Вы здесь

Художник Сергей Бондаренко более пяти лет строит на приусадебном участке точную копию Кревского замка


В начале XIV века великий князь Гедимин начал строительство первого в Великом Княжестве Литовском полностью каменного замка возле соединения рек Кревянка и Шляхтянка. А в начале XXI века, точнее чуть более пяти лет назад, пенсионер из Сморгони Сергей Бондаренко перебрался в деревню Чухны под Крево и начал строить прямо под окнами своего дома точную копию Кревского замка в масштабе 1:10. Мы решили спросить у Сергея, как идет реализация амбициозного проекта и зачем ему вообще это нужно…


Сергей Бондаренко возле собственного замка.

Мой дом — моя крепость

По дороге по деревне Чухны к дому Сергея Бондаренко важно дефилирует аист. Сигналить бессмысленно: он только раздраженно оглядывается, но не летит. Вокруг — заросший разнотравьем луг и красочные крыши деревянных домов, некоторые из которых — с забитыми досками дверями и окнами. Если вы ищете творческого одиночества — вам сюда.

— Почему создаю копию именно Кревского замка? — улыбается Сергей. — Волей судьбы мы оказались в Сморгонском районе, а здесь — Кревский замок. Если бы волей судьбы оказался в Мальборке — строил бы копию замка Мальборк. А если серьезно, то хочется, чтобы люди гордились своей историей. Чтобы было что показать иностранным туристам. Чтобы нас не обували в лапти! Местные жители порой совсем не знают истории своего региона. Например, герб Гедимина — Колюмный Трезубец (вот, видите, здесь над воротами он выложен) — даже образованные люди путают с трезубцем на гербах киевских князей. А люди без «верхнего» образования-те, вообще, говорят о нас: «хохлы понаехали». Хотя фамилия Бондаренко распространена на Могилевщине, откуда родом мой отец.

Треска-тоска и «творческие университеты»

— Отец мой родом из-под Могилева — рассказывает Сергей. — А сам я родился в Архангельске. Во времена молодости моего отца, чтобы белорусу из колхозного «рабства» вырваться, надо было идти или в шахту, или в армию. Так мой отец стал военным моряком. Служил в Архангельске. Там я и появился на свет. А когда мне исполнилось три месяца, отец забрал семью и вернулся на родину. Сказал, сыну в Архангельске жить не надо.

— Там так плохо?

— У людей там есть поговорка: «тоска, доска и треска». Любого местного там спросите — он рассмеется и скажет «да». Это не белорус приезжий говорит, это люди, которые там живут, — у меня же там родственники остались, потому что моя мама родом из Архангельска. Однажды меня обозвали русофобом, когда я об этом написал. Но недавно приезжал к нам турист, парень из Архангельска, у него даже на майке было написано: «Тоска, доска и треска». Посмеялись с ним, конечно. Но на самом деле это не весело.

— У нас, что, лучше?

— По крайней мере, какие-то деньги выделяются на благоустройство. Я долгое время жил в Светлогорске. А недавно мой друг побывал в небольшом российском городке. Такой же маленький город, как Светлогорск, только ничего не скошено, старые деревья не спилены, половина домов без окон. Просто умершая цивилизация. Можете вырезать из текста эти мои слова, а можете не вырезать...

— А как вы стали художником?

— Рисовал с детства. Просто нравилось. Образование у меня не художественное, и вообще, я сказал бы, не творческое — приборостроение. Потом пошел в армию. Там понадобился художник. Меня к этому присоединил «дед» — Виктор Шварц. Видите, до сих пор помню его фамилию. Ему нужен был кто-то из молодых, кто изменил бы его в рисовании плакатов, агиток, выпуске стенгазеты.

У меня отлично получалось Ленина рисовать... Такие вот «творческие университеты». Вернулся из армии, поработал по специальности в Светлогорске, а потом в Сморгони, в филиале тракторного завода, освободилось место художника-оформителя. Я подумал: почему бы и нет? Так что академического художественного образования у меня нет. Просто был интерес, и я осваивал сам различные техники — от работы с глиной и металлом до акварели, масла, резьбы по дереву, скульптуры. И вот уже 36 лет этим занимаюсь.

Лайт-версия Кревского замка и вещи с историей

Замок, который строит Сергей, привязал его к маленькой деревушке Чухны. Это необычное здание — главная достопримечательность округа. Не считая, конечно, самого Кревского замка, который сегодня представляет собой живописные руины. В замке-оригинале, до которого от усадьбы Бондаренко можно дойти пешком, реконструкция пока только начинается, а его копия на подворье художника постепенно и неуклонно близится к логическому завершению.

Масштаб замка — 1:10. Кирпичики, из которых он сложен, Сергей обжигает в печи сам: каждый кирпичик — точная копия тех, из которых составлен оригинал.

— Когда делали первую партию кирпича, нужна была какая-то круглая цифра. Мы с женой взяли настоящий замковый кирпич и уменьшили его в десять раз. Я же не магнат — построить замок в натуральную величину. От этой идеи, хотя и с сожалением, но пришлось отказаться. Сели мы тогда с женой, подумали. В масштабе один к двум — не потянем. Один к пяти — тоже не хватит денег. Ну, тогда давай сделаем замок в масштабе один к десяти. Этот замок — наш с женой совместный проект. Кстати, как раз тогда, когда мы только думали о строительстве замка, был интересный случай. Ехали и слушали в дороге «Радио Гродно». А там новость: Нашли где-то клад, который оценили в пять миллиардов долларов. Мы с женой думаем: Вот бы нам на огороде возле нашей избушки найти, например, клад Наполеона! Пришел бы я тогда в исполком и сказал: хочу выкупить Кревский замок и сам его восстановить, по всем историческим канонам! Ладно, раз клада не нашли, сказала жена, давай делать маленький замок...

Ну, клад не клад, а кое-что из древностей в мастерской Бондаренко появилось — места же вокруг исторические, заповедные и даже по ощущениям какие-то сказочные. В собственном огороде мастер нашел ржавый штык наполеоновских времен. А в подвале своего дома — артиллерийский ствол времен Первой мировой. Местные жители сначала смотрели на необычных односельчан с опаской, но потом приняли «странных» соседей и даже стали приносить им старые вещи — вдруг пригодятся? Например, рассказывает Сергей, недавно принесли уникальную икону XVIII века.

— Видите, вот тут потертость от пальца, — показывает Сергей. — За эту икону много десятилетий, видимо, прятали деньги, а когда доставали, все время брались за один и тот же угол.

Вещи с историей, как и история вообще-увлечение и любовь семьи Бондаренко. И, кажется, здесь им помогает само это древнее, заветное место, где они поселились. Например, за своим домом Сергей нашел огромный валун из странной формы впадинки — то ли след изящной ножки, то ли глаз, то ли ухо. В Беларуси говорят, что это шла Божья Матерь и оставила след. Эти камни считались священными. Когда в следе скапливалась дождевая вода, ей приписывали магическую силу.

— Мой знакомый, преподаватель БНТУ и один из лучших в нашей стране специалистов по изучению камней, приезжал смотреть наш валун и сказал, что, возможно, этот камень был языческим алтарем, — говорит Сергей. — Валун притянуло ледником из Скандинавии. Поэтому я решил, что на нем не след Божьей Матери, а ухо Одина. Он слушает, что здесь происходит, на Кревской земле.

— Один — бог воинов...

— А мы как раз и воюем. С забвением своей истории, с равнодушием к ней.

Когда планируется завершение строительства замка, Сергей ответить пока не готов. Говорит, обязательства «пятилетку за три года» брать на себя не хочет. Над замком работает день или два в неделю. И многое уже сделано. Но есть и другие творческие проекты, которые также требуют времени.

— Замок — дорогой проект?

Когда закончится строительство, замок будет такой же, какой был оригинал в свои лучшие годы. Только в масштабе 1:10.

— Не очень, если растянуть расходы по времени. К тому же, мы экономим как можем. Например, для работы по металлу покупаем обрезки, идущие на металлолом. И так во многом. В Средневековье же не существовало строительных фирм и предприятий по выпуску строительных материалов-в дело шли материалы, которыми были богаты окрестности. Так что мы придерживаемся исторических принципов.

Кстати, в замке на подворье Бондаренко уже появился собственный призрак. По словам Сергея, в одном из углов замкового двора компас начинает «сходить с ума».

— А почему бы и нет? В Кревском замке испокон веков «живет» свой призрак — знаменитая девушка с собакой. Сейчас в ее «доме» реконструкция. Надо же ей где-то переждать «ремонт».

Нетроянский конь и «вольные каменщики»

Сергей не скрывает, что одна из главных целей его проекта — привлечение туристов. С этой же целью скоро у входа в усадьбу Бондаренко появится скульптура воина на коне. Лошадь (размером с настоящее здоровенное животное) уже почти готова, стоит на настоящих подковах и безумно косит глазом на всех проходящих мимо. Туристы поголовно обзывают его «троянским».

— Скоро придется повесить на нашего коня табличку: «Это не троянский конь, это конь Чухновский», — смеется Сергей.

— А кто будет сидеть на этом коне? Витовт? Гедимин? Альгерд?

— Имя пока не разглашаю. Пусть будет сюрприз. Скажу только, это будет серьезный парень, в настоящих исторических доспехах и с мечом. Цементный каркас будет спрятан покрытием под медь, с патиной. Современные технологии позволяют сделать очень многое.

Туристы в эту необычную усадьбу приезжают каждый день. Иногда — довольно большими группами, но чаще — семьями. Увидели сайт Сергея — и захотели посмотреть на «мини-замок» и другие достопримечательности своими глазами.

— Вчера, например, приезжала семья. Муж — австрийский предприниматель, а жена — из Беларуси. Купили у нас несколько работ.

Прожить искусством в наше время, конечно, нереально, говорит Сергей. Жить только творчеством, к сожалению, не получается — приходится думать о хлебе насущном. Это раньше у творцов были меценаты. Но мир не без добрых людей и в наши дни.

— Когда была пандемия и ввели массочный режим, у нас был кризис. Это было в апреле-мае. Перестали ездить туристы, люди боялись лишний раз выйти из дома. И вдруг приезжает турист. Мы ему все показали. Он, уходя, достал сто долларов и говорит: «Это вам на развитие».

Экскурсии по своему замку и импровизированному музею-мастерской Сергей и Марина Бондаренко проводят бесплатно. Но просят туристов купить кирпичик с надписью «Крево» за символическую сумму.

— Своего рода входной билет. Только не бумажный, а каменный. Мы же вольные каменщики, — мой собеседник кивает на башне и галерею замка, составленную из сотен маленьких кирпичей. — Почти масоны.

В мастерской Сергея почетное место занимают копии исторических вещей. Но они кажутся интересными далеко не всем, говорит собеседник.

— Например, вот белорусский «веджвуд», старинные «пальцами лепленные» вазочки. Иногда туристы спрашивают: А почему вы не купите себе гончарный круг? Зачем пальцами клеить? Я отвечаю: так просто его не изобрели еще.

— А какой вопрос вам задают чаще всего?

— «Вы не хотите ресторан здесь у вас открыть?» Мне уже почти 60, и я не хочу заниматься рестораном. Лет в 30–40 можно было бы об этом подумать, но не сейчас. Хотя в чем-то туристы правы. Ведь в Крево, куда люди иногда приезжают за сотни километров, даже негде нормально выпить кофе. И когда реконструкция замка завершится, это будет недопустимый пробел. Ведь исторический объект — это центр «солнечной системы», вокруг него должна быть серьезная инфраструктура. Кафе, рестораны, гостиница, площадка для кемпинга, художники, музыканты и т. д. Тогда это будет по-настоящему интересно туристам.

Александра АНЦЕЛЕВИЧ

Название в газете: Уласны замак

Выбор редакции

Религия

Восстановленный Туровский крест показали в Минске

Восстановленный Туровский крест показали в Минске

Вечернее богослужение в соборе прошло, овеянное дорогими для всех символами возвращения и возрождения духовных традиций.

Общество

Воспитанники Весновского дома-интерната, что на Могилевщине, делают своими руками иконы для построенной на их территории часовни

Воспитанники Весновского дома-интерната, что на Могилевщине, делают своими руками иконы для построенной на их территории часовни

Культовое сооружение, которое будет освящено на праздник Покровов в честь святителя Патрика, просветителя земли Ирландской, уже полностью готово, осталось только украсить храмовые стены иконами.