26 сентября, суббота

Вы здесь

Алесь Бадак: Cерьезная литература должна быть интересной


Наш собеседник — директор издательства «Мастацкая лiтаратура» Алесь БАДАК. О том, встречи с какими книгами ждут отечественного читателя, в основном и пойдет наш разговор.


— Алесь Николаевич, прошла половина 2020 года. Какие наиболее яркие достижения у издательства «Мастацкая лiтаратура»?

— Из самых резонансных книг я назвал бы роман Андрея Федоренко «Жэтон на метро» и книгу Александра Радькова «Дискретный подход к наблюдению жизни», написанную в популярном сегодня жанре нон-фикшн. Андрей Федоренко не нуждается в рекламе как известный прозаик, один из лучших современных белорусских прозаиков, а Александр Михайлович Радьков — как государственный деятель и ученый. И я был приятно впечатлен, что он прекрасно владеет художественным стилем. Не секрет, что если люди, далекие от писательской профессии, берутся за написание воспоминаний, то большинство из них или по собственному желанию, или по настоятельной просьбе издательства обращается за помощью к профессионалам, делающим литературную обработку их записей. Александр Михайлович принадлежит к тем авторам, которым помощники не нужны. И в этом тоже ценность его книги.

Но, разумеется, наши достижения первого полугодия не ограничиваются этими двумя произведениями. Я бы, например, советовал обратить еще внимание на сборник «Мы жылi ў буднях барацьбы». Это дневники белорусских писателей, написанные в основном в годы Великой Отечественной войны, — очень своеобразный и правдивый документ времени, который не заменит ни одно художественное произведение. Ну а юным читателям, думаю, должна понравиться наша новая серия «Двенадцать месяцев». Это двенадцать томов сказок, как народных, так и авторских, как белорусских писателей, так и зарубежных. Причем каждый том «привязан» к конкретному месяцу года и является своеобразным литературным календарем: все сказки разбиты на количество дней того или иного месяца.

— Сегодня многие издательства не уделяют внимание специализации. Что расходится из книг-то и проектируют с расчетом на разные читательские вкусы. А очень часто — исключительно с расчетом на инвесторов или вообще фонд книг. Вы пытаетесь сохранить специализацию «Мастацкай лiтаратуры»? И в чем она вообще заключается?

— Мы живем во время, когда книжный рынок ставит каждое издательство в очень жесткие условия выживания. И, разумеется, это касается не только Беларуси. Я внимательно слежу за тем, как развивается книгоиздательское дело в России. Не выдержало конкуренции и оставило книжный рынок старейшее издательство «Советский писатель», очень серьезный кризис пережила знаменитая «Художественная литература», основанная по инициативе Максима Горького. Не стало созданного уже в постсоветское время и в начале своей деятельности крупнейшего российского издательства «Вагриус». Перечень этот можно продолжать. С другой стороны, издательства, ориентирующиеся на массового и очень часто не самого требовательного читателя, для которого книга — средство отдыха и не более того, всегда увереннее чувствуют себя на книжном рынке, потому что они являются создателями так называемого книжного конвейера: книга быстро пишется (а быстро потому, что по определенным стандартам), быстро издается, быстро читается и, как правило, так же быстро забывается и, может, даже выбрасывается, освобождая место для следующего «бестселлера». Она не имеет никакой художественной ценности, в отличие от литературы серьезной, которая очень часто и пишется мучительно, и издательство ее не один день готовит, и читатель ее одолевает Не за неделю и даже не за месяц, так как она требует вдумчивого чтения. У таких книг сегодня меньшая читательская аудитория, но роль их в обществе была, есть и будет очень большая. И не надо бояться слова «меньшая». Согласитесь, на свете живет очень много людей, которые никогда не брали в руки Библию, но на которых она тоже оказала большое влияние, ведь слово воздействует на нас и через губы, и через сердца других людей.

Поэтому для нас очень важно и в сегодняшних условиях сохранить приоритеты, определенные нашими предшественниками, теми, кто стоял у истоков создания издательства: прежде всего выпуск высококачественных произведений наших современников и переиздание лучших образцов классической литературы. При этом наша задача — доказать определенной категории читателей, что и серьезная литература также может быть интересной и даже захватывающей. Правда, иногда надо и некоторым авторам доказывать, что серьезная литература должна быть интересной, а значит, востребованной.

Ну и, конечно, большую поддержку нам оказывает государство — и в переиздании классики, и в издании произведений молодых авторов, для которых очень важно, чтобы их книги стоили не очень дорого.

— А довольны ли вы лично портфелем издательства? Ожидаете ли от определенных авторов, что они скорее всего допишут то или иное произведение и принесут именно в «Мастацкую лiтаратуру»? Не получается так, что «новый Короткевич» стоит в очереди к изданию?

— Короткевич писал тогда, когда было золотое время литературы-и не только белорусской. У нас вот лежит рукопись книги воспоминаний Вячеслава Рогойши, где он, между прочим, вспоминает, как на «черном» рынке журнал «Маладосць» с короткевичевским «Чорным замкам Альшанскiм» продавался за 50 рублей. Это было в 1979 году. Тогда по подписке или в розницу номер «Маладосці» стоил копеек 50, кажется, да? На такого Короткевича, полагаю, надеяться пока что рано. И дело не только в том, что тогда был читательский голод на хорошую литературу. Дело еще и в том, что, с одной стороны, своими произведениями Короткевич влиял на время, в котором жил (под временем я, разумеется, имею в виду прежде всего общество), а с другой стороны, время также влияло на него, возвышая не только за большой талант, но и за то, что он был первым, кто перед белорусским читателем широко распахнул двери в удивительную, загадочную, романтичную отечественную историю. Так же как первыми были наши выдающиеся писатели Мележ, Быков — каждый со своей темой. Это не значит, что их преемники менее талантливы, но время всегда больше всего любит и возносит первых и дает им некую колоссальную творческую энергию, которая также помогает им создавать неповторимые произведения. И чтобы привлечь к себе внимание широких кругов общества, сегодня писатель также должен найти тему, где он может быть первопроходцем. Есть ли сегодня такая тема, я не знаю. Но, конечно, есть авторы, новых рукописей от которых всегда ждешь с нетерпением. Посмотрите, кто у нас издается, и поймете, о ком идет речь. Что касается того, доволен ли я портфелем издательства... Удовлетворенность-не самый лучший помощник в работе. Книжный рынок очень изменчив, и чтобы в этой бурной реке времени не быть тресочкой, которую может в любой момент выбросить на берег, все время нужны новые идеи.

— В последнее время «Мастацкая лiтаратура» основала целый ряд серий. Насколько это производительный вариант развития? Какие серии себя оправдали?

— На хороших, оригинальных сериях во многом и держится книжный рынок. Например, часто можно услышать, что сегодня не время поэзии. А мы вот несколько лет назад придумали серию «100 стихов», и она не залеживается на складе. Это наш совместный проект с Национальным художественным музеем, благодаря которому мы имеем возможность помещать под одной обложкой и лучшие стихи наших классиков, и репродукции картин наших выдающихся художников. А теперь вот задумали серию «Час паэзii», в которой будем издавать как произведения наших живых в прямом значении этого слова классиков, которые и сегодня, слава богу, активно работают в литературе, так и более молодых поэтов, без которых уже нельзя представить современную белорусскую поэзию. Откроем же серию выбранными стихами Анатолия Сыса. Следующие, видимо, будут книги Раисы Боровиковой и Леонида Дранько-Майсюка.

Если говорить о прозе, то пользуется спросом «Бiблiятэка выбраных твораў», в которую входит проза малых форм: повести и рассказы. Особенно серия востребована среди наших библиотек, так как значительная часть произведений, которые мы в ней предлагаем, включены в школьные программы по белорусской литературе.

Из детских серий, наверное, самым популярным является «детский атлас Беларуси». Мы его начали издавать в 2019 году, но он уже стоит в планах и на 2021-й. кстати, по результатам анализа «Белкниги» «Дзiцячы атлас Беларусi. Птушкi» вошел в десятку самых продаваемых книг на белорусском языке с января по май текущего года через сеть этого книготоргового предприятия. А в сотню попали 26 наших книжек разных жанров.

— Много делая для рекламирования, анонсирования книжной продукции, отечественные и, видимо, не только отечественные издательства утратили традицию издания предыдущих, годовых тематических планов. Правильно ли это? Возможно ли к этому вернуться?

— Да, мы не выдаем предыдущие темпланы в бумажном виде. Но мы рассылаем их электронные варианты и по библиотекам, и по книжным магазинам, размещаем на своем сайте. Интернет в этом плане более мобильный, в том числе и в плане внесения определенных корректив в издательские планы, которые неизбежно возникают в течение года.

— Довольны ли вы отношениями в части реализации книг с существующими книготорговыми сетями Беларуси? Пробовали ли, пытаетесь ли продавать белорусскую книгу за пределы нашей страны?

— У нас очень прочные партнерские отношения как с государственными книготорговыми организациями, так и с частными. Разумеется, прежде всего это «Белкнига», которая наиболее полно и в достаточном количестве предлагает читателям наш книжный ассортимент. И посмотрите, как красиво они развиваются и в плане увеличения числа торговых объектов, и в плане модернизации уже существующих.

Что касается продажи белорусской книги за рубежом, то здесь одного моего желания мало. Сегодня книжный рынок живет по очень жестким законам, книга — это продукт, товар, и чтобы что-то продать в той же России, его нужно сначала как следует раскрутить. И надо иметь в виду, что на раскрутку в России нужны куда большие деньги, чем у нас. А после возникает вопрос: что раскручивать? Давайте я приведу вам обратный пример. В России есть великолепный современный прозаик, главный редактор «Роман-газеты» Юрий Козлов, который пишет интеллектуальную, философскую прозу. Но в Москве его книги по российским меркам выходят довольно скромными тиражами — по крайней мере, куда меньшими, чем женские романы или детективы авторов-однодневок. Потому что в рекламу бульварного чтива можно вложить те же деньги, что и в серьезную литературу, а заработать на нем — гораздо больше и быстрее, в том числе рассчитывая на продажу на всем постсоветском пространстве, где есть русскоязычный читатель. В результате на этом постсоветском пространстве вы без проблем найдете книги издательств, специализирующиеся на массовой литературе, но там трудно будет увидеть книги той же «Художественной литературы», которая и в этих непростых условиях заботится о своем имидже, потому что работает не только на сегодняшний, но и на завтрашний день российской культуры.

— Пандемия прекратила общение с издателями других стран. Не проводятся международные книжные выставки, не проводятся встречи с зарубежными издателями... Чувствуете недостаток такой коммуникации?

— Безусловно, этот недостаток очень ощутим, потому что весь книжный мир живет одними задачами и одними проблемами, решать которые гораздо проще, когда мы можем встречаться, обмениваться опытом.

— «Мастацкая лiтаратура» чрезвычайно, как мне кажется, внимательна к художественному переводу. В какой степени вы удовлетворены развитием этого направления в своем издательстве?

— Действительно, у нас выходят два ежегодных альманаха переводной литературы: «Далягляды» и «Созвучие». Плюс серия «Светлыя знакi: паэты Кiтая». В прошлом году издали роман известного польского писателя Антони Либери «Мадам». Много выходит произведений детской зарубежной литературы. И это меня радует, потому что таким образом о нашем издательстве больше знают в мире и подобные межвыдовецкие контакты позволяют больше рекламировать за границей и белорусскую литературу.

— Верите ли вы лично в рост тиражей книг современной художественной литературы?

— Верю, потому что уверен в том, что период спада интереса к книге никоим образом не связан с самой книгой. Сегодня отошло на второй план понятие «культурный человек». На первом плане-желание утвердить себя в профессиональном плане, заработать денег-иными словами, на первом плане интеллект, а не душа. Но такие перекосы не могут быть долговечными: в природе, а значит, и в человеке, все должно быть уравновешено. Только тогда он сможет полноценно развиваться.

— Сегодня модным стало слово «раскрутка» в отношении творчества того или иного писателя. На раскрутку кого из белорусских писателей не пожалели бы миллион рублей?

— Обычно подразумевается, что раскрутка нужна неизвестному или малоизвестному, молодому автору. Но мне кажется, что в нашей литературе несколько поколений писателей недооценены ни критикой, ни читателями. Ради примера можно упомянуть наших классиков. В 50 лет этот статус фактически получил и Купала, и Колас, и Мележ, и Шамякин, и Короткевич, и Быков... Вы можете что-то подобное сказать даже о сегодняшних шестидесятилетних наших писателей? Поэтому я не пожалел бы денег на раскрутку, например, Андрея Федоренко, которому в этом году исполнилось 56, чтобы его хорошо знали и за границей. Да и не только его-я переживаю за все наше литературное поколение, которое заслуживает большего внимания.

Беседовал Николай БЕРЛЕЖ

Фото Константина ДРОБАВА

Выбор редакции

Общество

Воспитанники Весновского дома-интерната, что на Могилевщине, делают своими руками иконы для построенной на их территории часовни

Воспитанники Весновского дома-интерната, что на Могилевщине, делают своими руками иконы для построенной на их территории часовни

Культовое сооружение, которое будет освящено на праздник Покровов в честь святителя Патрика, просветителя земли Ирландской, уже полностью готово, осталось только украсить храмовые стены иконами.

Политика

Депутат Воронецкий: Важно, чтобы мы вышли из испытаний более сильными, едиными и консолидированными

Депутат Воронецкий: Важно, чтобы мы вышли из испытаний более сильными, едиными и консолидированными

«Хуже всего, когда конфронтационная риторика звучит со стороны власти».