24 сентября, четверг

Вы здесь

Психолог Наталья Алифирович: Пандемия заставила нас умерить свою горделивость


А можно переустановить 2020 год, а то эта версия с вирусом?.. Високосный 2020-й действительно стал «високоснее» других. О том, как быть и что делать, чтобы прожить его, сохранив здоровую психику, мы спросили у главы секции семейной терапии Белорусской ассоциации психотерапевтов, члена Европейской ассоциации психотерапии (EAP), исполнительного редактора журнала «Теория и практика психотерапии» (Монреаль, Канада), кандидата психологических наук Натальи АЛИФИРОВИЧ.


О свободе выбора и социальной ответственности

— В 2020-м из-за пандемии COVID-19 общество потеряло все привычные маркеры, которыми мы привыкли «мерить» год (например, те же выпускные у школьников и студентов, летний отдых с поездкой к морю). В последний год изменилось многое — на самом простом, бытовом уровне. Как это повлияло на мировоззрение нашего общества?

— Об изменении мировоззрения я бы пока не говорила — для этого прошло недостаточно времени. Но из нашей жизни, из жизни всех современных людей исчез один аспект, который был огромной ценностью последних десятилетий. Он называется свобода выбора. На том же бытовом уровне — возможность выбирать способ работать и проводить свободное время, школу для детей, еду, одежду... И, наверное, самое тяжелое испытание, которое в связи с пандемией переживают как жители постсоветского пространства, так и европейцы — то, что наша свобода выбирать на самом простом уровне стала очень ограниченной. Мы ограничены во всем: в выборе досуга и работы (многие профессии, как мы видим, стали невостребованными из-за того, что люди вынуждены ограничивать свои траты), в возможности передвижения. И, конечно, для многих этот кризис, связанный с невозможностью выбирать, стал просто тотальным. Он коснулся их и финансово, и морально, и психологически. Наверное, именно поэтому в начале пандемии общество так разделилось, если говорить об отношении к коронавирусу. Те люди, у которых и раньше не было особой нужды выбирать, не почувствовали серьезного дискомфорта. А другие переживали необходимость ограничить контакты очень тяжело.

— В Беларуси карантина не было. С точки зрения психологов это, скорее, хорошо?

— Наверное, да. Если говорить о психологическом аспекте ситуации, в нашей стране все еще достаточно неплохо, потому что у нас не вводился карантин. А также нет жесткой системы наказаний за нарушение изоляции. Свобода передвижения ограничивается только у тех, кто был в контакте с больными. Остальные в течение всех этих месяцев могли свободно перемещаться. В других странах была еще одна психологическая проблема — страх наказания за невыполнение каких-то предписаний. Вспомните, сколько нарушений карантина было в законопослушных европейских государствах. К этому привело нарушение свободы выбора. У белорусов на протяжении последних месяцев выбор оставался. Не знаю, хорошо это или плохо с точки зрения вирусологов, но мы могли решать, ходить нам на работу или сидеть дома, водить детей в школу или запирать их в квартире, общаться с друзьями офлайн или онлайн.

— А если говорить о социальной ответственности...

— Ответственное поведение в такой ситуации — это носить в многолюдных местах и регулярно менять маски, выполнять другие предписания медиков. Но поскольку никто не заставляет это делать, наши люди часто выбирают этого не делать. И здесь мы видим очень интересный момент, который разделил общество на две большие группы. На тех, кто выбирает защищать себя и других, и на тех, кто выбирает противоположное поведение: не носить маски, нарушать карантин до результатов анализов, будучи контактом первого уровня, подвергать опасности других. И таких людей много. Бывают истории, когда, например, преподаватель, имевший контакт первого уровня, приходил на работу. И это человек с высшим образованием, казалось бы, ответственный. Но он, оказавшись в критической ситуации, выбрал вести себя так, как обычно.

— Почему?

— Здесь мы сталкиваемся с таким разделом психологии, как копинг-стратегии, или стратегии борьбы со стрессом. Есть разные способы справиться со сложной реальностью. Можно выбирать конфронтацию: я буду делать как раньше, несмотря на коронавирус и изменение экономических условий. Можно дистанцироваться от проблем, заняться другим, не думать об этом, не смотреть телевизор. Можно выбрать самоконтроль: не бывать в людных местах без необходимости, выполнять рекомендации медиков. Все это мы видим в интернете: от групп, где с ужасом обсуждают последствия коронавируса до групп «антикоронавирус». Есть и такой копинг, как положительная переоценка ситуации — и это очень неплохой способ справляться со стрессом.

О составляющих счастья и напряженности в семьях

— Сейчас много высказываний о том, что мир больше никогда не будет таким, как раньше. Как вы к ним относитесь?

— Только за последние сто лет человечество пережило огромное количество революций и войн, распадались и создавались государства. И каждый раз люди говорили, что мир никогда не будет таким, как раньше. Но психология людей не меняется, наша психика всегда действует по одним и тем же законам. Когда человек находится в относительной стабильности, когда большинство его потребностей удовлетворяется, когда он получает более или менее удовлетворительные деньги за свою работу, такой человек потихоньку наращивает свой потенциал и ведет себя, как нормальный член общества. Но как только начинается повышение тревоги — пандемия, экономический кризис, война, перестройка, у многих (особенно если это люди с пограничной организацией личности), дают сбой защитные механизмы и социальные механизмы регулирования отношений. Такие люди под воздействием стресса становятся слишком тревожными, слишком напуганными, они действуют несоответственно ситуации. В частности, нарушается способность к обучению новому (люди в норме при хорошей мотивации в любом возрасте могут учиться новому поведению, получать новые знания). В стрессе у многих возникают трудности с обработкой информации, люди перестают правильно понимать эмоции и чувства других, утрачивают способность к рефлексии. В результате нарушается способность к нормальным близким отношениям. Посмотрите, сколько сейчас конфликтов в семьях. По разным источникам, от 20 до 40 % семей испытывают огромное напряжение.

— Может быть, люди просто чаще стали бывать вместе?

— Дело в том, что повышенная тревожность нарушает способность к построению близких отношений, к заботе о родственниках, к пониманию состояния других людей. Приведу пример. Раньше детей брали на себя детские сады, школа, летние лагеря. Посмотрите, что происходит сейчас. Количество заболевших за сутки уменьшается, но остается в достаточно высоких пределах ежедневно. И при этом многие родители, уставшие от своих детей, отправляют их куда угодно — в те же летние детские лагеря. Ну а что, у нас снижение количества заболевших, да и дети болеют легче взрослых. Они как будто забывают о том, что это довольно серьезная болезнь, от которой все еще не найдено эффективного лечения. Взрослые люди, отвечающие за безопасность детей, выбирают обычный способ поведения в необычной ситуации, используя якобы разумные аргументы, но на самом деле не выдерживая напряжения. Их неспособность быть в близких отношениях становится очевидной — а это уже не социальная проблема, а личная.

— Мне кажется, большее напряжение, чем ситуация с COVID-19, вызывает экономическая нестабильность...

— Да, это серьезный фактор психологического дискомфорта. В современном мире достаточно лишь двух составляющих, чтобы человек чувствовал себя счастливым. Первый — экономическая независимость, второй — наличие хотя бы одного близкого человека, с которым можно поделиться своими переживаниями. Если вы проживаете в маленьком населенном пункте, но у вас есть хорошо оплачиваемая работа (допустим, дистанционная) и близкий человек (пусть даже не рядом, но с возможностью общения онлайн), вы будете чувствовать себя гораздо лучше, чем человек, живущий в столице в своей семье, но не имеющий материальной стабильности и ощущения, что его любят и ценят.

Экономическая независимость — важная составляющая счастья. В спокойном состоянии человек чувствует уверенность в завтрашнем дне. В ситуации стресса, когда рвутся все нити, которые поддерживают наше благополучие, самооценка людей снижается. Причем это характерно и для людей, потерявших бизнес или работу, и для тех, у кого сохранился стабильный доход. Пропадает радость жизни, возникает постоянная тревога, что завтра семья может попасть в материальный кризис.

— Как вы думаете, можно ли говорить о переоценке ценностей в отношении выбора профессии? Сегодня на плаву сферы, обеспечивающие потребности первой необходимости, — еда, доставка, производство и продажа фармацевтических препаратов...

— Пока рано что-то прогнозировать. Наше общество все еще переживает период адаптации. Каждое социальное потрясение требует, чтобы люди адаптировались и поняли, как действовать в новых условиях. На это, как правило, нужно от шести месяцев до года. Далее мы приспосабливаемся и учимся функционировать в новых условиях. Но, к сожалению, как показывает практика, на новый уровень выйти получается не у всех. После распада Советского Союза, по сути, «выпало» целое поколение трудоспособных людей, которые были хорошо адаптированы к прежним условиям жизни, но не сумели преодолеть кризис и научиться жить в измененной реальности. И, что интересно, как раз тогда гораздо лучше адаптировались женщины. Им нужно было растить детей, поднимать семью, и не было времени думать о своем предназначении и других философских вопросах. То же самое происходит сейчас.

Об уроках, которые следует изучить

— Что, на ваш взгляд, поможет адаптации в нынешней ситуации?

— Мы живем в мире, где ценится профессиональная мобильность. На Западе люди каждые 10–15 лет меняют профессию — либо радикально, либо наращивают компетенции в своей сфере. В современном мире часть профессий отмирает. Но это был постепенный процесс. А ситуация этого года его ускорила — все уходит в онлайн: сфера продажи, сфера образования и т. д. Но следует понимать, что даже в нынешних условиях это процесс не одного дня. Просто сейчас у нас стадия шока: ну почему сейчас, когда я родила ребенка / строю квартиру / только закончил университет / только начал зарабатывать... И впереди еще все описанные в психологии стадии переживания обществом стресса — отрицание, злость, торг, депрессия и принятие. Сразу к принятию прийти невозможно. Но стадия принятия наступит обязательно. История показывает, что люди выживали в гораздо более сложных условиях — во время страшных эпидемий, войн, революций. Мы — потомки этих людей, а значит, мы умеем бороться с кризисными ситуациями. Те, кто справится со стрессом с помощью здоровых стратегий преодоления, смогут достичь успеха. Посмотрите: есть те, кто именно сейчас начинает новый бизнес, получает новую профессию.

И еще я советовала бы постараться не потерять чувство юмора. Люди, сохраняющие чувство юмора, легче переживают кризисные события. Потому что это легальный способ выразить свою агрессию.

— Вы говорили о положительной переоценке ситуации как о здоровом способе справляться со стрессом. В этой связи: чему нас научила пандемия и какие уроки мы можем вынести из этой ситуации?

— Прежде всего, мы осознали, что наше общество — единый организм. В условиях пандемии наша связь с каждым членом общества становится более очевидной. Ведь сегодня забота о себе, своем здоровье и безопасность — это забота о других. Я ношу маску, выдерживаю социальную дистанцию и тем самым защищаю тебя, а ты, делая то же самое, защищаешь меня.

Ну, а самое главное, чему нас учит нынешняя ситуация-лишиться самомнения, перестать быть заносчивыми. Последние десятилетия мы казались себе хозяевами своей жизни. Сколько было тренингов под лозунгом «Хочешь — достигнешь!». Сегодня стало очевидно: мы можем не все. Принимая ответственность или отрицая ее, по своей воле или невольно, мы должны понять, что мы — всего лишь люди и нам не все подвластно. В наши планы вмешиваются обстоятельства, судьба, Бог, если хотите — как бы люди это ни называли, это важно научиться принимать. От нас зависит много, но не все — это важный урок для всех нас.

И, приняв это, наверное, стоит подумать, что конкретно зависит от нас, и начать делать шаги в нужном направлении — спокойно и с комфортной для себя скоростью. Моя психологическая практика показывает, что выход есть из любой ситуации. Более того, выходов всегда много. Просто в состоянии стресса у человека включается «туннельное зрение» и он их не видит. Иногда стоит успокоиться и оглядеться, чтобы увидеть решение.

Беседовала Александра АНЦЕЛЕВИЧ

Выбор редакции

Политика

Депутат Воронецкий: Важно, чтобы мы вышли из испытаний более сильными, едиными и консолидированными

Депутат Воронецкий: Важно, чтобы мы вышли из испытаний более сильными, едиными и консолидированными

«Хуже всего, когда конфронтационная риторика звучит со стороны власти».

Общество

Озеленение, экотропинка, велопарковки. Как наводится порядок на земле в Минске

Озеленение, экотропинка, велопарковки. Как наводится порядок на земле в Минске

В этом году в столице высажено уже более 30 тысяч деревьев и 105 тысяч кустов.

Общество

Как бездетной паре завести ребенка?

Как бездетной паре завести ребенка?

В этом проекте знакомим вас с бездетными парами, которые хотели, но по состоянию своего здоровья не могли иметь детей.

Общество

Марина Мулявина: После развода родители оставались близкими людьми

Марина Мулявина: После развода родители оставались близкими людьми

Дочь главного «песняра» рассказала о семейных традициях.