68 лет), Анна Кононович (62 года), Марья Устин (66 лет), Пелагея Кононович (72 года), Дарья Ковшик (63 года).

Пожар, в котором не стало его односельчан и целой деревни, — у Василия Давжонка до сих пор в глазах. «Такой дым был: столько же домов горело! — эмоционально говорит он. — Люди, скрываясь в лесу, наблюдали за этим ужасом. Однако ничего сделать не могли...»

Из большой семьи Василия Давжонка никто не пострадал: на момент, когда курили деревню, никого из них не было в доме. Зато накануне трагедии гитлеровцы насмерть замучили его отца.

— Он, тяжело больной, лежал в доме, — вспоминает Василий Петрович. — Отца схватили за волосы, стянули с кровати. Затем вытащили на середину двора и начали допрашивать. Требовали, чтобы он забрал своих сыновей из партизанского отряда и выдал немцам. Нас, братьев, в партизанах было трое. Конечно, отец не мог согласиться на требования карателей. Тогда они начали его пытать: били, отрезали уши... Так издевались над стариком, что отец вскоре умер.

Свидетельствовал против Васюры

После войны деревня возродилась. Вернулись некоторые ее жители, приехали в поисках другой жизни беженцы, появилось на свет новое поколение дальковчан. Однако никогда здесь не забывали о той страшной трагедии, которая настигла деревню в мае 1943 года. О том страшном дне напоминает памятник на окраине Дальковичей. Увековечены здесь и сожжены жители окрестных населенных пунктов: Ольховки, Копотницы, Черницы, Губы, Тарасино и Заболотья. Каждая жертва гитлеровской расправы — поименно. Об этом позаботился Василий Давжонок. Он лично занимался установкой памятника, составлял и уточнял списки погибших. Заслуга участника тех событий и в том, что в 1975 году появился памятник и в деревне Прусовичи, где увековечена память партизан, погибших в бою за деревню Дальковичи 13 мая 1943 года.

В Дальковичах увековечены и жители окрестных деревень, уничтоженных оккупантами.

В послевоенное время ветеран участвовал в военных трибуналах, где выступал в качестве свидетеля преступлений фашистов. На одном из заседаний он давал показания и против начальника штаба 118-го карательного батальона Григория Васюры, который в том числе участвовал в уничтожении Хатыни. Когда в 1980-х годах следователи вышли на Васюру, он жил в Украине и окреп: работал заместителем председателя колхоза, получал к памятным датам награды, обустроил приличную жизнь детям. На суде над наиболее известным карателем в качестве свидетеля присутствовал и Василий Давжонок, который давал показания по уничтожению 118-м батальоном родной деревни.

13 мая 1943 года, во время проведения карательной операции в деревне Дальковичи, Григорий Васюра руководил боевыми действиями полицейского батальона против партизан, защищавших населенный пункт. По словам Василия Давжонка, Васюра лично издевался над захваченными в плен жильцами. Этот фашистский палач вместе с другими участниками уничтожения Дальковичей и ее жителей, Эрихом Кернером и Константином Смовским, совершили немало уголовных преступлений во время карательных операций в Минской, Витебской и Гродненской областях. Все их преступления были доказаны военным трибуналом 1986 года. И если на Кернера и Смовского следователям выйти не удалось, то по отношению к Васюре была применена исключительная мера наказания — расстрел. Приговор был приведен в исполнение.

Сразу после войны, в январе 1946 года, состоялся суд над немецкими военнопленными, на котором также в качестве охранника полка НКВД присутствовал Василий Давжонок. «Все они признавали свою вину, раскаивались, ругали Гитлера, кричали: «Гитлер капут!», — вспоминает детали судебного заседания Василий Петрович. — И в то же время оправдывались: мол, выполняли приказ немецкого командования».

Партизанский козлик Малыш

До самого освобождения Беларуси Василий Давжонок сражался с врагом в рядах партизан: участвовал в разгроме гарнизонов врага, в минировании дорог, в засадах, «рельсовой войне». Как и многие его соратники, пережил не одну блокаду. Особенно тяжело пришлось во время последней, имевшей кодовое название «Корморан». Однако благодаря местному проводнику, отряду практически без потерь удалось выйти из окружения. Вскоре началась наступательная операция Красной Армии «Багратион». Партизаны отряда «Борьба» бригады «Народные мстители» непосредственно участвовали в освобождении Плещениц, Вилейки, Молодечно, населенных пунктов Литвы.

Василий Давжонок уже воевал в рядах Красной Армии, как приказом высшего руководства партизаны бригады «Народные мстители» имени Воронянского были вызваны для участия в параде, запланированном в освобожденном Минске. Речь идет о знаменитом партизанском параде, который состоялся 16 июля 1944 года. Открывали парад народные мстители отряда «Борьба». Василий Давжонок шел в первых рядах.

Этот парад потом войдет в историю. И запомнился зрителям он прежде всего козликом по имени Малыш, который шел рядом с партизанами. Хозяевами этого знаменитого уже сегодня животного были именно народные мстители отряда «Борьба».

Ветеран рассказал, как Малыш попал к ним в отряд: «Партизанские отряды много громили немецкие гарнизоны, включая Куренец, недалеко от Вилейки. Погибли тогда и полицаи, и немцы. После боя, когда мы начали уходить, к нам привязалась козленок. Мы идем, и оно за нами — никак не отстает. А у нас были девушки-партизанки. Они его убрали, ленты повязали и привели в отряд. С нами Малыш находился до конца освобождения Беларуси. В боях — в укрытиях. Мы прячемся за дерево, и он так же. Ручной был. После парада партизанские отряды начали расформировывать. Возник вопрос: что делать с козленком? На улице Грушевская нашелся человек, которому и отдали Малыша».

Василий Давжонок признается, что не волновался, когда участвовал в партизанском параде. «Сам факт вызвал удовольствие и радость — мы были освобождены! — вспоминает он тогдашний настрой. — Думали, что будет дальше. Некоторые партизаны ушли на фронт, где продолжали сражаться с врагом. Остальных оставили для восстановления народного хозяйства».

С заботой о памяти

После партизанского парада Василий Давжонок поступил на службу в ряды войск НКВД. Дождавшись Победы, решил стать кадровым военным и поступил в Харьковское военно-политическое училище. После получения первых офицерских погон служил на пограничной заставе в Средней Азии: охранял границу и с Афганистаном, и с Ираном. Затем была служба в Дальневосточном погранокруге, где занимал должность начальника политотдела 78-го пограничного отряда. После выхода в отставку в звании полковника Василий Давжонок вернулся на родину, стал жить в Минске. Много лет преподавал военное дело в одной из средних школ столицы, участвовал в патриотическом воспитании молодежи. Великая Отечественная война, 50 лет в армейских рядах, четыре высших учебных заведения за плечами — ему было и есть что рассказать подрастающему поколению.

На каждой встрече с детьми он рассказывает о трагедии, постигшей его родные Дальковичи в мае 1943 года. Увековечив память погибших в годы войны земляков в памятниках на современной Логойщине, о героической борьбе с врагом и гибели его деревни Василий Петрович написал в книгах «Уходили в поход партизаны», «Партизанские сыновья Беларуси», «Партизанскими тропами». Однако самая главная заслуга Василия Давжонка, по мнению его земляков, в том, что благодаря его усилиям в Дальковичи проложена хорошая дорога. Ветеран не скрывает: в этом есть и его личный интерес. Дело в том, что, несмотря на свой серьезный возраст, каждый год Василий Петрович стремится посетить памятники в его родных Дальковичах и соседних Прусовичах, Чтобы который раз поклониться своим товарищам-партизанам, погибшим в бою за родную деревню, а также безвинно убитым односельчанам, сожженным в собственных домах.

Этот год не стал исключением. Даже в свои 97 лет участник и свидетель тех событий не мог нарушить свою давнюю традицию и не выполнить свой священный долг — как гражданина, благодарного наследника и патриота.

Вероника КАНЮТА

Фото автора и Александра ПАВЛЮКОВИЧА

Проект создан при финансовой поддержке в соответствии с Указом Президента № 131 от 31 марта 2022 года

Выбор редакции

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

Стрельцам на этой неделе не нужно переоценивать своих возможностей.

Общество

«Инвестиции в молодежь — инвестиции в будущее!»

«Инвестиции в молодежь — инвестиции в будущее!»

Такой лозунг взял для своей избирательной программы один из самых молодых депутатов Палаты представителей восьмого созыва.