Вы здесь

Баскетболист Александр Кудрявцев: Можно опустить руки, только зачем?


Один из самых ярких игроков в истории белорусского баскетбола вспоминает лучшие моменты своей карьеры.

Через неделю Александру Кудрявцеву исполнится 40. в августе 2019-го, по окончании баскетбольного сезона, он объявил о завершении карьеры-карьеры, которая была очень яркая. На протяжении 22 лет Александр выступал за белорусские, польские, украинские, турецкие и литовские клубы, но последние сезоны провел в составе минских «Цмоков» и хотел закончить свою карьеру именно в этой команде. Девять раз он становился чемпионом Беларуси и неоднократно признавался лучшим баскетболистом страны. За 16 лет выступления за национальную сборную Кудрявцев не пропустил ни одного матча и всегда отмечал, что защищать честь страны особенно важно для него. Хотя за это время Александр и не добился со сборной своей главной цели, она у него осталась — сейчас он играет на любительском уровне и надеется попасть на чемпионат Европы и мира в категории ветеранов. В своем интервью накануне дня рождения Александр Кудрявцев рассказывает о том, почему в своей новой работе не ушел далеко от баскетбола, легко ли ему далось решение о завершении карьеры и что ждет белорусский мужской баскетбол в ближайшее время.


— Александр, сразу после завершения игровой карьеры вы перешли на новую должность. Расскажите о своей нынешней работе.

— Я сразу хотел куда-нибудь окунуться, потому что последние 20 лет ничем, кроме баскетбола, не занимался, и, чтобы отвлечься, мне нужно было быстрее найти что-то новое. Узнал, что открыта вакансия на должность начальника женской национальной команды по баскетболу, поговорил с тренерами, представителями федерации — решили, что я могу попробовать. Теперь эта работа дает мне удовольствие. Ничего сложного в ней нет, правда, много бумажной работы, но с баскетбольной спецификой я хорошо знаком и мне практически не пришлось учиться чему-то новому.

— Банальный вопрос: тренерскую деятельность для себя вы не рассматривали?

— Нет, на настоящий момент мне это не совсем интересно. Жизнь и время покажут, но пока я себя в этом не вижу, мне хватает воспитания своих двоих детей.

— С переходом на новую работу у вас появилось больше свободного времени?

— Я бы не сказал — много времени провожу в офисе, решая какие-то вопросы. Свободное время появилось только сейчас, когда мы никуда не ездим из-за пандемии. Если бы этого всего не было, выездной график со сборной и с моей ветеранской командой был бы довольно плотный. Поэтому сейчас больше времени стараюсь посвящать детям, ведь они же сидят дома.

— Многие спортсмены отмечают, что решение завершить карьеру дается довольно сложно...

— Были и раньше моменты, когда я хотел заканчивать со сборной страны, чтобы сосредоточиться на клубной работе, но получилось так, что закончил и со сборной, и с клубом одновременно. Хотя у меня были еще предложения поиграть в разных странах — кстати, в разных, кроме Беларуси. Однако я принял решение перейти на другую работу. Внутри созрело такое чувство, что нужно сделать это сейчас, момент настал. Я такой человек, что если что-то чувствую, могу спонтанно принять очень неожиданное решение. Но это решение не могу назвать внезапным, потому что обдумывал его на протяжении всего последнего сезона, настраивал себя на то, что это, скорее всего, будет последний год, обсуждал это с тренерами «Цмокаў».

— Как чувствовали себя в последние годы в минском клубе? Можно сказать, что основная часть игроков — это уже совсем другое поколение...

— Из белорусов конкуренцию там мне составлял только Виталий Лютыч, его уже тоже можно назвать немолодым игроком. Другие баскетболисты еще молоды, но я все равно мог бы с ними побороться. В основном в последние годы мне довелось играть с поколением, которое моложе меня на 12–15 лет. В принципе, чувствовал себя с ними на одной волне, ребята очень компанейские, коммуникабельные, никаких шуток от них в свой адрес я никогда не слышал, отношение всегда было уважительное и профессиональное.

* * *

— После того как вы сыграли свой последний матч на профессиональном уровне, без баскетбола все равно не остались...

— Да, потому что на любительский уровень я вышел уже где-то в сентябре, октябре. Мы играли на международном турнире в Латвии. Потом прошли следующие турниры, у моей команды даже была победная серия — более 15 выигранных матчей. Как раз перед эпидемией сыграли финальный матч в Слониме и проиграли команде «Серебрянка», хорошему любительскому коллективу — так победная серия остановилась. Планировали ехать на чемпионат Европы в Будапешт в июне, но его, видимо, отменили.

— На любительском уровне, наверное, не хватает адреналина, зависимости от результата?

— Почему? Мы всегда хотим выигрывать! У меня команда, где я в свои 40 лет самый молодой, остальным — 45, 60, 63 года. Ребята там давно не выигрывали, а теперь почувствовали этот вкус, поэтому азарт огромен. Многие команды, которые играют против нас, намного моложе, и когда их «обувают» старички, становится обидно. Доходит даже до разных стычек, потому что судейство бывает не такое уж профессиональное, чувства кипят. Мы наслаждаемся, хотя, конечно, если проигрываем, то уже так не волнуемся, а, наоборот, обнимаемся с соперниками, беседуем и делимся эмоциями.

* * *

— Если вспомнить всю вашу карьеру, какой момент назвали бы самым ярким?

— Их было много. Но в своей карьере я не прошел ни одной молодежной или юниорской сборной, меня туда просто не брали. Был такой момент: мы играли на чемпионате страны в финале с командой «Осиповичи», это был, наверное, 10-й или 11-й класс. Условие было такое: чья команда выигрывает, тот тренер и сформирует состав юниорской сборной. В финале мы проиграли, я тогда уже выходил на лидирующие роли и набрал в этом матче очков 20, но меня в сборную не взяли, и в молодежную тоже. Именно этот момент дал мне огромный стимул.

— Но ведь можно было отнестись к нему и по-другому — наоборот, опустить руки...

— Можно было. В любой момент можно опустить руки, только зачем? Можно опустить их на 30 секунд, но собраться и поднять снова. Плохого настроения в мире у нас и так хватает, никогда не стоит сдаваться.

— С чем вы связываете тот факт, что вас не вызывали в юниорскую и молодежную сборные?

— Значит, те люди, которые руководили этими командами, тогда не видели во мне игрока, который мог им помочь в тот момент, я их за это не виню. Кто-то раскрывается раньше, кто-то позже. Получилось так, что туда я не попал, но продержался в баскетболе на профессиональном уровне намного больше остальных. Возможно, если бы тогда играл в тех сборных, моя судьба сложилась бы по-другому.

— Но в национальную сборную в итоге вы все-таки попали. Помните момент, когда узнали, что вас вызывают в команду?

— Конечно! Это было перед международным турниром в Египте, мне тогда было 22–23 года. На тот момент много людей отказалось приехать в сборную, а меня уже раньше подключали к национальной команде, но только тренироваться. Это было, по-моему, лето, старшие ребята уже закончили клубный сезон, хотели больше отдохнуть, а тут какой-то незапланированный сбор, поэтому многие отказались. Были четыре места, взяли двух витебских парней моего возраста, меня и еще кого-то. Можно сказать, мне повезло. Уже на этом турнире я хорошо зарекомендовал себя и закрепился в сборной. После этого заключил профессиональный контракт и в дальнейшем начал приезжать на каждый матч национальной команды.

— После этого у вас был хороший легионерский опыт, поиграли в разных странах. Где чувствовали себя наиболее комфортно?

- Везде было хорошо. В Польше я знал язык — много лет до этого, когда учился в университете, работал с детьми, владеющими польским. Культура этой страны тоже была мне близка, не возникало проблем в быту. У меня до сих пор много друзей в Польше. В Литве мне было тоже нормально, хотя там никто не хотел говорить по-русски, только по-английски и по-литовски. В Турции я играл с ребятами, с которыми пересекался раньше. Наверное, проблем не возникало нигде.

— Что касается профессионального уровня баскетбола, где он был наиболее высок?

— Если брать организационные моменты, то это, конечно, Турция. Прилетаешь из игр, машину подгоняют прямо под тебя, ты возишь с собой только билеты и паспорт. Там был и уровень классный, и болельщики хорошие. Хорошая организация и в Польше. Немножко хуже, конечно, в этом плане было в Украине, залы скромные, но зато уровень чемпионата очень высок. Ну и у «Цмокаў», конечно, когда команда стала играть в Лиге ВТБ, организационный уровень с каждым годом стал повышаться. Сейчас в минском клубе одна из лучших организаций в плане уровня комфорта для спортсменов. Это и своя база, и восстановительный центр, залы — только играй.

— То, что последние годы вы провели в Беларуси, было вашим собственным желанием?

— Только в одно лето у меня было минимальное количество предложений, а так на протяжении всей карьеры, даже в этом году, было сразу несколько вариантов за границей. Но я хотел закончить карьеру в «Цмоках». В Минске уже были дети, семья, надо было начинать больше задумываться об этом, поэтому не хотел срываться. «Цмокі» играли на хорошем уровне, хотелось добиться каких-то целей в Лиге ВТБ, потому что лига отличная, команда хорошая. Соперничать против клубов-миллионеров, таких звезд, очень интересно.

* * *

— За сборную Беларуси Вы играли на протяжении 16 лет и за это время не пропустили ни одного матча.

— Выступления за сборную — это нечто особенное для меня: ты играешь за свою страну, за свой дом, в котором вырос, которому ты предан. К сборной относишься всегда трепетно, поэтому мы никогда не требовали каких-то финансовых наград, хотелось только хорошей организации. Сборная — это нечто особенное на самом деле, словами это не передашь. Даже сейчас, когда я смотрю матчи национальной команды, чувствую вдохновение и эмоциональный подъем.

— Есть ли матч за сборную, который запомнился вам больше всего?

— Были матчи, которые вырывались последним броском на последних секундах, были и матчи, которые на последних секундах проигрывались последним броском. Могу отметить игру со сборной Словении, все-таки это были чемпионы Европы, которых мы обыграли. И хотя многие наши болельщики считают, что это был какой-то второй или третий состав, это неправда. Там было как минимум семь золотых медалистов. Та победа для нас очень многое значит, самая яркая из последних. Хорошая игра была в Польше, когда победили поляков с разницей в 23 мяча. Был хороший матч в Беларуси с эстонцами, если мы выигрывали 24 очка и, если бы они не забили нам два трехочковых на последних секундах, мы бы уже играли на чемпионате Европы. За сборную вообще очень много игр всплывает в памяти.

— Что скажете сейчас о белорусском мужском баскетболе?

— До топ-турниров мы были близки года три назад, а сейчас находимся в самом низу. Сегодня нужно дать шанс молодым, которые будут выступать за сборную в ближайшие 6–8 лет, чтобы они начали играть и по маленьким ступеням шагать все выше и выше. Сейчас мы обыграли дома хороших португальцев, потом киприотов. В ноябре нужно еще раз их победить, выиграть группу и попасть дальше в квалификации к чемпионату мира. И идти вот так, шаг за шагом. Думаю, если наша молодежь будет хорошо себя рекомендовать, то возможно в мировом баскетболе мы будем немного выше.

— На ваш взгляд, чего им сейчас не хватает?

— Трудно сказать, потому что в баскетбол сейчас играют все. Наверное, все-таки психологии — я видел из зала только одну игру с португальцами и, например, не знаю, что случится, если Веремеенко не будет играть за сборную, потому что благодаря его огромной работе в игре с португальцами мы i победили. Исчезнет такой опытный волк, профессор нашей команды, — трудно сказать, что будет даже в ноябрьских матчах. Но я смотрю с оптимизмом, думаю, что все-таки эта группа нашим парням по зубам. Надо брать в сборную больше лидеров, но в этом году наши белорусы, к сожалению, кроме Максима Салаша, не были на лидирующих ролях в клубном баскетболе. А если все будут в строю (Виталий Лютыч, Саша Семенюк, Кирилл Ситник), должно все получиться.

— Что скажете про баскетбольный чемпионат Беларуси?

— Сегодня безусловный лидер-минские «Цмокі», там собраны лучшие белорусы, хорошие легионеры, но я считаю, что команда должна играть в чемпионате Беларуси на более ранних стадиях. Плавно подтягивается «Борисфен» из Могилева, у них улучшается организация, есть хороший тренер — если бы было еще больше финансов, то и легионеров было бы больше. Пока мало молодежи, должно быть больше баскетболистов высокого уровня, тогда они смогут поднять уровень чемпионата. А пока он слаб и совсем неинтересен. Прежде всего нужны финансы, чтобы подписывать качественных легионеров: если будут качественные легионеры, за ними подтянутся и белорусы.

— В вашей карьере осталась нереализованная мечта?

— Конечно, я хотел поиграть со сборной на любом крупном мировом и европейском турнире. Теперь будем добиваться этого в ветеранском спорте.

— Расскажите о ваших детях.

— Младший сын ходит в садик и пару кружков, старший занимается баскетболом в клубе Мещерякова, но мы не требуем от них ничего сверхъестественного. Они сами определятся, сами выберут, чем захотят заниматься в жизни, но я поддержу любое их решение. Если захотят связать свою карьеру с профессиональным спортом, постараюсь помочь, если нет — буду помогать в других их начинаниях.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Выбор редакции

Общество

Дворцы, парки, усадьбы. На Брестчине ведется большая работа по восстановлению историко-культурных объектов

Дворцы, парки, усадьбы. На Брестчине ведется большая работа по восстановлению историко-культурных объектов

Одним из первых в области начали реставрировать величественный дворец Сапег в Ружанах.

Общество

Шоппинг с дополненной реальностью. Технологии 3D-моделирования откроют новый формат торговли

Шоппинг с дополненной реальностью. Технологии 3D-моделирования откроют новый формат торговли

Наша страна занимает третье место в своем регионе по количеству бесконтактных транзакций.

Общество

 «Умные» города. Как цифровизация изменит нашу жизнь?

«Умные» города. Как цифровизация изменит нашу жизнь?

Следующий этап — создание умных городов.

Общество

Непредвиденные путешествия. Как не потеряться в лесу?

Непредвиденные путешествия. Как не потеряться в лесу?

Теплая и влажная погода толкает к тому, чтобы пойти в лес.