Вы здесь

Как поднять вес, вдвое больше собственного, и остаться красивой и женственной, рассказывает призер чемпионата Европы по тяжелой атлетике Юлия Асаенок


Она родилась в деревне в многодетной семье, но вскоре вместе с родителями переехала жить в Ружаны. Ее детство было насыщено как активными играми, так и заботами по хозяйству, до тех пор пока в жизнь не ворвался большой спорт. Тренер по тяжелой атлетике заметил перспективную Юлю в школе и предложил ей переехать в Брест. Хорошие результаты девушки стали быстро приносить медали кадетских и юниорских турниров, а в прошлом году она продемонстрировала свое мастерство уже на взрослом чемпионате Европы, где взяла бронзовую награду в многоборье. Этот результат спортсменка показала после серьезной травмы, из-за которой, кстати, ей пришлось на год оставить большой спорт и поработать по образованию — юристом. Сложное время Юле помогал переживать личный тренер и муж — Петр Асаенок, который является одним из лидеров мужской сборной Беларуси по тяжелой атлетике. О том, как оставаться женственной в тяжелом виде спорта, получить диплом юриста, параллельно продолжая карьеру тяжелоатлетки, и выйти замуж за такого же успешного спортсмена, Юлия рассказала в интервью «Звязде».


— Юля, расскажите сначала, в каком режиме сейчас проходят тренировки нашей сборной по тяжелой атлетике.

— Мы находимся в «Стайках», тренировки проходят в обычном режиме, благо все находится на одной территории — зал, столовая, гостиница. В настоящий момент ситуация немного определилась, поэтому мы готовимся к чемпионату страны и чемпионату Европы, но все же проведение турниров зависит от того, какая обстановка будет вокруг.

— Какие цели вы ставили перед собой на несостоявшийся чемпионат Европы?

— Хотелось поднять хорошие килограммы, достойно выступить. Как минимум — повторить прошлогодний результат чемпионата Европы, поднять килограммы, которые были бы максимально близки к призовым местам: это 65–70 кг в рывке и 80–85 кг в толчке. Такие же планы и остаются.

— Расскажите, как началась ваша карьера.

— В принципе я была спортивной девочкой, но целенаправленно каким-то спортом не занималась. Бегала в школе, выступала на районных соревнованиях, привозила даже призовые места, а конкретно что такое тяжелая атлетика, узнала только когда приехала в Брест на просмотровый сбор. Мне тогда было лет 14. Домашнему ребенку переехать далеко от родителей было непросто, понадобилось время на адаптацию. Не могу сказать, что сильно скучала по дому, потому что быстро втянулась в спорт, мне нравились обучение, город, тренировки, я была постоянно занята, и мне пришелся по нраву этот ритм. Тяжелее было, наверное, в физическом плане, чем в эмоциональном, потому что нагрузки на организм были большие, но я с этим справилась.

— Вы рано начали показывать хорошие результаты. На ваш взгляд, с чем это связано?

— Мы рассуждали на эту тему с тренером. Он говорит, что посмотрел очень много девочек и мальчиков, во мне увидел задатки, нужные для тяжелой атлетики, — рост, вес, скоростно-силовые качества. Это стало начальным пунктом, от которого пошли мои результаты. Потом начались усердные тренировки. В кадетском возрасте, когда первый раз, в 2010 году, я выехала на чемпионат Европы и привезла медаль, не скажу, что до конца осознавала свой успех. Наверное, это были способности, которые я в себе не совсем рассмотрела, но во мне их увидел тренер. На успех, конечно, повлияло и мое трудолюбие, усердие, а уже дальше, когда я стала более осознанно подходить к стартам, медали начало приносить и осознание того, что могу поднимать большие веса. Я бы сказала, что в моей карьере все шло очень постепенно, результаты в том числе.

— Вы и тренеры не боялись, что, начав показывать высокие результаты довольно рано, можете быстро перегореть?

— Я даже не думала об этом в том возрасте, потому что у меня постоянно горели глаза на победы. Если что-то не получалось, я не акцентировала на неудачах внимание, даже не помню такого, чтобы у меня что-то не получалось и от этого опускались руки. Сейчас, во взрослом возрасте, ты начинаешь много думать, что-то анализировать, а тогда просто шла и работала.

— Вы, наверное, замечали, что успешные белорусские тяжелоатлеты, борцы, гребцы — чаще люди из деревень, а не из городов. С этим можно связать спортивный успех?

 — Может быть, этот факт — одна из составляющих успеха. В деревнях люди скромнее. Конкретно о себе могу сказать, что в деревне я мало что видела, и когда приехала в Брест, не говоря уже о загранице, для меня это было очень круто. В маленькой деревне ты становишься известным человеком, даже выиграв чемпионат страны. Тебя выделяют среди других, и это уже дает какой-то стимул, чтобы работать больше, показывать результаты. Трудолюбия у деревенских тоже, может быть, больше, потому что у нас и воспитание другое, и игры в деревне другие. В моей семье было четверо детей, и мы постоянно одно за другим смотрели, росли в непростых условиях, плюс работа на огороде и по хозяйству, поэтому все выросли с бойцовским характером.

— Вам часто приходится слышать, что тяжелая атлетика — это не женский вид спорта?

— Когда я была еще в юном возрасте, сталкивалась с тем, что люди удивляются моему занятию, но я не совсем понимала почему, ведь это равнозначно женщине-водителю или женщине, работающей на заводе. Больше об этом начала слышать взрослея, но мне кажется, что мало кто вообще понимает, что такое тяжелая атлетика, и почему-то связывают нас с толканием ядра, жимом лежа. Может, поэтому у многих восприятие этого вида спорта немного искажено. На мой взгляд, тяжелая атлетика не сильно отличается от других видов спорта, ведь все они по-своему тяжелы, везде нужно много работать, чтобы чего-то достичь. Да, мы поднимаем тяжесть, но борцы также поднимают друг друга, кто-то делает причудливые акробатические элементы.

— Сложно ли вам совмещать профессиональный спорт с женственностью, ежедневным уходом за собой?

— Нет, ведь в первую очередь я девушка, и для меня это так же обычно, как и для любой другой. Конечно, мне удобнее в чем-то спортивном, но как только начинается лето, перехожу на платья и очень комфортно себя в них чувствую. Стараюсь держаться в виде, в котором приятно видеть себя в зеркале, хотя крашусь редко — если этого требует душа или меня куда-то приглашают.

— Что тяжелее всего дается вам сегодня в спорте?

— На данный момент — неопределенность. Приходится больше терпеть на тренировках, с этим связаны многочисленные психологические моменты. Стараемся себя как-то занимать тренировками и не думать, когда будут старты. Во взрослом возрасте уже тяжелее психологически, потому что у тебя есть опыт травм и успехов.

— Спорт принес вам не только профессию, но и семью. То, что вы с мужем оба занимаетесь тяжелой атлетикой, — плюс или минус?

— Однозначно плюс. Мы уже очень много времени вместе — 11 лет, в этом году будет 7 лет в роли мужа и жены. Понимаем друг друга с полуслова. Когда он приходит с тренировки, я примерно знаю, как у него дела, какое настроение, как он поработал. Мы очень многое обсуждаем, что сложилось и что, наоборот, не получилось. Можем что-то советовать друг другу, ведь у каждого уже есть свой опыт. Из минусов можно назвать только то, что редко бываем дома вместе.

— Конфликты на почве спорта бывают?

— Серьезные — нет. Единственное, мы можем просить друг друга снизить нагрузки или немного отдохнуть во время травм или восстановления. Но не всегда прислушиваемся к этим советам.

— Приходится ли вам конкурировать между собой?

— Нет, конкуренции между нами в принципе нет. Изначально, когда я привозила много медалей с кадетских турниров, чемпионатов Европы, юниорских соревнований, Петя был только рад за меня, хотя у него в то время не получалось завоевывать награды, зато сегодня муж выступает намного лучше меня на взрослых международных стартах. И тогда, и сейчас мы друг друга только поддерживаем. Можем иногда в шутку поспорить на тренировках, например, кто больше присядет. Муж дает мне несколько килограммов форы (несколько — это обычно килограммов 100, а то и больше), и начинаем приседать.

— Занимаясь спортом, вы получили еще и юридическое образование

— Когда училась в школе, очень хотела стать юристом, хотя не скажу, что у меня были какие-то способности к этому. А в 2015 году с мужем и еще некоторыми спортсменами решила попробовать поступить в БНТУ. Сдала тестирование, но мне не хватило всего одного балла. Тесты остались на руках, поэтому решила попробовать попасть в колледж. Поступила. В принципе обучение давалось мне легко, в перерывах между тренировками сдавала контрольные. Сейчас очень рада, что получила это образование, пополнила свои знания и теперь могу снова поступать в университет.

— Вам удалось даже поработать по специальности

— Да, в 2018 году я получила травму, соответственно, меня не аттестовали в сборную, потому что не было результата. Надо было адаптироваться в новой сфере. Было тяжело, ведь опыта не было вообще. Но я старалась, как могла. Потом мы с мужем заговорили о том, чтобы мне попробовать всерьез готовиться к чемпионату Европы 2019 года, поэтому решила оставить эту работу, да она и не приносила мне должного удовольствия. Возможно, если я получу больше знаний, вернусь в юридическую сферу.

— После неаттестации в сборной не осталось обид на тренеров?

— Нет, потому что у меня не было результата, поэтому не вижу здесь какой-то предвзятости со стороны учителей. Личный тренер пытался вернуть меня обратно, потому что видел потенциал, который я не раскрыла до конца. Он не говорил, что против того, чтобы я училась или работала в другой сфере, но всегда интересовался моими делами. А в сборной, когда я показала результат на чемпионате Европы, взяла медаль, ко мне уже не было вопросов.

— В настоящий момент в вашей весовой категории (до 45 кг) большая конкуренция в стране?

— Молодежь, конечно, подрастает — не скажу, что их много, но на пятки начинают наступать. В каких-то весовых категориях у нас в стране конкуренция очень высокая, в каких-то средняя. Я еще не старая, но уже и не молодая, но поскольку весовая категория у меня маленькая, держаться в ней сложнее. Надо и за своим весом следить, и килограммы высокие поднимать — для моего организма это сложно.

— Переходить в другой вес не планируете? Ведь ваша категория не олимпийская.

— Пока это не рассматриваю, потому что в таком переходе должен быть смысл. Все зависит от того, сколько килограммов ты поднимаешь и сможешь ли конкурировать с этими весами, например, в Европе. Следующая категория 49 кг, я понимаю, что с результатом, который у меня сейчас, или даже если я немного прибавлю, не буду конкурентоспособна в Европе, не говоря уже о мире и Олимпийские игры, где конкуренция безумная и килограммы большие.

— У большинства спортсменов главная мечта — Олимпийские игры, а у вас?

— Я всегда задумывалась об Олимпиаде, когда была в более юном возрасте. Но после юниорского спорта мне было сложно переходить во взрослые категории, потому что я не могла набрать вес. Сначала у меня было 44 кг, потом 48 кг, кажется, набрала ее, но не могла проработать. Я понимала, что с моим весом и результатом будет в принципе сложно выезжать на какие-то взрослые соревнования, поэтому с мечтами об Олимпиаде попрощалась. Была очень счастлива, что удалось завоевать медаль на чемпионате Европы, понимала, что заслужила его своим трудом. Сейчас главная цель для меня — получить как можно больше наград на международных стартах.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Фото из личного архива героини

Название в газете: «У першую чаргу я дзяўчына»

Выбор редакции