Вы здесь

«Дорогами Славы». Важнее наград


«Звязда» продолжает проект «Дорогами Славы», который запустила совместно с Музеем истории Вооруженных Сил. В рамках проекта мы рассказываем о военном пути полных кавалеров ордена Славы, которые родились в Беларуси или связали с ней свою дальнейшую судьбу.

Призываем вас, уважаемые читатели: если среди ваших родных и близких кто-то или был полным кавалером ордена Славы, или лично их знал и сохранил воспоминания или фотографии, то делитесь вашими историями с нами! Наш адрес — улица Б. Хмельницкого, 10а, Минск, 220013. адрес электронной почты — іnfo@zvіazda.by. Ни одно письмо не останется без внимания!

Сегодня мы упоминаем жизненный и военный путь двух солдат. Они родом из Беларуси, но так сложилось, что гнали немцев с территорий других республик — России, Украины, а также Австрии и стран Восточной Европы.


Начало войны для героев проекта «Дорогами Славы» складывалось по-разному: кому-то шел всего пятнадцатый год и, чтобы воевать, надо было еще немного подрасти, кто-то оканчивал семилетку либо среднее школьное учреждение, строил планы поступать в институт, техникум, на ФЗН. Старшие по возрасту ребята, успев создать семьи, строили дома, работали на заводах, в колхозах, на шахтах, на железной дороге. Кто-то нес службу в Красной армии, пройдя советско-финскую войну, кто-то только что надел военную форму, осваивал азы военной специальности...

Михаилу Тихановичу из деревни Дубовляны Минского района, когда началась война, шел двадцать первый год, и он исправно нес армейскую службу. Тревожное известие настигло солдата на боевом, как говорят, посту. От звонка до звонка — от утренней тревоги 22 июня 1941 года до победного мая 1945-го, — куда бы ни вела фронтовая дорога, боец оставался верен боевой присяге, стойко выносил все заботы и невзгоды, достойно нес звание красноармейца.

— Очень часто снится война, мерещится, что наступают немцы — а еще, — будто ползу по минному полю, щупаю землю, что-то ищу, — вспоминал Михаил Григорьевич Тиханович во время нашей первой и последней встречи.

В 1989 году, поездив по городам и весям страны, я наконец встретился и с единственным столичным кавалером. Михаил Григорьевич показался мне удивительно спокойным и внимательным рассказчиком, уважительно и терпеливо отнесся к фотосессии, понимал, что фотография — моя работа и увлечение. Встреча с ветераном для меня была будто награда. А про собственные боевые награды фронтовик сказал: «Меня начали награждать только после Курской дуги, а перед этим была оборона Одессы и Севастополя, где меня сильно ранило. Но я остался жить — и это тоже была награда!»

За войну пехотинца ранило аж пять раз. У бойца на фронте была тяжелая работа — обеспечивать проходы на минных полях и ходить в разведку.

— Люди погибали в основном от мин, особенно — необстрелянная молодежь, — делился своим горьким опытом бывший солдат. — После ранения из больницы отправляли в тыл в запасные части, но там было невыносимо — плохо кормили, много гоняли и муштровали, поэтому еще больные солдаты просились на фронт — там было немного лучше.

Михаил Тиханович был на войне не один — его братья Константин и Николай тоже воевали, а отец сражался в партизанах. Писем с войны домой наш герой не писал, потому что Беларусь была оккупирована. Зато у него был свой личный, подписанный собственной рукой, посмертный медальон, который, к счастью, ему не понадобился.

С Романом Кротовым, жителем Пружан, я встретился в середине октября 1988 года все с той же целью — сделать портрет славного защитника. А вместе с тем и послушать так называемые «неуставные» эпизоды фронтовой жизни. Однако ни поговорить с кавалером ордена, ни сделать портретную фотосессию мне так и не удалось. Оказалось, что Роман Тимофеевич не любит сниматься, а с наградами — тем более. На этот счет у него была своя позиция, даже орденских колодок он не имел. Мне оставалось довольствоваться одним: снимать ветерана как есть — перед домом, в обычной одежде.

— Как видите, так и снимайте, — повторял Роман Тимофеевич. — Я не хочу быть похожим на тех, кто носит награды напоказ, где надо и не надо.

Шел третий год перестройки, общество напоминало нарушенный пчелиный улей. Ветераны войны первыми почувствовали, что их забывают, не оценивают как раньше. Такие обиды слышал я уже от самих кавалеров. Помню такой эпизод и в разговоре с инвалидом войны, полным кавалером ордена Славы Афанасием Клецко, и с Сергеем Сотниковым, о которых мы писали в прежних номерах «Звязды». Понятно было, почему не все ветераны восприняли перемены и те веяния, которые несла перестройка. Своих обид не скрывал и Роман Кротов: «Мы шли защищать Родину по зову сердца, не жалели жизни, проливали кровь, а сегодня?..»

Житель Рогачевщины Роман Тимофеевич Кротов, когда началась война, стал народным мстителем, а потом воевал в действующей армии. К сожалению, после той встречи мне больше не довелось повидаться с легендарным солдатом. Он остался в памяти и на фото скромным простым человеком, каким и был на самом деле.

Анатолий КЛЕЩУК


Михаил Тиханович

Старший сержант Михаил Тиханович происходил из-под Минска. В столице жил родной дядя, к которому и перебрался Михаил. После окончания семилетки юноша пошел в школу фабрично-заводского обучения, где освоил специальность штукатура. Некоторое время он поработал на стройках в Минске, а после получил повестку из райвоенкомата. Было это в октябре 1940-го.

Парня направили в Одесский военный округ, где осваивал саперное дело. Начало войны застало его на территории Молдовы. Он прошел через много фронтов — Южный, Западный, Воронежский, центральный и 1-й Украинский. Четыре раза был ранен. Участвовал в обороне Одессы, Севастополя, в Курской битве и многочисленных наступательных операциях. Кстати, именно под Курском он завоевал первую боевую награду — орден Красной Звезды. Группа саперов под командованием Михаила Тихановича сделала несколько проходов в заграждениях противника. Благодаря этому пехота смогла перейти в наступление...

Во время боев за освобождение Житомира и Киева его наградили орденом Отечественной войны I степени. В составе группы он сначала наводил наплавную переправу, а после обеспечивал ее бесперебойную работу. И это под интенсивными немецкими бомбардировками! Во время одной из атак вражеская бомба разорвалась неподалеку от щели, где скрывался Михаил Тиханович вместе со своими сослуживцами. Их контузило и засыпало землей, но ни один не покинул поля боя. Сначала отважного сапера представили к ордену Красного Знамени, что поддерживали командир корпуса и командир дивизии. Но военный совет армии решил немного понизить награду.

А вот ордена Славы были у Михаила Тихановича еще впереди. Весной 1944 года началась Проскуровско-Черновицкая наступательная операция. Бои шли на Западной Украине. Однако после освобождения Тернополя в апреле 1944-го темп наступления советских войск замедлился. Прошло два месяца, а фронт все еще стоял менее чем в 30 километрах к северу от этого областного центра. И вот младший сержант Тиханович получил задание — вместе со своим отделением сделать проход в минном поле, чтобы по нему прошли разведчики. Вражеские траншеи находились очень близко, постоянно шли обстрелы, но... командир группы лично «снял» несколько десятков мин. За это его наградили орденом Славы III степени.

А вот более высокую награду сапер Тиханович получил уже по совокупности выполненных заданий. В октябре 1944-го 60-я армия заняла оборонительные позиции на юго-востоке современной Польши. Старший сержант Тиханович неоднократно ходил в разведку, а в ночь на 6 ноября он вместе со своей группой сделал проход в заграждении, чтобы пропустить наших разведчиков. Лично обезвредил 25 мин.

Путь к статусу полного кавалера ордена Славы оказался совсем непростой и растянулся почти на десять лет. Было это так. В январе 1945-го его дивизия продолжала вести бои на юге Польши. Сапер Тиханович действовал впереди нашей пехоты и нашел немецкое минное поле. Взялся обезвреживать боеприпасы. Немцы начали обстрел, под которым старший сержант снял приблизительно половину противотанковых мин. Вдруг его задела вражеская пуля, но Михаил Григорьевич не остановился и, перевязав рану, продолжал обезвреживать мины одну за другой. Благодаря этому по дороге сумела пройти наша техника. А наш герой еще помог раненому командиру взвода добраться до лазарета.

Путаница в документах привела к тому, что старшего сержанта Тихановича повторно наградили орденом Славы ІІ степени. Только в 1956 году его перенаградили орденом высочайшего статуса.

После войны он сначала долгое время работал в структурах ДОСААФ. После вернулся к тому, с чего и начинал когда-то в довоенное время, — стал усердствовать на минских стройках.

Умер он в сентябре 2003 года.

Роман Кротов

У героя следующего рассказа необычная военная биография. Забегая вперед, скажем, что войну Роман Кротов закончил, являясь гвардии казаком. Но казачество имеет, как правило, южное происхождение — вспомнить тех же донских, запорожских или кубанских казаков. Казалось бы, что общего с ними у простого белорусского парня из глубинки? Однако обо всем по порядку.

Роман Кротов родился в первый день 1923 года в деревне Ректа Рогачевского района в обычной крестьянской семье, окончил семилетку, пошел работать. В 1941-м восемнадцатилетний юноша трудился техником-метеорологом на станции в Кличеве. Когда началась война, решил вернуться к родителям.

Но долго под оккупацией Роман оставаться не хотел и ушел в леса. Там он присоединился к 10-й Журавицкой партизанской бригаде Гомельского соединения, где ходил в разведку. Осенью 1943-го, когда были освобождены от немцев восточные районы Беларуси, бригада соединилась с частями Красной Армии. Парень воевал на 1-м Белорусском, затем на 1-м Украинском фронтах. Он продолжал вести разведку.

И вот 3 мая 1944 года группа разведчиков получила задание занять одну из высот во Львовской области. Красноармеец Кротов использовал элемент внезапности — неожиданно поднялся в атаку первым. Он ворвался во вражескую траншею, где метким огнем скосил несколько немцев. Гитлеровская пуля, к сожалению, не миновала и его. Но ранение оказалось не тяжелым, и, пока не подоспели стрелковые подразделения, гвардеец не покинул траншею. За проявленные доблесть и мужество командование наградило его орденом Славы III степени.

Из госпиталя красноармеец Кротов вернулся в ту же самую роту. И совсем скоро отличился во время Львовско-Сандомирской наступательной операции. 15 июля бои шли за большое село Стоянов к северу от Львова. Герой нашего рассказа действовал в составе разведывательной группы, которая неожиданно наткнулась на немцев. Начался бой. Роман Кротов уничтожил во время его двенадцать гитлеровцев. И даже более того — вернулся в советское расположение с хорошим «уловом» — пленным немцем и его ручным пулеметом. Был ранен и в этом бою, однако после перевязки продолжил вести перестрелку. За образцовое выполнение задания был отмечен орденом Славы ІІ степени.

После выписки из больницы красноармеец Кротов был откомандирован в 11-ю гвардейскую Донскую казацкую дивизию. В составе Третьего Украинского фронта он прошел через Румынию, Венгрию и Австрию. Причем самые ожесточенные бои разгорелись в Венгрии, которую гитлеровцы превратили в свой оплот. Там бои шли с переменным успехом. Оно и понятно — уже совсем близко было к небольшой аннексированной Австрии, откуда уже рукой подать до мягкого «подбрюшья» Германии — Баварии. К тому же немцы не оставляли надежды вернуть себе нефтяные месторождения Румынии — без них танковые подразделения могли надеяться только на старые запасы топлива да на сложный и медленный процесс производства бензина из каменного угля.

И вот в один из мартовских дней гвардии казак Кротов получил задание вести наблюдение за передним краем обороны противника на местности к юго-западу от Будапешта. Он вовремя разоблачил, что в тылу собралось много пехоты и бронетехники, которые имели целью разгром эскадронов полка путем внезапного удара. Об этом было незамедлительно уведомлено командование. И когда немцы перешли в атаку, то должны были откатиться назад с большими потерями.

Казалось бы, вот он, полный кавалер ордена Славы. Но, как и в первом случае, военная суета сыграла с 22-летним парнем плохую шутку. Почему - то его представили к ордену Славы III степени, хотя пометка о том, что он уже имеет эту награду, значилась в документах. Ошибка была исправлена только спустя 25 лет после войны, в 1970-м. Президиум Верховного Совета СССР перенаградил старшину запаса.

Как сложилась его судьба в мирное время? Роман Кротов вернулся в Беларусь и пошел учиться финансовому делу. Работал сначала налоговым инспектором, после дошел до должности заведующего районным финансовым отделом. В 1985-м участвовал в Параде Победы. Долгое время жил в Пружанах, где и умер в 1999 году в символический день 22 июня...

Валерьян ШКЛЕННИК, Анатолий КЛЕЩУК (фото)

Название в газете: Важней за ўзнагароды

Выбор редакции

Общество

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

По прогнозам специалистов, не менее 20 процентов от объема товаров в XXI веке будет за биотехнологиями.

Общество

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Поиски и приобретение «школьной формы», как по старой привычке говорят мамы и папы, — та еще головоломка!

Общество

Медицинское освидетельствование у витебских газовщиков осуществляет... робот

Медицинское освидетельствование у витебских газовщиков осуществляет... робот

А в магазине консультирует изображение специалиста.