26 сентября, суббота

Вы здесь

Время масок. Человечество вступает в эпоху вирусных заболеваний


Такой прогноз еще в начале 2000-х сделал заслуженный врач Республики Беларусь, инфекционист Анатолий Астапов. Мы задали Анатолию Архиповичу «обывательские» вопросы о COVID-19 и о том, к чему еще нам готовиться.


«На наших людей разве маски наденешь?»

— Сегодня много говорят о второй волне COVID-19. насколько велики шансы, что осенью нас ждет вторая волна? А может, она уже началась?

— Второй волны «ковида» пока нет. То, что мы видим сейчас по COVID-19, просто логичное развитие событий. Сейчас лето, неплохое разъединение населения: многие люди в отпусках, и вероятность заразиться все же меньше, чем, допустим, в марте–апреле. Кроме того, и в магазинах, и в метро пока довольно много людей в масках. Хотя, конечно, народ уже расслабился и успокоился, маски в людных местах носят все реже. Посмотрите фото из Китая в интернете — там до сих пор все в масках. Поэтому там удалось достаточно быстро локализовать инфекцию. Похолодает, станет меньше ультрафиолета, начнут организовываться коллективы, люди вернутся из отпусков, многие выйдут из «удаленки» — и, думаю, статистика по заболеваниям на COVID-19 станет расти. Осенью можно ожидать вторую волну пандемии.

— А маски действительно помогают?

— Помогают. Но маски нужно правильно носить. Лет 12 назад на Ближнем Востоке была вспышка коронавирусной инфекции с высокой смертностью — это был не «ковид», но его «родственник». И медики всего мира с тревогой следили за развитием событий. Но пандемии не случилось благодаря своевременным противоэпидемическим мероприятиям. В частности, в эпидемическом очаге абсолютно всех обязали носить маски. У них все-таки более дисциплинированное, мусульманское общество. А на наших людей разве маску наденешь? Если пожилые люди серьезнее относятся к этой необходимости, то для молодежи маска скорее модный аксессуар — с котиками и смайликами. На самом деле лучше всего защищают обычные медицинские маски из нетканого материала, и менять их нужно раз в 2–4 часа. А многоразовые маски, чтобы они защищали, нужно ежедневно мыть, и не только мыть, но и кипятить — или хоть утюжить горячим утюгом, — чтобы уничтожить то, что попало на маску. В противном случае маска становится опасной, так как вирус COVID-19 сохраняется на ткани несколько дней, и, надев эту маску еще раз, мы просто втягиваем его в организм. Носить маску нужно так, чтобы нос и рот были под ней. А то, как носят маску наши люди, — на подбородке, выставив нос, потому что «жарко и дышать тяжело», — никакой защиты не дает. Многие выхватили из контекста фразу «маски не помогают» и радостно ею бравируют. Да, если прямо на вас чихнул зараженный человек, никакая маска не спасет. Ни маска, ни перчатки полностью вас не защитят. Но факт остается фактом — вероятность заражения, когда вы носите маску, все же меньше.

«COVID-19 поражает почти все органы»

— Почему COVID-19 вызывал такое беспокойство медиков во всем мире?

— У «ковида» очень высокая контагиозность. Раньше на первом месте по этому параметру стояла корь. Но COVID-19 — не меньше, а может, и более контагиозный. К тому же вирус кори неустойчив во внешней среде, а вирус COVID-19 на некоторых поверхностях сохраняется до 10 дней. В том числе он долго живет на поручнях в общественном транспорте, а на коже рук (если их не мыть) способен сохраняться по крайней мере три дня. Все вирусы размножаются только в живых клетках. На искусственных средах, в отличие от бактерий, вирусы не размножаются. В клетки изначально проникает ДНК или РНК вируса. Попадая внутрь клетки, он меняет геном в ней таким образом, что клетка превращается в фабрику по синтезу новых вирусных частиц. Если их образуется достаточное количество, они разрушают клетку, выходят из нее и проникают в следующие.

Существует «медленная» группа вирусов, которые десятилетиями живут в наших клетках, не проявляя себя. Например, вирус простого герпеса. Достаточно переохлаждения или других факторов, снижающих сопротивляемость организма, и вирус активизируется. «Ковид» входит в так называемую быструю группу вирусов. Он быстро размножается и высококонтагиозен.

— Можно ли предположить, что со временем COVID-19 станет просто еще одной болезнью, такой же привычной, как ОРЗ?

— И теперь многие переболели COVID-19 в стертой форме и даже не знают об этом. В тяжелой форме болеют только некоторые люди. В группе риска по смерти от COVID-19 — люди с хроническими легочными заболеваниями, с сахарным диабетом, ожирением, гипертонией, сердечно-сосудистой недостаточностью, онкологией; люди, принимающие цитостатику. Если человек относительно здоров, это не смертельный вирус. Летальность по «ковиду» в мире — от 1 % до 5 %. Дети болеют относительно легко. Надо беречь людей преклонного возраста и тех, кто входит в группу риска. Другое дело, что этот вирус опасен своими осложнениями.

— Какие осложнения дает COVID-19?

— Вирус поражает почти все органы. Чаще всего они восстанавливаются. Но бывает, что в результате этой болезни, например, 50 % альвеолярной ткани легких заменяется фиброзной. Человек будет жить, но 50 % легких у него «мертвые». В результате — дыхательная недостаточность и гипоксия. Правда, это случается примерно в 1 % случаев. Не восстанавливаются те клетки разных органов, в которых размножался вирус и разрушил их. Это могут быть клетки почек, вирус может вызвать поражение желудочно-кишечного тракта или центральной нервной системы.

— Вырабатывается ли иммунитет к COVID-19?

— Здесь единого мнения пока нет. Косвенно о наличии иммунитета к COVID-19 свидетельствует тот факт, что хороший эффект при его лечении дает введение больным сыворотки крови от пациентов, перенесших эту инфекцию. Но исследователи склоняются к тому, что иммунитет к COVID-19 непродолжительный. Точно это еще предстоит выяснить, отследив наличие в организме человека, болевшего «ковидом», антител — белков, нейтрализующих этот вирус. Хотелось бы, чтобы они хранились хоть год, как, например, при гриппе. Но COVID-19 медики начали изучать только в марте. Пять месяцев-недостаточный срок, чтобы сделать вывод о прочности иммунитета. Да и вообще для изучения новой болезни. Например, симптом потери обоняния, с которого начинаются клинические проявления COVID-19, — совершенно новый для медицины, при других вирусных заболеваниях такого симптома нет. Кстати, примерно в 30 % случаев «ковид» проходит бессимптомно: клинических проявлений болезни нет, но человек является источником инфекции.

— Мутирует ли этот вирус?

— Сложный вопрос. Слишком мало времени мы за ним наблюдаем, чтобы делать выводы. Если все же это искусственно созданный вирус, то такие вирусы чаще стабильны. Если же он натуральный, скорее всего, будет мутировать при пассаже через восприимчивые организмы. Основное спасение от коронавирусной инфекции — это иммунизация. Сейчас медики в разных странах мира активно работают над вакциной. Но если COVID-19 мутирует, то вакцина против одного штамма вируса не принесет пользы против других штаммов. Классический пример — вирус гриппа. В последнюю эпидемию гриппа к нам пришло три штамма этого вируса: Н2N2, H3N2, H1N1.

— COVID-19 стал неожиданностью для медиков?

— Не совсем так. Коронавирусы встречались и раньше, они приходят в среднем раз в 5–7 лет. Классический пример коронавируса — так называемый птичий грипп. Но там заражение идет от птиц, а больной человек является эпидемическим тупиком: он не может заразить других людей. Коронавирусы вирусологи изучали и раньше, но не настолько активно, как сейчас.

«Наша иммунная система — на пределе своих возможностей»

— Почему так часто в наше время появляются новые опасные для человека вирусы?

— Мы живем в невероятно загрязненной среде, которая способствует мутациям вирусов. Пьем напитки из пластиковых бутылок, носим синтетику, дышим загрязненным воздухом и купаемся в загрязненных водоемах. Все эти вещества попадают в наш организм, и мы уже пропитаны ими. Если сравнить химический состав клеток организма человека XV и XXI веков, он будет разный. Поэтому наша иммунная система работает на пределе своих возможностей. Она не успевает за количеством тех антигенов, которые атакуют наш организм. Посмотрите, сколько сейчас появилось аллергий! Раньше такого количества не было. Вирусы мутировали во все времена. Но человека это затрагивало в меньшей степени, потому что у него была сильная иммунная система. Раньше главным врагом человечества были бактериальные инфекции: брюшной тиф, сыпной тиф, бруцеллез, скарлатина, чума и т. д. Когда появились антибиотики, бактериальные инфекции отступили. Их место заняли вирусные инфекции.

В своем докладе о перспективах развития инфекционных заболеваний я говорил о том, что в ХХІ веке следует ожидать большую волну вирусных болезней. И не ошибся — увы. И еще следует понимать, что бактериальные инфекции не исчезли. Они отступили на какой-то период. Просто пока нам удается справляться с ними с помощью антибиотиков. Но поскольку антибиотики повсеместно используются нерационально, человечество рубит сук, на котором сидит.

— А что не так с использованием антибиотиков?

— В наши дни люди пьют антибиотики по любому поводу и даже «на всякий случай». Хорошо бы они хоть выдерживали курс. Нет! «Понос за два дня прошел — зачем травиться?» Во-первых, краткий курс (как правило, человек принимает антибиотик два-три дня, а потом бросает), во-вторых, малые дозы — таким образом мы учим бактерии вырабатывать вещества, которые разрушают антибиотик. Человечеству придется изобретать все более и более сильные антибиотики. Нужно ли говорить, что это тупиковый путь, в конце которого неизбежно ждет крах? Я запомнил такой эпизод из детства. Когда у детей в деревне гноились глаза (гнойный конъюнктивит), женщины мыли их лица водой, которую пили лошади. Вы видели когда-нибудь корыто в конюшне? Оно внутри все зеленое — там размножался грибок пенициллум. Это был живой пенициллин. И он действовал. Первый антибиотик, который в 1940-е годы стал широко использоваться в медицине, был пенициллин. Пенициллин сделал эпоху. Ну а потом его бездумное использование привело к тому, что у патогенных микроорганизмов появилась устойчивость. Сейчас мы видим эту резистентность: бактерии выделяют фермент пенициллиназа, который разрушает пенициллин. Почему во многих странах мира категорически запретили свободную продажу антибиотиков? Допустим, с помощью антибиотика больной снял симптоматику. Возбудитель еще не погиб, но не проявляет себя. При этом у данного микроорганизма развивается устойчивость к конкретному антибиотику. И этот устойчивый микроорганизм человек передает следующему «хозяину». Пройдя через десяток организмов, возбудитель становится очень сильным. Отсюда — невосприимчивость многих микроорганизмов к методам лечения болезней, что раньше были эффективны. Как результат — внутрибольничные инфекции, что и в нашей стране, и за ее пределами являются серьезной проблемой.

— Так что ждет человечество в следующие сто лет?

— Ну, я не Мессинг... Полагаю, будет эпоха респираторной группы вирусов, включая коронавирусы (а эпоха кишечной группы вирусов уже наступила). Будут приходить пандемии. Скорее всего, вернутся некоторые побежденные и забытые инфекционные болезни. Потому что у нас в обществе очень плохое отношение к вакцинации. Я двумя руками за вакцинацию. Если бы вы видели то, что видел я за свою многолетнюю практику, вы бы бегом побежали делать прививки своим детям, даже несмотря на возможные побочные эффекты.

— Как обезопасить себя от вирусных болезней?

— Помогут традиционные методы, о которых, наверное, уже уведомлены все люди в любой стране мира. Разъединение. Маска. Перчатки. Обеззараживающие для рук. Гигиена: мыть руки, фрукты и овощи. И вирусные, и бактериальные заболевания — это болезни пренебрежения элементарной гигиеной.

«Белорусские медики справились»

— Почему родина новых инфекционных заболеваний последних лет — именно Китай?

— Трудно сказать. Наверное, виной тому перенаселение и специфика питания. Дело в том, что летучие мыши (о которых можно упомянуть в связи с COVID-19) обладают способностью переносить различные вирусные инфекции в латентной форме. Например, заражение человека бешенством происходит от собак, волков, лисиц, енотов, ежей и т.д., но все другие животные имеют яркие клинические проявления бешенства и в конце концов погибают от этой болезни. А летучие мыши не дают яркой клиники бешенства и не гибнут от него, но являются его переносчиками.

— Недавно прошло сообщение о вспышке бубонной чумы в том же Китае и Монголии. Казалось бы, эта бактериальная болезнь была побеждена, почему же она вернулась?

— Чуму победили в Европе. Во многих странах мира она продолжает существовать и представляет реальную угрозу. Помню давнюю историю, когда самолет, летевший из Индии, из очага чумы, посадили в Минске. Люди возвращались с отдыха: часть пассажиров — белорусы, часть — литовцы. За литовцами тут же приехали их медики. А наших граждан положили в инфекционную больницу на карантин. И вот началась лихорадка у одной из женщин в изоляторе. Меня вызвали ее посмотреть. К счастью, оказалось, что это банальная ангина. И никто из наших сограждан, которые так неудачно отдохнули в очаге вспышки чумы, не заболел. После долгого карантина они просто поехали домой. Чума сейчас достаточно успешно лечится препаратами стрептомицина. За исключением легочной формы чумы — она дает летальность 95 %.

— Если считать эту пандемию «учениями» накануне эпохи вирусных инфекций, что показали эти «учения»? Готовность или неготовность нашей системы здравоохранения к возможным пандемиям в будущем?

— Я сказал бы, что показали готовность. Наши медики действовали быстро и правильно. Мы своевременно изолировали больных с подозрением на COVID-19. Изолировали первичные контакты. И в начале изолировали также вторичные контакты. Потом, когда взяли ситуацию под контроль (что бы там ни писали журналисты), стали изолировать только больных и первичные контакты. Сейчас уже врачи смотрят клинику: есть ли опасность тяжелого развития болезни. Белорусские инфекционисты и эпидемиологи выдержали это испытание. Инфекционисты — это пожарные медицины. И, думаю, в следующие сто лет их ждет много работы.

Александра АНЦЕЛЕВИЧ

Выбор редакции

Общество

Воспитанники Весновского дома-интерната, что на Могилевщине, делают своими руками иконы для построенной на их территории часовни

Воспитанники Весновского дома-интерната, что на Могилевщине, делают своими руками иконы для построенной на их территории часовни

Культовое сооружение, которое будет освящено на праздник Покровов в честь святителя Патрика, просветителя земли Ирландской, уже полностью готово, осталось только украсить храмовые стены иконами.

Политика

Депутат Воронецкий: Важно, чтобы мы вышли из испытаний более сильными, едиными и консолидированными

Депутат Воронецкий: Важно, чтобы мы вышли из испытаний более сильными, едиными и консолидированными

«Хуже всего, когда конфронтационная риторика звучит со стороны власти».