Вы здесь

На месте расстрела шести человек растет граб с шестью стволами


В лесу, который называют Щебринским, между деревнями Радваничи и Франаполь пришлось наткнуться на скромный обелиск. Было это давно, лет десять назад. Обратила внимание на центральную вывеску, содержащую весьма абстрактный текст, что-то вроде «Бесстрашным и мужественным воинам и партизанам». На обратной стороне памятника прикреплена доска, на которой написано, что в ноябре 1942 года здесь был расстрелян отважный партизанский разведчик Гаврилюк Иван Александрович со своей семьей. А буквально в 15 метрах от старого, покрашенного в синий цвет памятника, растет необычное дерево — граб с шестью стволами.


Скорее всего, в одно сошлись несколько деревьев, которые потом плотно срослись камнями. Сказать точно, как такое произошло, может, видимо, только специалист. Но каждый ствол, словно нога, опирается на землю. А дальше, вверху, деревья немного расходятся друг от друга и завершаются огромной роскошной шапкой листвы, в эту пору нежно-зеленой, молодой. Есть что-то спокойно-величественное в этом грабовом спорыше. Когда я впервые тогда обошла и посчитала стволы, почему-то первое, что пришло в голову: а не шесть ли душ здесь безвинно загублено?

Тогдашний секретарь Радваничского сельского совета Татьяна Ковалевич сразу подтвердила предположение: так, в 1942-м году фашисты расстреляли Гаврилюка Ивана Александровича, его жену и сына, а также Беловежу Петра Федоровича с женой и сыном. Татьяна Яковлена тогда посоветовала обратиться к старожилу здешних мест Дмитрия Пархаца из Малых Радваничей. И не ошиблась.

Оказалось, Пархацы были соседями Гаврилюков. Как рассказал Дмитрий Иванович, раньше его деды, родители жили в деревне Каменица, позднее название – Подлесье Каменицкое. Но при Польше их земли отошли под военный полигон Войска Польского. А взамен власти выделили отселенным людям место под хутора. Вот Пархацы и построились фактически на опушке леса. Рядом была усадьба местного лесничего, которая одновременно являлась лесничеством. Там жил с семьей Иван Гаврилюк. С его сыном Ленькой и с Лешей Беловежем Дмитрий вместе играл. При этом, Дмитрий Иванович хорошо помнил, что он был старшим из ребят. Леню и Алексею на начало войны не исполнилось и десяти. Лесничий Иван Александрович был человеком образованным, в доме хранилось много книг. И еще, что врезалось в память Дмитрия Пархаца, усадьба-лесничевка выглядела чрезвычайно красиво. Деревянная постройка была изготовлена неким мастером с большим вкусом. Даже ограда из орешника представляла собой красочное зрелище. Недалеко жил и лесник Петр Беловежа.

Окружающие леса обусловили партизанское движение с самого начала войны. В недалеких от Бреста лесных массивах прятались все, кто мог спрятаться от врага. Сначала партизанщина была стихийной. Дмитрий Пархац со своим отцом рядом с собственным сараем встретили однажды председателя Тельминского сельсовета Ивана Солейко с товарищами. Эти люди сразу подались в лес, так как знали, что враг их не пожалеет. Потом беженцы стали организовываться, к ним присоединились отступающие красноармейцы, терпевшие поражение. И постепенно окружающие леса становились партизанской базой. Понятно, что партизаны старались кругом заполучить своих людей. Но ведь никто не хвалился подобными связями. Конечно, люди не знали, что к лесничему приходят из отряда за информацией. Не знали вплоть до тех пор, пока не произошла трагедия...

Когда Дмитрий Иванович начинал вспоминать те дни, голос пожилого человека становился дрожащим. Ведь все это влепилось в его детскую память каким-то болезненным черным пятном. Стах впал в детскую душу с первого дня войны. Тогда, в первый день, он с ребятами-ровесниками погнал лошадей в ночное. И на рассвете вдруг полетели самолеты в сторону Бреста. А потом стали гореть пограничные заставы с одной и с другой стороны. Мальчик прибежал домой, а там перепуганы родители. Отец работал дежурным на железнодорожной станции, он пришел и сказал, что нет никакой связи. И отчаяние в глазах матери. «Всю войну, до последнего ее дня пришлось жить в страхе — говорил Дмитрий Иванович. — Каждый шаг, каждое слово нужно было выверять. Ведь жили при лесу. Окрестные деревни жгли, людей стреляли. Никто не мог точно знать, что завтра он будет хотя бы жив».

Его, на зависть, добрая память сохранила много эпизодов. Ну вот, например, такой: «Отец с матерью жнут овес возле дома, а я гоню коров с поля. И вот одна корова на опушке леса вдруг становится чуть ли не на дыбы и как заревет диким голосом! Подхожу ближе, а там человек лежит мертвый. Отец потом с другими мужчинами пошли похоронить неизвестного. Достали из кармана его серого пиджака документы, там был польский паспорт. Отец медленно прочитал: Ставинский Витольд, сын Юзефа, Брест-над Бугом. Что за человек, кто и зачем его убил, неизвестно. Еще одна жертва той страшной войны»...

О том, что случилось с Гаврилюками и Беловежами, Дмитрий узнал от Александры Данилюк, девушки, которая убирала в лесничевке. Она прибежала, как всегда, поутру на работу, а там полно немцев с оружием, с собаками. Сначала схватили и ее, но расспросив, кто такая, девушку отпустили. А их, Гаврилюка и Беловежу, их жен и сыновей — мальчиков 10-11 лет — расстреляли.

Остались воспоминания бывшего директора Радваничской школы Владимира Петровича Ласковича. Он свидетельствовал, что Ивана Гаврилюка расстреляли отдельно от семьи. Сначала его зверски пытали в комендатуре, а потом, уже мертвого, притащили, привязав к лошади, за шесть километров с Полесья Радваничского. Это издевательство над телом увидела семья, к которой он и присоединился у собственного дома, чтобы пойти в вечность.

Или сами каратели вычислили Ивана Гаврилюка, или кто выдал его связь с партизанами — никто точно не знает. Известно, что в один миг погубили две семьи, включая не в чем не повинных женщин и детей. Где-то в 70-х годах на месте их сожженных немцами усадеб поставили скромный знак памяти. Раньше сюда вела довольно широкая дорога, даже районные мероприятия проводили, приуроченные к памятным датам. Но со временем дорога становилась незаметной, зарастала. Правда, памятник ухаживают за сотрудниками лесничества, его не забывает и сельсовет. По словам председателя Радваничского сельского совета Натальи Драневич, этой весной также памятник обновили, досмотрели.

...Сюда, как не знаешь дороги, без провожатых не попадешь. Обитель же посреди леса. Когда выпадает, обязательно сворачиваю к этому необычному грабу, олицетворяющему память, увековеченную самой природой. Стройные стволы тянутся в небо, словно несут на себе души погибших.

Светлана ЯСКЕВИЧ

Фото автора

Брестский район 

Выбор редакции

Гороскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

В начале недели к Ракам могут коварно подкрасться тревоги и сомнения.

Общество

Что нужно знать тем, кто отдыхает возле водоемов

Что нужно знать тем, кто отдыхает возле водоемов

Даже при наличии на пляже спасательной станции не стоит пренебрегать элементарными правилами безопасности.

Общество

Однокомнатные квартиры стремительно дорожают

Однокомнатные квартиры стремительно дорожают

Причина — доступные кредиты и ажиотажный спрос.

Экология

В Беларуси построят 30 региональных мусороперерабатывающих заводов

В Беларуси построят 30 региональных мусороперерабатывающих заводов

Общая площадь свалок в Беларуси занимает около 4 тысяч гектаров.