22 октября, четверг

Вы здесь

Андрей Лиховицкий: Ответственность, сосредоточенность и любовь


До старта Олимпийских игр в Токио остался год. Внимание к главным стартам уже пятилетки будет колоссальным. «Звязда» знакомит своих читателей со спортсменами, за которыми следующим летом, затаив дыхание, будут следить вся Беларусь и весь мир.

На Олимпийских играх 1992 года в Барселоне белорус Виталий Щербо стал обладателем шести золотых медалей в соревнованиях по спортивной гимнастике. Логично, что белорусская спортивная гимнастика ассоциируется с его именем. Но время идет и стране нужны новые герои, которые постепенно появляются на Олимпийском горизонте.

Андрей Лиховицкий-пример того, что географические границы спорта не помеха. Родился в России, живет в Германии, несколько лет выступает за Беларусь. Олимпийские игры 2021 года станут вторыми в его карьере. Сам Андрей не считает это чем-то необычным. Почему — он рассказал «Звязде».


— Андрей, самым громким событием этого года стал перенос Олимпийских игр в Токио на следующий год. Как вы восприняли эту новость?

— Для меня это не стало большим ударом. Если вспомнить, как развивались события несколько месяцев назад, станет понятно, что все к этому шло. К моменту официального объявления о переносе Олимпийских игр уже были отменены все соревнования, закрыты границы. О какой подготовке к Олимпиаде, отборе для тех, у кого еще не было лицензии, могла идти речь? Мне кажется, многие спортсмены даже выдохнули с облегчением. Поддерживать форму, когда все закрыто, и полноценно готовиться было очень сложно. Лично мне перенос Олимпийских игр даже оказался на руку.

— Каким образом?

— У меня наконец появилось время заняться своим здоровьем и залечить старые травмы. У каждого спортсмена есть проблемы, которые жить и тренироваться не мешают, но исправить их нужно. У меня проблемы с плечами, для спортсмена 34 лет это нормально. Поэтому сейчас я занимаюсь здоровьем, а потом сразу в бой.

— Наверное, дополнительный год работы для спортсмена такого возраста добавляет трудностей?

— Не сказал бы. Годом больше, годом меньше. Если позволяет здоровье и есть желание работать, почему бы и не провести еще один год в таком режиме. Я в спортивной гимнастике Всю сознательную жизнь. И с удовольствием проведу с ней еще один год, а может, даже и больше.

— Готовиться ко вторым Олимпийским играм в карьере спокойнее, все ли как в первый раз?

— Олимпийские игры — самые главные соревнования в мире и в жизни каждого спортсмена. Но я стараюсь на этом не зацикливаться. К любому старту необходимо подходить ответственно, каждый турнир — особенный. И везде надо показывать достойный результат. В спорте все взаимосвязано, нельзя к одному старту подходить безответственно, а к другому — серьезно. Ответственность должна быть везде. На мой взгляд, мысли о том, что Олимпийские игры — самый главный турнир, могут даже сбить. Холодная голова и сосредоточенность на выступлении — вот что определяюще для любых стартов.

— В 2016 году накануне Олимпиады в Рио-де-Жанейро в интервью вы отметили, что не считаете Олимпийские игры кульминацией карьеры. За четыре года ваше мнение изменилось?

— Я надеюсь, что кульминацией моей карьеры будут Олимпийские игры в Токио. Что такое кульминация спортивной карьеры? Это лучший результат, совершенное выступление, удовлетворенность своей работой. Очень хочется все это почувствовать в Токио в следующем году. Конечно, в Рио я был моложе, теперь мне может быть труднее выступать. С другой стороны, за эти четыре года у меня появилось больше опыта в плане подготовки к соревнованиям.

— Несмотря на то что до Олимпийских игр еще год, планы уже определили?

— Мой план — достойно выступить и показать все подготовленное и наработанное за это время. Таков мой план минимум. Если быть более конкретным, то планирую выйти в финал в упражнениях на лошади. Задача спортсмена — показать, на что он способен, и сделать это хорошо. А оценка — это уже дело судейской коллегии. Тем более не нужно забывать, что в оценивании спортивной гимнастики все равно есть место для субъективности.

— Планировалось, что Олимпийские игры могут пройти без зрителей. Насколько вам важна поддержка трибун?

— Мне важно, чтобы на трибунах были люди. Не представляю, как выступать в пустом зале. Поддержка зрителей словно открывает второе дыхание, она дает дополнительную силу. В 2019 году на Европейских играх в Минске зрители очень помогали настроиться на выступление и показать хороший результат. Моя бронзовая медаль — частично и их заслуга.

— Андрей, среди белорусских гимнастов вы один имеете олимпийскую лицензию. Почетно быть единственным представителем страны на Олимпийских играх?

— Я не совсем один буду представлять Беларусь. Среди девушек олимпийская лицензия есть у Насти Алистратовой. Но на самом деле ситуация двоякая. Конечно, приятно одному представлять страну, хотя это очень ответственно. Но все-таки хотелось бы, чтобы рядом была команда. С командой на соревнованиях всегда проще, это дополнительная и очень сильная поддержка. Да, у нас индивидуальный вид спорта и выступаем мы по одному. Но все равно комфортнее, когда рядом есть твои друзья, которые за тебя переживают. И не стоит забывать, что в спортивной гимнастике есть командные соревнования, очень зрелищные и захватывающие.

— Как вы считаете, почему в Беларуси вам нет равных?

— Мне трудно сказать, какие точно проблемы в белорусской спортивной гимнастике. Все-таки я не нахожусь внутри. Мне кажется, причина в относительно небольшом наборе детей. А для тех, кто есть, не хватает залов. И неплохо, если в одной группе у тренера 20 детей, и он физически не может должным образом отдавать внимание самому талантливому ученику. Я думаю, если бы в Беларуси было чуть больше залов, детей, появилось бы более сильных спортсменов. Не знаю, права я или нет, но будущее профессионального спорта закладывается уже на детском уровне. Кстати, не соглашусь, что мне нет равных. У нас в команде есть классные ребята Егор Шеремков и Слава Драницкий, чемпион Европы среди юниоров. Они хорошо прыгают и неплохо выступают в многоборье. Я уверен, что у них все впереди.

— Андрей, по опыту жизни и работы в Германии, можете сказать, где более совершенный подход к спортивной гимнастике — в Беларуси или в Германии?

— Лично мне больше импонирует белорусская система. В нашей стране много секций, есть школы олимпийского резерва, где дети уже с малых лет могут серьезно заниматься спортом и совмещать это с учебой. В Германии все молодые гимнасты занимаются в одном зале, у них одна тренировка в день вместо двух. На всю страну работает только один или два центра, где дети уже с десяти лет серьезно занимаются. Понятно, что для подготовки сильного спортивного резерва этого недостаточно. Однако преимущество немецкой системы в том, что тренеры не такие загруженные и имеют возможность набирать в группу самых талантливых детей и растить из них профессиональных спортсменов. А у нас как? Тренер набирает 20 человек и работает со всеми сразу, они постепенно отсеиваются, и когда остаются самые одаренные, начинается усердная работа. Но, даже несмотря на это, белорусский подход мне нравится больше.

— В Германии функционирует клубная система, правильно?

— Да, но это только красивое название. Энтузиасты открывают клубы, чтобы дети могли заниматься спортом. Это непрофессиональные клубы, они не зарабатывают деньги. В Германии я хороших примеров не видел. Неплохо это развито в США, где люди готовы вкладываться в клубы. Например, школа Виталия Щербо в Лас-Вегасе. Признаюсь, у меня есть мысли в будущем открыть свой клуб спортивной гимнастики, мне интересно это направление работы. Возможно, когда-то я открою свой клуб в Минске, мысли о переезде тоже есть. Но пока главное — моя спортивная карьера.

— Кстати, о Виталии Щербо. Его имя неизменно ассоциируется с белорусской спортивной гимнастикой. Как вы относитесь к тому, что вас могут сравнивать?

— Совсем об этом не думал. Виталий — легенда мировой спортивной гимнастики, и ему до сих пор нет равных. Я думаю, ни одному спортсмену не удастся его превзойти, во всяком случае среди действующих гимнастов. Поэтому сравнивать нас неправильно. Мне повезло лично познакомиться с Виталием, это была очень вдохновляющая для меня встреча.

— Спортивная гимнастика времен Виталия Щербо и та, которую вы демонстрируете сегодня, сильно отличаются?

— Гимнастика вообще интенсивно меняется. В 2004 году были приняты новые правила. Сейчас акцент делается на сложности элементов, поэтому гимнасты сейчас более массивные и мускулистые. Для того чтобы набрать высокий балл, нужно показать десять самых сложных элементов. А раньше было достаточно четырех, после которых шли дополнительные элементы и связки. Мне кажется, раньше в спортивной гимнастике было больше красоты и выступления были более изысканные.

— В мировом спорте сегодня наблюдаться тенденция к омоложению, спортивную гимнастику это затронуло?

— Гимнастика всегда была молодым видом спорта. Мы начинаем тренироваться в шесть лет, а в 18 некоторые спортсмены уже выступают на Олимпийских играх. Много молодых спортсменов бьют рекорды и завоевывают медали больших соревнований. Но это зависит от индивидуальных особенностей организма. Я не могу сказать, что в спортивной гимнастике преобладает молодежь. Да что там говорить, когда я в свои 34 года выступаю и готовлюсь к Олимпиаде. Румынский гимнаст Марьян Драгулеску в свои 39 лет показывает отличные результаты. И мы не одни такие «динозавры», на соревнованиях можно встретить много гимнастов старше 30 лет.

— Реально ли достичь одинакового успеха в выступлениях на всех семи снарядах, или все равно приходится чему-то отдавать предпочтение?

— Приходится выделять некоторые снаряды. У меня коронные конь, брусья и перекладина. Если вспомнить, то бронза ІІ Европейских игр у меня была в упражнениях на коне. Но понятно, что нужно стараться на каждом снаряде показывать достойный результат. У нас есть многоборье, где гимнасты хорошо выступают на каждом снаряде. А сейчас уровень этой дисциплины значительно вырос. Раньше можно было неудачу на одном снаряде закрыть другим. Сегодня это уже невозможно.

— Андрей, что вас движет всю жизнь отдавать спортивной гимнастике?

— Не хочу показаться банальным, но любовь. Я в спортивной гимнастике всю жизнь, с самого детства. И уже не представляю себя без нее.

Валерия СТЕЦКО

Фото из личного архива героя

Выбор редакции

Экономика

Цифровая экосистема платформенной экономики

Цифровая экосистема платформенной экономики

 Именно в платформенной среде будут формироваться цепочки создания стоимости.

Общество

Председатель МТРК «Мир»: Мы нравимся людям, потому что делаем понятный продукт с понятным позиционированием

Председатель МТРК «Мир»: Мы нравимся людям, потому что делаем понятный продукт с понятным позиционированием

«За все время, что МТРК «Мир» ведет свою деятельность, мы невероятно выросли».

Общество

Нейрохирург о том, как избежать инсульта, избавиться от стресса и почему мы болеем раком

Нейрохирург о том, как избежать инсульта, избавиться от стресса и почему мы болеем раком

«В Беларуси пациент не всегда прислушивается к врачу, даже если требуется серьезное лечение».