Вы тут

«Постепенно и чувства зародились, и желание встретиться». Любовь к Индии с белорусским акцентом


С Ольгой и Караном Паракх мы познакомились на торжестве, посвященном празднованию Дня Республики Индии. Об этой семейной паре узнали еще в 2017 году, когда в Минске открылся Индийский культурный центр. Уже тогда мелькала мысль: написать материал о маленьком островке Индии в Беларуси. Тем более, что уже сами были вдохновлены этой великой страной, побывав там впервые в 2016-м. Но, как это и случается, выбирались иные темы, решались другие задачи, да и в Индии мы побывали уже несколько раз. Идея встретиться с Ольгой и Караном и написать о них материал созревала постепенно. Мы наблюдали их во время осенней международной выставки «Продэкспо-2024», когда супруги среди презентаций кухонь Армении, Вьетнама, Узбекистана, Ирана презентовали Индию, угощая всех желающих чаем-масала со сладостями. Помню, как в голове у меня пролетела мысль об Ольге: она как свежий ветер, а о Каране: основательный, как земля... 


Наконец, пора пришла. Мы встретились в Индийском культурном Центре, который супруги организовали. Правда, накануне интервью с Ольгой Каран улетал в Дели, но сказать нам успел: «Все, о чем будет говорить жена, будет правильно».

В настоящее время они успешно продолжают поддерживать интерес белорусов к Индии и пробуждать к ней любовь в сердцах тех, кого неудержимо влечет эта экзотическая страна — колыбель древнейших цивилизаций. Как выразилась сама Ольга, вместе с мужем они продолжают влюблять в нее людей.

Что для этого делают, как встретились друг с другом, создали семью, и как сами пришли к желанию дарить Индию белорусам — об этом наша с ней беседа. 

— Ольга, кто в вашей жизни появился раньше: Каран или Индия?

— Я бы сказала так: сначала случилась любовь с Индией, а потом с Караном. Хотя, если брать событийно, то все началось с отпуска в Гоа: В 2011 году мы с подругой взяли туда путевку и полетели. В то время я даже не знала, что Гоа — это отдельный штат Индии, да и о стране знала мало что. Но нам так там понравилось, что решили в следующем году поехать в Индию путешествовать без турагентства: посмотреть Дели, Джейпур, Мумбай... Спустя полгода поездку начали планировать. На одном из сайтов, посвященных Индии, начали изучать, как самостоятельно полететь в Индию, как забронировать билеты... И мне Каран написал. Это было весной 2012-го. Какое-то время я не отвечала, а потом все же решила кое о чем по Индии у него спросить. Посмотрела и фотографии Карана в Фейсбуке... 

— И он вам понравился? 

— Во всяком случае, мысли «не общаться» не вызвал (смеется). Так у нас завязалась переписка. Постепенно и чувства зародились, и желание встретиться. И уже осенью, когда мы с подругами полетели в Индию, Каран мои мысли занимал. Сначала мы планировали поехать в Дели, а на следующий день в Тадж-Махал. Но так получилось, что наш самолет опоздал, и мы прилетели на сутки позже. Так что наше первое живое общение с Караном прошло в Тадж-Махале, в этом уникальном храме любви. Там мы и поняли: да, чувства между нами есть. А через год он прилетел в Минск. Кстати, Карана поразило отсутствие людей на улицах и проспектах, большие открытые пространства. Конечно же, и чистота, в том числе и во дворах. Каран родом из Дели, где народу как две Беларуси в одном огромном городе. А уже через год он приехал просить моей руки.

Центр индийской культуры был открыт в 2017 году. Сюда приходят, чтобы познакомиться с Индией, узнать что-то новое, а также — за настроением и душевностью. Все это и многое другое здесь дарят организаторы Центра — Ольга и Каран Паракх

— Это было взвешенное решение?

— Вполне взвешенное: нам было не по 19 лет, а уже под тридцать. И родители с обеих сторон приняли наш выбор. Хотя, думаю, со стороны его родственников и у моих родителей опасения были, дескать, «иностранец», «иностранка», другая культура, традиции... Но все сложилось отлично: мои родители Карана обожают. Его мама ушла из жизни за год до нашей встречи, а отец, как тот, говорит Каран, ему полностью доверяет, зная, что сын скоропалительных решений не принимает. Каждый год отец приезжает в Беларусь и видит, что я разделяю традиции мужа и, более того, делюсь ими со своими соотечественниками.

—Как у вас возникла идея создания Центра Индийской культуры?

— Когда Каран сюда приехал, то у всех, с кем встречался, спрашивал: что вы думаете об Индии, что вы знаете о моей стране? Самые популярные ответы были следующие: Индия — это Зита и Гита, это бедность и грязь. Когда Каран об этом услышал, ему стало обидно за свою страну: культура в Индии богатейшая, и там столько всего, о чем люди не знают. Кроме того, это страна с одной из самых быстро развивающихся экономик. Ускорение невероятное! Что касается индийцев, то они огромные патриоты своей страны. Индийцы вырвали свою независимость у британцев, поэтому очень ее ценят. Знаете ли вы, что в каждом кинотеатре перед показом фильма звучит гимн, а индийцы встают и поют его? Надо видеть, как они это делают, как трепетно относятся к своей культуре. Вот тогда, в 2017-м мы и задались целью рассказывать об Индии. Сначала сделали сайт, он какое-то время «работал»: делились рецептами, рассказывали о йоге... Но потом поняли, что должно быть место, где люди, интересующиеся Индией, должны встречаться, общаться вживую. Онлайн не заменит тех чувств и эмоций, которые возникают при живом общении. Однажды, когда пришли домой, Каран и говорит: «Надо открыть культурный центр, куда будут приходить люди, так мы сможем рассказывать об Индии». И открыли. Седьмой год люди к нам идут. Сразу же мы собрали преподавателей. У нас был курс хинди, потом школа мехенди. Ее вела девушка, с которой мы познакомились в Гоа, куда ездили в свадебное путешествие. Есть йога для взрослых и для детей…

Семинар по специям, который проводит Каран, один из самых востребованных гостями Центра

— Расскажите немного о мехенди для наших читателей. 

— Однозначного мнения, в какой стране появилось это искусство, но ранее всего оно было замечено в Древнем Египте, Марокко и Индии. Сегодня же в основном оно ассоциируется с индийской культурой, в которой до сих пор активно используется. В Индии придают большое значение росписи на теле, мехенди используется во многих ритуалах, например, свадебном. Кстати, нам с Караном тоже перед свадьбой хной расписывали руки. Рисунками покрывают руки и даже лицо невесты. Причем изображения обладают смыслом, они являются определенными талисманами и несут положительную энергетику человеку, который их носит.

— Наверное, и преподавателями у вас становятся те, кто сначала просто приходил в Центр?

— Угадали! К примеру, на курс хинди приходила Елена Шимко, а потом она стала вести йогу и трансформационную игру «Лила». А Ирина Михалкович танцевала на нашей свадьбе, да так, что сами индийцы удивлялись и спрашивали: действительно ли она белоруска? Есть и танцовщица Надя Скляренко, о ней мы узнали в индийском посольстве. Так вот они обе стали проводить мастер-классы по классическому индийскому танцу. Проходит у нас обучение и хинди.

— И об индийской кухне рассказываете? Об этом вы говорили во время презентации кухни Индии на международной выставке «Прдэкспо-2024»... А Каран так мастерски готовил чай масала…

— Не только рассказываем, но и показываем... И угощаем. Пить чай масала по вечерам (черный чай с молоком и специями — Авт.), приготовив его по рецепту семьи Карана, это уже традиция и нашей семьи. За эти годы и другие индийские традиции стали мне близкими и родными. А кухня — это отдельная история. Каран, как и все индийцы, очень любит поесть. Поесть вкусно, качественно, не на бегу. Культура питания у индийцев высокая. Для них очень важно, чтобы еда была свежей, приготовленной не дольше чем четыре часа назад. Они едят медленно, смакуя пищу, тщательно ее пережевывают. Индийцы уважительно относятся к продуктам, никогда не поставят пакет с ними под ноги на пол. Продукты — это то, из чего мы берем энергию. Когда Каран приехал в Минск в первый раз, я кормила его пастой и драниками. Хотя драники ему и теперь нравятся, но две недели подряд... Через какое-то время он деликатно намекнул, что хотел бы индийской еды. Это был трэш! Меня выручила сестра Карана, рассказала по телефону как приготовить paneer bhuji, блюдо из адыгейского сыра с овощами и специями. Что я и сделала. Специи у Карана были. Мне кажется, о чем я в одном интервью уже говорила, что специи индийцы носят с собой в кармане — на всякий случай (смеемся).

С древнейшим искусством мехенди сегодня можно познакомиться в Центре индийской культуры. Руки Карана и Ольги, расписанные хной перед свадьбой

— А санскрит у вас в Центре преподают?

— Да! Это древнейший язык, на котором уже не говорят, но на нем читают, его переводят, в частности тексты по Аюрведе и йоге. И мехенди у нас есть. Проводим и медитации. Два раза в год запускаем курсы по изучению хинди. Все, что касается Индии, чем она особенна, стараемся собрать под одной крышей. 

— Индийская кухня — это ваше с Караном направление?

— Конечно, но первая скрипка в нем — Каран. Поэтому мы с его суперспособностью готовить активно его и развиваем. Первый свой семинар по специям и чаю масала Каран проводил на русском языке. Очень волновался... Но сейчас он это делает с легкостью. И я горжусь тем, насколько хорошо он знает русский язык. Учился по фильмам, в частности, с Дмитрием Нагиевым (российский актер театра и кино — Авт.). Смотрел без титров сериал «Кухня», где Нагиев в главной роли, и другие фильмы. 

Я с радостью подключилась к тому делу, в чем Каран — профи. Он точно знает, каков вкус у чая масала и настоящей индийской кухни, и какую роль в ней играют специи. Я же помогаю ему с точки зрения адаптации индийской кухни к белорусским реалиям: ведь не все специи у нас есть, да и продукты, которые входят в состав некоторых блюд индийской кухни. Мы обычно в Индию летим с полупустыми чемоданами. А обратно загружаемся. Ведь индийцы, муж тому пример, всегда скучают по своей еде, каким-то специальным закускам... Так что еды много везем. Да у нас вообще много чего вокруг еды (смеется). Каран рассуждает: раньше люди начинали охотиться, чтобы еду себе добыть и поесть. Это ведь одна из базовых потребностей. Теперь мы деньги зарабатываем, чтобы купить продукты, приготовить и поесть. А потом уже все остальное. Поэтому если мы не будем есть вкусно или непонятно что, или на ходу — то для чего тогда все? Мы не получим тогда удовольствия от жизни. Да, для индийцев, я вижу и по Карану, это очень важно. Вот мы пришли голодные, нужно готовить. Я перехвачу того-сего, а Каран — никогда. Просто воды попьет. А потом, когда приготовим, сядет и будет едой наслаждаться. 

В жизни Карана и Ольги Паракх было две свадьбы: одна устраивалась согласно индийским традициям в Индии, вторая прошла в Минске

— Поэтому ему, видимо, и хотелось показать индийскую кухню нашим людям?

— Что он успешно и делает. Как в Центре, так и в ресторане. В индийской кухне много разных вкусов. Ее даже невозможно описать, но, вкусив блюда, запомнишь обязательно.

— Нам это хорошо известено после поездок в Индию. А на днях мы и в ресторане «Масала» побывали. Но к беседе о нем обязательно вернемся отдельно, познакомим читателей. Это действительно место про вкусную еду. 

— Каран мечтал это сделать, как только мы приехали в Беларусь. И в 2021 году она осуществилась. 

— Есть ли у вас с Караном планы уехать в Индию?

— Изначально они у него были. В Индии по традиции родители живут с семьей сына. Но когда мы поженились, я предложила ему пожить в Беларуси пару лет, чтобы мои родители убедились: дочка с иностранцем счастлива, а потом посмотрим. Но теперь, когда говорю: давай уедем, Каран уезжать не хочет... Здесь он открыл свое любимое дело и рассказывает про Индию.

— Если ресторан — это место про еду, что скажете о Центре?

— Это место для души. К нам идут за настроением, за общением. У нас атмосферно. Совсем не обязательно, что приходят те, кто в Индии побывал и влюбился в эту страну. Много людей, которым нравится узнавать что-то новое. Кто-то идет просто из любопытства, кто-то целенаправленно. Те, кто у нас бывают, начинают дружить между собой, многие становятся нашими друзьями. Некоторые узнают о нас в соцсетях, где мы пишем о том, чем удивим и порадуем своих гостей, «работает» и «сарафанное радио», также были сюжеты и по телевидению. Нам, конечно же, приятно, когда люди приходят и сообщают о том, что в Индии побывали благодаря тому, что услышали о ней здесь. Одна женщина, которая ходила к нам на медитацию и на «кухню», рассказывала, что собирает деньги на поездку в Китай. А потом, спустя время, пришла и сообщила, что побывала в Индии (смеемся).

 

Каран и Ольга вместе с сынов Кевином и дочерью Кайей во время поездки в Индию

— Но насколько мы поняли, что и Центр — это тоже место про еду? (смеемся) 

— Иначе никак! Ведь еда это базовая потребность. И кулинарное направление очень популярно среди людей. У нас в программе есть большие мастер-классы, на которых мы готовим сразу четыре блюда: рис, лепешки, блюдо из овощей и сладости. Этот комплект называется тхали. Проводит его Каран. Но есть и отдельные мастер-классы по лепешкам, по самосе, по сладостям. И по бобовым. Каран также рассказывает гостям о нутовой муке, стремясь донести людям, насколько универсален и важен для здоровья этот продукт. Мы ведь вегетарианцы. Конечно, очень востребованы семинары по специям. Даже, если ты не интересуешься Индией, специи можешь применять в приготовлении блюд другой кухни. А мы рады делиться своими знаниями. И те, кто у в Центре бывает, своими опытами делятся. Пишут, спрашивают. Был случай. Одна дама приходила к нам постоянно. Как-то я у нее спросила: используеете специи? Она рассказала, что 9-летний сын ее сказал в школе: моя мама сходила на семинар и стала вкуснее готовить (смеемся). 

— Прямо здесь, за столом, где мы сейчас беседуем и готовите?

— Да. Прямо здесь. Мы нашли с Караном идеальную форму семинара: сначала даем теорию, с презентацией, показом специй, рассказываем как их сочетать, применять, потом все это подтверждаем практикой. У нас есть индукционная плита. Берем сковороду и начинаем готовить. И показываем, например, как специи от подогрева меняют сваю текстуру, вкус и свойства. Кладешь зиро на сковородку — и все ощущают этот запах, изменение текстуры. Добавляем это в обычный кефир — и это уже оригинальный напиток. Гости дегустируют его. И с бобовыми то же самое. Готовим, и все пробуют. Убеждена: все люди любят покушать и при этом хотят оставаться здоровыми. 

— Что сегодня, на ваш взгляд, нам можно перенять у индийцев в наш быт, образ жизни, и наоборот? 

— Когда я бываю в Индии, всегда восхищаюсь их умением веселиться, собираться вместе. В языке хинди нет таких понятий, как двоюродный, троюродный брат или сестра. У них все родные. Это живет и в их современной культуре. Поэтому и свадьбы там: по тысяче, две и больше человек. 

— А у вас много было гостей на свадьбе?

— 450 человек. По белоруссим меркам много, по индийским — мало. У сестры Карана — 4 тысячи! На нашей свадьбе с моей стороны всего лишь 10 человек: мама и подружки мои из разных стран (смеется). Вот почему я говорила об их родственных традициях. Даже по этому примеру все наглядно видно. У нас свадьба длилась один день, а обычно празднуют два, а то три дня. И просто так индийцы веселятся. Бывает, собираются 30-40 человек родни — опа, ну пойдем всей гурьбой есть мороженое к Индиан Гейд (воротам Индии) в 12 ночи. А давайте! Идут и веселятся. Или наняли автобус, едут на свадьбу — и весь автобус поет караоке. А попьем еще чаю масала, или еще что поедим! У них можно только поучиться такому умению собираться вместе и веселиться. Причем они чувствуют себя счастливыми от мелочей: ты рядом с близкими, вкусно поел, на улице хорошая погода…

— А это, по сути, вовсе не мелочи, а основа…

— Да, то, что есть бэйсик... Индия — это про бэйсик, то есть о базовых вещах, которые приносят счастье. У них, если даже посмотреть дома, отели, то в них нет люксовости. Для нас это все-таки важно, а для людей, которых я знаю в Индии, люксовый комфорт в домах — не важен. У них в приоритете то, что приносит им счастье и без люкса. Поэтому и в домах увидишь пол не в ламинате, а плитку. Или, скажем где-то стена потемнела от дождя. Это индийцев не огорчает, уходит на второй план. Для них очень важны семейные ценности, умение душевно разговаривать друг с другом. В Индии верят, что брак совершается не на одну жизнь, а на все семь. Каран всегда удивляется тому, что у нас дети могут на родителей повышать голос, или просто говорить со старшими без должного уважения. А он видел: ребенок в 10 лет на родителей кричал. В Индии — никогда! Там есть четкая градация на старших и младших. Даже в языке хинди есть обращение «вы», а не только «ты». Помню, когда Каран приехал в Беларусь, был удивлен, что тещу, например, у нас могут называть на «ты». Или просто по отчеству. Для него это все «вы». И он, к примеру, никогда не сядет за стол, если мои родители еще стоят. У нас наоборот. 

— В белорусской глубинке, особенно в Западной Беларуси, эта особенность тоже отражена в общении детей и родителей. Там дети называют отца и мать на «вы», уже не говоря о более старших, а тем более старших не членах семьи.

— Да, и это, я считаю, правильно: тогда в обществе закладываются культурные основы порядка, взаимоотношений. Нам в культурно-бытовом плане это надо бы возрождать. Потому что раньше, как мы знаем, это было: свидетельствуют и традиции вечерок, народных праздников, совместного труда — талаки…

—Увы, сейчас наблюдаются тенденции к обособлению: как одного человека, так и молодых семей... Есть, конечно и исключения…

— Каран даже удивляется: у вас люди живут годами на одной лестничной площадке и друг с другом не знакомы. А у нас в Индии, даже в Дели, говорит, и те, кто через 2-3 дома живет — с ними ты знаком, и они тебя знают. А если какой праздник, то вся улица будет гулять. И микрорайоны городские, кварталы тоже так живут. Что касается моих пожеланий индийцам... Мне в Индии некоторого комфорта не хватает, я имею в виду в в помещениях. Там, когда зима, и, например, на улице +5, то в домах люди мерзнут: отопления нет. В Дели просыпаешься, идешь в душ — понятно, вода горячая, а в доме, как у нас говорят, колотун (смеется). А еще у них в домах маленькие окна. Мы же привыкли: чтобы света было много…

— Им солца хватает в течение года, а у нас оно — редкий гость, особенно в осенне-зимний период…

— Да, от солнца и жары индийцы прячутся. Еще их спокойствию можно поучиться. Помню, когда ехали мы на свадьбу к родне с отцом Карана, и у меня маленький сын на руках, я все беспокоилась: «12 ночи, ребенку надо спать». Свекор мне: «Все нормально, скоро доедем. Давай остановимся — попьем чай масала. А сын пусть поспит в машине. И завтра поспит...». И я другими глазами посмотрела на все: какой же ценный момент жизни проживаем, а я его не чувствую. Из-за своего беспокойства, причем суетного. Это же такая романтика: ночью едем по Индии, попить чай масала, сын подремлет в машине. У нас так много суеты, тревог пустых, а мы живем и красоты жизни не замечаем... А индийцы этот момент умеют чувствовать.

— Вам самой удалось этому научиться?

— А разве у меня был выбор? (смеемся). Уже более 9 лет живу с индийцем. Да, я могу сказать, что стала гораздо терпимее. Это терпимость к другим, к каким-то напряжным ситуациям, тревогам. Каран говорит так: если ты можешь что-то изменить, так бери и действуй. А если не можешь, зачем об этом вообще думать? 

— Он, вероятно, подобное отношение к жизни, к окружающему миру впитал на уровне культурных традиций своего народа?

— Видимо, да. Это все впитывают дети, подрастая, на уровне каждой семьи. Вот как и знания из Аюрведы. Я Карана раньше спрашивала: вы применяете Аюрведу дома? Он говорил: нет. А потом, когда начинаешь изучать эту науку, понимаешь: ее элементы есть в повседневном быту индийцев. На индийской кухне все вершится в согласии с Аюрведой. Вот почему Каран, когда болит у меня горло, говорит: не ешь банан или йогурт. Аюрведа это объясняет: в такое время организму, который сражается с болезнью, не нужна лишняя слизь. В Индии еда может быть лекарством. Как только человек заболевает, ему советуют в таких ситуациях взять и приготовить, скажем, маш с рисом, добавив специи. Еще выпить напиток с куркумой, черным перцем и медом. 

— Еще есть интересный момент с водой. Когда мы беседовали с Сангитой Бахадур, которая прежде, до каденции господина Посла Алока Ранджана Джа, представляла Индию как ее Посол в Беларуси, она вспомнила правило, бытовавшее в их семье: пить воду нужно не торопясь и обязательно сидя…

— Да-да-да! Верно! Я помню, когда первый раз отец Карана приехал к нам в Минск. И я пила воду — кстати, эту привычку мне Каран привил: обязательно пить стакан воды утром. Так вот. Я тогда стояла, а свекор мне сказал: сядь и пей, потому что могут быть потом проблемы с коленями, когда ты, стоя пьешь воду. Мы и детей так научили делать. Даже Кая, ей полтора года, пьет воду сидя. А Кевин, ему скоро семь, уже делает это осознанно. Каран говорит: у нас так бабушка делала, мама, отец. Это уже их традиция, к которой и мы относимся с уважением. И в этом есть рациональное зерно! Я позже об этом узнала на курсах Аюрведы в нашем центре: ах, вот почему мы так делаем дома! (смеется).

— С кем сотрудничаете? 

— Само собой — с Посольством Индии. Бываем там по разным поводам. И господин Посол принимает участие в наших мероприятиях время от времени, когда не занят. Откликаемся также, если кому мы интересны. Приглашал нас как-то Университет культуры, там мы читали лекцию по индийской культуре. Берем и студентов на практику из БГУ, тех, кто изучает культуру народов Азии, Востока. Обращались к нам и некоторые минские детские клубы с просьбой провести у них, что интересно, семинары по специям. Ребята, которые у нас бывают, вдохновившись, рисуют после сюжеты, связанные с Индией, и нам потом дарят свои картины.

— Если школьники белорусские захотят через вас найти друзей со школьниками в Индии, чтобы дружить школами…

— Думаю, в этом мы сможем им помочь. Причем с радостью. Конечно же, такие контакты, как школьная культурная дипломатия, будут весьма полезны. Не всегда дети с уважением относятся к тем, кто внешне от них отличается. Этот навык межнационального общения им нужно прививать. Мы живем в таком мире, где национальность, раса, цвет кожи человека не должны служить поводом для хоть какой-либо дискриминации. А детский мир, что скрывать, порой жесток и эгоистичен. Я ничего подобного не наблюдала по отношению к моему сыну: он тоже «особый», но весьма комуникабельный, открытый, позитивный. Так что в сторону дружбы индийских и белорусских детей мы подумаем. К любому сотрудничеству мы открыты. 

На прощанье мы пожелали друг другу радости\

— По Беларуси с индийской родней путешествовали?

— Ездили в Дудутки, посещали и Мирский замок. В Беловежской пуще не были. Как я говорила, мы вегетарианцы. И отец Карана тоже. Он даже пиццу и пасту не ест. А в Беловежской пуще все блюда приготовлены на дичи и другом мясе. Это нас останавливает. Свекру очень нравится наша природа. И то, что можна открыть летом окно в 6 утра и подышать. А он с мая по август только приезжает: боится холодов. Ему так комфортнее. Природой любуется. Удивляется всегда. Что у нас темнеет поздно: в 10-11 вечера. Люди нравятся.. Говорит: не агрессивные, спокойные, терпеливые. А еще удивляется, что у нас в деревнях живут бабушки-дедушки в 70-80 лет — одни. Без семьи. А где же их дети, спрашивает, родня? У них всегда в таком возрасте с пожилыми есть кто-то рядом. Старики всегда при детях. Моя бабушка, которой исполнится этим летом 90 лет, живет одна в деревне Чеботары в Логойском районе. Ее раз в неделю родители навещают. Анил, так зовут свекра, настолько впечатлился, что выразил желание пожить в деревне 2-3 дня, посмотреть, как бабушка управляется. 

— Там такие богатые грибные места…

— Да, мои родители заядлые грибники. Они уже на пенсии. Папа много лет работал в пожарной службе. Мама — лаборантом в химпроме: делала анализы воды. Оба не знают английского языка. Когда Каран приехал просить моей руки, он русский не знал, но при помощи Гугла выучил фразы и что-то подсматривал... (смеется). Кстати, нам тоже нравится по Беларуси путешествовать. Уже с детьми ездили в Гродно. И в Витебске Каран был дважды: один раз вместе ездили, второй — его приглашали, когда там проходил фестиваль Индии. В Витебске много индийских студентов учится в медуниверситете. Вот там он проводил мастер-класс по специям. Еще мы и по усадьбам с ним ездили, когда цвели сады. Несвижский замок тоже посещали. Хотелось бы, конечно, больше путешествовать — но у нас есть Центр, ресторан и еще маленькие дети. Также определенные обязанности по отношению к родителям, родне и друзьям. 

— На каком языке вы говорите дома?

— С младшей Кайей Каран старается на хинди говорить. С Кевином мы этот момент упустили. Но у сына, кстати, после поездки в Индию стремление изучать хинди появилось. В шестилетнем возрасте он там с нами побывал, поэтому уже понимает, что этот язык надо знать. С Кевином Каран принципиально говорит на английском. Со мной тоже на английском, но иногда на русском что-то скажет и тогда Кевин спрашивает: "Мама, а почему когда ты с папой говришь на русском, он тебя понимает? А когда говорю я, он не понимает русского (смеемся)... 

Живая, эмоциональная, открытая, быстрая, легкая в общении... Голос звонкий, свежий... Смех заразительный... Вот такая она, белоруска Ольга, в девичестве Мороз, которой жизнь предложила выбрать путь, связанный с Индией. И она, как это случается в сказках, его выбрала чуть ли не за тремя морями и прямо пошла... Полетела, можно сказать... И только вперед, осваивая по пути науку о ценности проживания каждого момента жизни в радости. Ибо, как призналась, встретила родную душу, пусть та и не знала русского языка. (Так и хочется сказать: скорее не помнила о том, что знает). А потом все, как говорится, приложилось: и русский язык, и согласие родителей с двух сторон, и две свадьбы — в Индии, и в Беларуси, и двое детей родились, и любимое дело вошло в жизнь с любовью... 

Приходится ли Ольге огорчаться? Этот вопрос мы ей так и не задали. Потом подумалось: а зачем? Разве наши огорчения, триггером для которых может быть все что угодно, определяют мелодию жизни, если мы принимаем ее такой, какой она есть. Отнюдь. Во всяком случае, к тому стремимся. И радуемся, что живы и здоровы. 

У Ольги и Карана Паракх, как нам показалось, это получается.

Валентина ЖДАНОВИЧ

Фото Ивана Ждановича, а также из архива семьи Паракх

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Ірына Даўгала: Сям’я для беларусаў застаецца найвышэйшай каштоўнасцю

Ірына Даўгала: Сям’я для беларусаў застаецца найвышэйшай каштоўнасцю

«Сям’я закладвае ў чалавеку мараль, здольнасць спраўляцца з выпрабаваннямі, патэнцыял для развіцця, яна навучае любові, самаахвярнасці, культуры».

Грамадства

Што трэба ведаць тым, хто адпачывае каля вадаёмаў

Што трэба ведаць тым, хто адпачывае каля вадаёмаў

Нават пры наяўнасці на пляжы ратавальнай станцыі не варта грэбаваць элементарнымі правіламі бяспекі.