23 сентября, среда

Вы здесь

Образы легенды. Вера в человека в графике Арлена Кашкуревича


Будто привет из детства: этот рисунок я видела в книжке сказок, а тот рассматривала в подростковом возрасте, потрясенная сюжетом «Дикой охоты короля Стаха». Выставка — как собственная история взросления, ведь закалять сознание и характер нам помогали книги. У многих, которые выпало прочитать мне и которые хотелось читать, были иллюстрации Арлена Кашкуревича. Это были книги белорусских писателей, с характером — и в сущности написанного, и в ипостасях. Но когда выбирали писателя, имя автора иллюстраций оставалось как бы «за кадром», при том, что в сознании все равно закреплялись именно его образы.


До конца августа в Национальном художественном музее проходит мемориальная выставка графики Арлена Кашкуревича как повод вспомнить то, что было и для нас, и для этого человека существенным.

В прошлом году отмечалось 90-летие художника: экспозиция была подготовлена к этой дате, чтобы показать лучшее, что создано автором — офорты, литографии, акварели, живописные произведения. Кашкуревич обладал разными техниками, но, кажется, наиболее яркими по эмоциональному воздействию являются как раз его графические произведения.

Народный художник Беларуси Арлен Кашкуревич был из тех творцов, что составили честь белорусской школы графики. Придя в искусство в послевоенное время, когда люди жили с верой в новую жизнь, он прежде всего искал веру в человека. Возможно, сначала искал в самом себе, нащупывал, будто тонкую, но экспрессивную линию, которая будет определять почерк мастера, не взирая на принятые «правильные» подходы. Недаром, окончив театрально-художественный институт, он останется там преподавать — воспитает творцов, которые сами станут мастерами с особым взглядом на искусство и на мир.

Собственный взгляд на мир Кашкуревич вложил в авторские серии, где каждая из работ несет пропущенный через себя отпечаток реальности — не потому ли они направлены не столько на сюжет, сколько на настроение. Например, серии «Город и люди» или «Мастера»: что ни работа — то отдельное чувство, что создается особой экспрессией Кашкуревича. Что ни микрореальность — то эмоция: увлеченность, боль, радость, любовь, страсть. В человеческом мире он сумел выхватывать то, что превращает телесных существ в личностей с характером.

Даже в книжные иллюстрации он умудрялся вкладывать собственный взгляд, что порой вызвало недоумение писателей. С тем же Владимиром Короткевичем, как когда-то признавался Кашкуревич, приходилось спорить, чтобы отстаивать право на художественную правду, на то самое «я так вижу». Не исторические детали интересовали Кашкуревича как иллюстратора книг, а сами герои, их психология, боль, отчаяние и сила характера.

Стоит посмотреть на лица героев в иллюстрациях Кашкуревича к книгам Купалы — художник часто обращался к его произведениям. Иллюстрированная им книга «Три поэмы» была отмечена наградой второй степени на Всесоюзном конкурсе «50 лучших книг года» в Москве в 1963 году. Но если посмотреть на отраженные в графике образы героев поэм «Бандароўна», «Магіла льва» или «Курган» — они покажутся знакомыми современникам, потому что существуют вне времени: все же меняться могут детали, антураж, но не белорусский характер. На этой земле и сегодня живут такие люди, как мужественный гусляр, что пел правдивые песни, как красавица Бондаровна, для которой достоинство на первом месте, как Машека из поэмы «Могила льва», остро чувствующий обиду, но легко превращающийся в преступника, не совладав с чувствами и поставив в основу жизни ненависть. Если книги с этими иллюстрациями уже отжили свое, потому что зачитаны несколькими поколениями, то графика Кашкуревича — по-прежнему жива: определяющие черты народа не изменились. Может, поэтому иллюстрации из книг, прочитанных в школьные годы, цепляют и сейчас.

Художник делал иллюстрации к книгам Быкова, Адамовича, Короткевича, Шамякина. Книжная графика Арлена Кашкуревича сегодня — это прекрасный проводник в мир белорусской литературы, которая отразила самые драматические моменты истории народа и сказала о нас главное: мы сильны. Иллюстрация — это сконцентрированная мысль, поэтому даже в рисунках, где, кажется, беспросветная тьма (к повестям Быкова или «Хатынской повести») через тьму прорывается свет. В человеческом мире художника интересовала природа добра и зла (поэтому привлекали библейские сюжеты, «Фауст» Гете) либо отчаянное желание отстаивать правду, даже ценой собственной жизни и в лихие времена войн и исторических переломов, либо вынуждающее делать выбор в одну или другую сторону.

Когда нужно найти умиротворение и в сложное время получить ответы, как жить дальше, мы обращаемся к разуму предшественников. Чтобы, пройдя сквозь эпохи, времена, пространства, остановиться в той точке, в которой твоя судьба может получить толчок. Наши предшественники сами попадали в такие судьбоносные точки и становились на путь, где побеждала жизнь. Энергия жизни может выплескиваться эпизодами, картинками, рисунками, художественными произведениями, но вместе они складываются в бесконечную историю человеческого мира. Ведь энергия не исчезает, в ней сохраняются характеры людей, которые живут, как нам кажется, здесь и сейчас, но по факту — бесконечно. Поэтому Беларусь — с такими характерами — как у Кашкуревича, — не стала легендой в истории. Но она может быть легендарной страной, с характером ее жителей, потому что создана ради них.

Лариса ТИМОШИК

Выбор редакции

Спорт

Андрей Лиховицкий: Ответственность, сосредоточенность и любовь

Андрей Лиховицкий: Ответственность, сосредоточенность и любовь

Андрей Лиховицкий — пример того, что географические границы спорта не помеха. Почему?

Культура

Говорят, что Анна Радзивилл превращается каждую ночь в сову

Говорят, что Анна Радзивилл превращается каждую ночь в сову

Давайте же начнем наши мистические путешествия по замкам и усадьбам.