Вы здесь

Продолжение жизнеописания


В ноябре прошлого года газета «Звязда» напечатала мой отзыв на книгу известного белорусского писателя, моего земляка Николая Чернявского  «На парозе дабрыні і болю», что увидела свет в издательстве «Народная асвета». В ней автор довольно интересно, опираясь в основном на собственные воспоминания, рассказал о встречах с известными мастерами изящной письменности. Ему посчастливилось быть близко знакомым с Янкой Мавром, Артуром Вольским, Василием Виткой, Владимиром Дубовкой, Станиславом Шушкевичем, Рыгором Бородулиным, Анатолием Гречаниковым, Анатолием Сербантовичем, Федором Чернем и некоторыми другими не менее известными творцами.


Книга «На парозе дабрыні і болю» стала библиографической редкостью. Она стала бесценным пособием для студентов-филологов вузов, учителей и просто пришлась по нраву всем, кто любит литературу и ценит родное слово.

Однако не все, созданное Николаем Чернявским в жанре эссе, литературных портретов и воспоминаний, вместилось в первую книгу, поэтому недавно он презентовал и второй том, который назвал просто и остроумно — «Свая ёсць песня...» (издательство «Четыре четверти», 2020). В ней известный писатель знакомит с известными работниками на литературном поприще современного поколения. Большинство из них — это его ровесники, друзья по жизни и творчеству: Николай Малявко («Любоў мая высокая, як неба...»), Казимир Камейша («Свая ёсць песня ў кожным часе...»), Владимир Дзюба («Сцвярджаць сябе ўсёй жыццёвай праўдай...»), Анатолий Зеков («Ёсць і вяршынька ў слова, і камель...»), Владимир Матвеенко («Хто ведаць жадае, хадзіце сюды...»), Владимир Мазго («Пазычу колеры ў вясёлкі»), Ростислав Бензерук («Жыву на зямлі недарма»), Валерий Калиниченко («Зямля бацькоў, тут лёсу карані...»).

Николай Чернявский, начиная заметки о Владимире мозге, пишет: «На своем веку я был свидетелем трех, как мне кажется, самых боеспособных «призывов» в литармию первым оказался тот, бородулинский, во время второго — «призывался» сам, а когда пришло время третьего — к нему тоже пришлось в какой-то мере привести. Правда, на этот раз, в 1970-е и 1980-е, мне уже выпала честь лично «выписывать повестки многим «призывникам», которые настойчиво стучались в двери литературного комиссариата, искали своего признания, права на оружие — меткое поэтическое перо с неизбитым прицелом на не такой уж далекий и успех».

Прошел через школу Николая Чернявского и я, присылая ему свои первые пробы пера, когда был учеником деревенской школы, а потом уже курсантом факультета журналистики Львовского высшего военно-политического училища. Николай Николаевич всегда чем мог поддерживал. Это с его подачи была подготовлена рукопись моей первой книги рассказов для детей «Хітры Данік», что потом вышла в издательстве «Беларусь». 15 экземпляров он потом прислал мне в Ашхабад, где я нес службу в военной газете.

Помещенный в книге «Свая ёсць песня...» также воспоминания «Гарніст далёкага маленства» (по следам газеты «Піянер Беларусі»), «Бярозкі» даўняе святло», «Быў час, быў век, была загадка» (по следам поэмы «Сказ пра Лысую гару»), «Пра тое, што нельга забыць» (предисловие к новому изданию книги «Ніколі не забудзем»), «Праклён, праклён табе, вайна!..» (по случаю выхода книги «Я помню ўсё...»).

Все, что пишет Николай Чернявский, проникнуто добротой и человечностью. Ничего удивительного — его окружали такие люди, как и он сам: чуткие, отзывчивые, талантливые.

Василий ТКАЧЕВ

Выбор редакции

Общество

Жизненный путь Якова Крейзера. Первый комдив, получивший Звезду Героя, заслужил ее, защищая Борисов

Жизненный путь Якова Крейзера. Первый комдив, получивший Звезду Героя, заслужил ее, защищая Борисов

В начальный период Великой Отечественной войны упорные бои развернулись при обороне Борисова — старинного белорусского города на Березине.

Экономика

Цифровая экосистема платформенной экономики

Цифровая экосистема платформенной экономики

 Именно в платформенной среде будут формироваться цепочки создания стоимости.