Вы здесь

Дело для народных мстителей. О партизанских операциях — из первых уст


Теперь, когда после войны прошло столько лет, ценность рассказа ее живых свидетелей только повышается. Свои воспоминания в редакцию прислал минчанин Георгий Орлов. Он родился в 1924 году на Борисовщине. Во время войны партизанил. В мирное время, уже в 1951-м, окончил Белорусский политехнический институт, после чего трудился на ниве сельского хозяйства. Кандидат технических наук. По карьерной лестнице дошел до должности первого заместителя директора Всесоюзного научно-исследовательского и технологического института механизации сельского хозяйства, был доцентом Белорусского института механизации сельского хозяйства. Автор 60 научных работ, имеет пять свидетельств на изобретения.


Рассказ Георгия Орлова о партизанских операциях из первых уст мы и предлагаем сегодня.

* * *

14 июня 1941 года состоялся наш выпускной вечер в средней школе № 1 города Борисова. Казалось бы, аттестат зрелости сейчас в кармане и с ним открыт все пути к интересной жизни и дальнейшей учебе. Мечтам, однако, не суждено было сбыться. Через неделю началась Великая Отечественная.

Еще перед войной мы знали, что фашизм наш злейший враг. Первые месяцы оккупации наших городов и сел подтвердили это. Начались аресты и расстрелы. В лагерях военнопленных сотнями и тысячами мечтали голодной смертью, куда людей гнали колоннами и убивали тех, кто физически не был в состоянии идти. Молодежь гнали в Германию на каторжные работы на заводах и военных стройках, где они умирали от голода и болезней. Вместо умерших привозили другую партию. Стены домов и построек пестрели объявлениями с угрозой расстрела при неповиновении властям «нового порядка», за укрытие бывших красноармейцев и командиров, прослушивание радио...

В таких условиях действовал наш партизанский отряд имени Фрунзе в Борисовском, Холопеничском, Крупском, Бегомльском районах. Относился он к бригаде имени Кирова.

Наша семья ушла туда в одну из летних ночей 1943 года из деревни Неманица, расположенной в семи километрах от Борисова. Всего нас было около двадцати семей — мы, Орловы, Ясюки, Левданские, Климковичи, Хоровы, Буйло, Беганские, Поляковы, Серафимовичи... К сожалению, спустя столько лет уже не помню все фамилии. Ушли мы, бросив дома, все добро, скот. Положили только на возы самое необходимое и... пошли во тьму, в смертельную опасность. Мы покидали деревню с большим риском быть схваченными уже на этом этапе, так как, кроме полицейского гарнизона, сюда пришла немецкая часть с фронта. Поэтому пробирались ночью огородами.

В ближайшем лесу нас встретил комиссар отряда Игнат Панкевич с группой партизан, которые знали дорогу в отряд по контролируемой немцами территории. Трудный путь занял аж трое суток. Шли мы ночами по лесу, бездорожью, все время рискуя попасть на вражеские засады, минуя гарнизоны. От усталости падали женщины, дети, лошади. Но каким-то чудом все же удалось вывезти из полицейского гарнизона в деревне почти все оружие и боеприпасы. После трех суток дороги, истощенные, мы прибыли на базу отряда. Размещалась она на одном из островов среди болот возле озера Полик и фактически представляла собой группу землянок.

Итак, мы пришли в отряд не с пустыми руками. И партизаны имели в оружии очень большую потребность. Из нас, неманицких, был образован отдельный третий взвод отряда. Еще два были созданы из беженцев из немецкого плена армейцев и из десантников.

Вскоре мы вышли в знакомые родные места на первое боевое задание. На шоссе Минск — Москва за месяц засадных боев и внезапных нападений при помощи противотанковых гранат и при поддержке огнем из винтовок и пулеметов было уничтожено 27 немецких автомашин. Я входил в диверсионную группу, которая состояла из шести человек. На болотистом участке шоссе Минск — Москва в пяти километрах от Борисова был взорван мост-труба. Объезды мы заранее заминировали. Немецкие машины направились туда и... взорвались на минах. Движение на несколько ночных часов было сорвано на самой важной для противника транспортной артерии к фронту.

Во время этого же выхода отряда на боевые действия в окрестностях под Борисовом мы с другом по школе получили тол и взрыватель, тут же в лесу смастерили самодельную мину, пошли по знакомым со школьных лет дорожкам на задание. Установили на грунтовой дороге мину, на которой чуть после взорвалась немецкая автомашина с солдатами. Скрываясь от патрулей, вырезали большой кусок наземной телефонной проволоки, в нескольких местах откопали и перерезали многожильный подземный кабель. Впоследствии оказалось, что тем самым мы на несколько часов прервали связь ставки Гитлера с Центральным фронтом. После возвращения отряда на базу нам была объявлена благодарность с дальнейшим представлением к правительственной награде.

Мы срывали работу немецкой оккупационной администрации, вели бои с карателями, которые пытались прорваться в партизанскую зону, разгромили два полицейских гарнизона, вели разведку с передачей данных по рации за линию фронта. Благодаря существованию партизанских зон долгое время из многих деревень немцы не могли отправить в Германию на принудительные работы или в концлагерь ни одного человека.

...12 апреля 1944 года наш отряд вместе с другими подразделениями бригады провел успешный бой с немцами у деревни Селец. Бригадой было уничтожено около 100 гитлеровцев. На нашем участке разгорелся самый жестокий ближний бой. Я участвовал в нем в качестве пулеметчика. Немецкая пуля зацепила меня.

В общем, к лету 1944 года в немецком тылу в Беларуси действовала уже многотысячная партизанская армия. Она создавала постоянную большую угрозу удара по немецкой линии обороны «сзади». Немецкое командование перебросило на борьбу с партизанами несколько дивизий. Враг был вооружен сильно, и поэтому мы с боями отходили к озеру Палик. В блокадных боях в болотах закончились боеприпасы, не было продовольствия, медикаментов.

Делать ничего другого не оставалось, и наша бригада решила идти на прорыв. Но радист поймал в эфире известие о том, что началась операция «Багратион». Мы вышли к дороге Холопеничи — Бегомль, чтобы атаковать немецкие части. Но вместо очередного боя состоялась встреча с передовыми танковыми частями Красной Армии. Они свободно прошли по нашей партизанской зоне, чтобы окружить немцев под Минском — партизаны не дали фашистам построить укрепления. Было это 28 июня 1944 года.

Вместе со мной воевал и отец, Василий Никифорович Орлов. Командир отряда Николай Курсевич в личном письме по учету партизанских кадров записал: «находясь в партизанском отряде, товарищ Орлов В.М. к порученным заданиям относился добросовестно. Участвовал в боях отряда в Борисовском районе на магистрали Москва — Минск в октябре 1943 года. А также в феврале 1944 года участвовал и отличился в боях против карательной экспедиции под деревнями Жартай и Макеевщина. Предан делу освобождения Родины от немецких оккупантов».

Отец в день встречи с частями Красной армии находился не в отряде. Он направил докладную командиру с партизаном, который возвращался в отряд, и пошел вместе с нашими солдатами бить врага подальше. Во времена Гражданской войны он был артиллеристом, опыт тех времен пригодился и спустя четверть века. Только сейчас он уже отбивал атаки танков. В одном из писем-треугольников отец с фронта писал: «Лежу на дне окопа. Артиллерийский налет. Отряхиваю с листа песок и землю от разрыва снарядов и пишу». Читали мы это письмо, и руки дрожали — а не накрыл ли при очередном артналете какой-то снаряд окоп с отцом. Трижды он был ранен, в том числе тяжело — во время штурма Кенигсберга.

Вместе со всеми победителями вернулся к любимой жене и детям. На групповом снимке отец в пилотке во втором ряду. Рядом — мама и сестра. Мой брат Саша перед войной находился на лечении в санатории в Евпатории, расположенной в Крыму. Морем, а потом пешком через Кавказские горы подростков переправили подальше от боевых действий. Он пошел работать на нефтепромыслы в Азербайджане. Одно из месторождений спас от большого пожара и был за это награжден.

Валерьян ШКЛЕННИК

Выбор редакции

Религия

Восстановленный Туровский крест показали в Минске

Восстановленный Туровский крест показали в Минске

Вечернее богослужение в соборе прошло, овеянное дорогими для всех символами возвращения и возрождения духовных традиций.

Культура

75 лет назад открылась первая экспозиция музея Янки Купалы

75 лет назад открылась первая экспозиция музея Янки Купалы

Давайте по случаю почетного юбилея пройдемся по залам музея, в каждой из которых свои сюрпризы.

Общество

Воспитанники Весновского дома-интерната, что на Могилевщине, делают своими руками иконы для построенной на их территории часовни

Воспитанники Весновского дома-интерната, что на Могилевщине, делают своими руками иконы для построенной на их территории часовни

Культовое сооружение, которое будет освящено на праздник Покровов в честь святителя Патрика, просветителя земли Ирландской, уже полностью готово, осталось только украсить храмовые стены иконами.