Вы здесь

О единстве. И о том, почему оно сегодня тождественно слову «счастье»


День народного единства я буду отмечать в месте символически-историческом – на бывшем пограничье:  направляясь в родную деревню из автобуса, не спеша, перейду из бывшей Западной Беларуси в Восточную. Почему «бывшей»? Потому что эта «западная-восточная» должна навсегда остаться только в исторических очерках и документах. Беларусь – одна. Единственная во всех смыслах этого слова на нашем языке. Извините за патетику, но праздник завтра у нас молодой. Ему пока нужен вот этот «ненужный», как скажут скептики, антураж. Лозунги и патетика, идеология, если хотите. Только так это дата, этот день станет в нашем сознании праздничным. Такова человеческая психология, так учит история. Люди по сути своей не меняются.


Мы попробовали уже по-другому – без лозунгов и патетики, стыдливо, чтобы, не дай бог, не обидеть кого. Не особо рассказывая о своем, но с уважительной внимательностью слушая чужое, еще и отзывчиво кивая в ответ. Радушно раскрывая дверь всем, даже тем, кто совсем недавно выбивал эту дверь ногой, издевался, унижал, убивал... Мы всем своим видом показывали, что простили. Но простить – не значит забыть и отречься от того, что было важным.

Результат очень ярко и болезненно показал 2020 год. Но, мне кажется, тревожные звоночки были еще раньше, мы их просто не замечали, вернее, делали вид, что не замечаем. Я вот сейчас вспоминаю один чрезвычайно сложный разговор с молодой родственницей, которая ну очень хотела получить «карту поляка», еще тогда, как только эта возможность была объявлена. Она вспомнила «пограничную»" биографию нашей семьи и, пытаясь найти хоть какую-то зацепку, начала спрашивать меня о возможной родне в Польше. Да, действительно, бабушкин то ли двоюродный, то ли троюродный брат после войны переехал туда, но ведь это не повод фактически называться поляком и за подачку в виде беспроблемного получения визы и каких-то преференций в трудоустройстве, по сути, отказываться от Родины. В нашем случае это выглядело еще как предательство предыдущим поколениям семьи, которые упорно, несмотря на то, что издревле были католиками, везде записывали себя белорусами... Разговор наш закончился тем, что я услышала в ответ на все свои доводы: «Ну, с тобой все понятно, ты же у нас идеолог». Звучало как оскорбление, ведь да, мы сами виноваты, что для многих сегодняшних тридцати-тридцатипятилетних «идеология» — слово почти неприличное.

Да, мы виноваты и в том, что они, тридцати-тридцатипятилетние, когда начинаем говорить о чем-то хорошем, что было в советское время, возмущенно парируют: «не напоминайте мне этот «совок»!» И в том, что они, придя на «Яму» — место массового расстрела евреев, пели «могучий Боже» — слова, которые написала коллаборационистка, активно сотрудничавшая с фашистами (извините, что пишу об этом не первый раз, но для меня лично это одно из самых сильных возмущенных впечатлений того непростого 2020-го). И в том, что и сегодня они, даже не возражая и не делая никаких противоправных действий, угрюмо молчат или язвительно улыбаются, когда слышат о том, что могли потерять два года назад, о том, насколько важно сберечь то, что имеем сегодня, об исторической памяти и народном единстве, которые сегодня — не идеология и не патетика, а условие выживания...

Но — и вот оно, самое главное и сложное — эти молчаливые скептики с язвительными улыбками —  не инопланетяне, не иностранцы, они наши любимые дети, внуки, племянники, крестники, младшие братья и сестры. Их не вычеркнешь из жизни, не отречешься. И вот в этом контексте тоже нужно говорить и думать о единстве. Ведь в скольких семьях после 2020-го не стало мира, в скольких семьях дети перестали искренне разговаривать с родителями, а кто-то и рассорился и не разговаривает вовсе. Это есть, это болезненная и непростая тема, но о ней нужно говорить. Ведь единство народа, единство страны невозможно без этого единства «локального масштаба». Ведь для каждой отдельно взятой семьи отсутствие именно этого, локального, единства — даже не несчастье (состояние одномоментное), а несчастливость (состояние постоянное). А много ли могут несчастливые люди, много ли от них пользы и в семье, и в государстве?

И нам надо признать это и понять, что оно само не разойдется. И спокойно (хотя «спокойно» — сложно, почти невозможно, но — надо, да кто-то же должен быть старше и умнее) разговаривать, объяснять, убеждать. Искать точки соприкосновения, то, что нас действительно объединяет, — любовь (она же никуда не делась, мы просто о ней забыли), сострадание, общие простые ценности, интересы и воспоминания. Становиться, если хотите, идеологом, исправлять «косяки», возникшие во многом из-за нашего молчания, равнодушия, стеснения. Это ежедневный нелегкий труд, но ведь мы не хотим быть несчастными, мы же хотим жить в счастливой стране, верно? И эта работа благодарна, она обязательно даст результат, ведь не чужие же люди, ведь живем в одном доме.

И тогда действительно все эти «западные-восточные», «свядомыя-несвядомыя» и другие не нами придуманные противопоставления останутся в исторических очерках и документах.

Елена ЛЕВКОВИЧ

Прев’ю: БелТА

Выбор редакции

Финансы

Как банки защищают от мошенников денежные переводы

Как банки защищают от мошенников денежные переводы

За четыре месяца 2024 года раскрываемость тяжелых киберпреступлений по сравнению с аналогичным периодом прошлого года повысилась на 19%.

Спорт

Анастасия Костючкова: Человек в коляске не должен быть закрыт в четырех стенах

Анастасия Костючкова: Человек в коляске не должен быть закрыт в четырех стенах

Фехтовать наша героиня умеет тремя видами оружия: саблей, шпагой и рапирой.