Вы здесь

«Вы должны проводить самые жестокие и самые безжалостные мероприятия». Как офицеров и солдат вермахта готовили к нападению на СССР


Это рассказ о том, как их, офицеров и солдат вермахта, готовили к войне против СССР, как их наставляли управлять и хозяйничать на оккупированной территории, безжалостно обращаться с военнопленными, и как они в 1944 году без оглядки убегали из Беларуси на Запад. Публикация подготовлена на основе документов и военных приказов времен Третьего рейха, воспоминаний участников тех событий, представленных экс-депутатом Верховного Совета БССР 12-го созыва, автором ряда научно-популярных изданий по истории Великой Отечественной войны Юрием Поповым.


«Самые жестокие и самые безжалостные мероприятия»

Вот отрывки из «Заповедей поведения немцев на Востоке и их обращения с русскими» от 1 июня 1941 года — заметьте, за три недели до нападения на СССР.

«Ввиду того, что присоединяемые территории должны быть надолго закреплены за Германией и Европой, многое будет зависеть от того, как вы поставите себя там. Вы должны уяснить, что вы на целые века являетесь представителями великой Германии и знаменосцами национал-социалистической революции и Новой Европы. Поэтому вы должны с осознанием своей ценности проводить самые жестокие и самые беспощадные мероприятия, которые от вас потребует государство».

Кем считали нацисты упомянутых «русских»? Вот ответ: «Русские всегда хотят быть управляемой массой. Так они воспримут и приход немцев, так как этот приход соответствует их желанию». И важная рекомендация: «Держитесь подальше от русских, они не немцы, они славяне». Короче, пользуясь языком нацистов, недочеловеки, что с ними церемонии разводить. И не разводили, как показали следующие события на оккупированной Беларуси.

В марте 1941 года с участием высшего командования вермахта состоялось специальное совещание по вопросу будущих советских военнопленных. Его проводил начальник управления по делам военнопленных при ставке Гитлера генерал Г. Рейнеке. Он, в частности, тогда заявил: «Война между Германией и Россией — не война между двумя государствами. Это война двух мировоззрений — мировоззрения национал-социалистического и большевистского». Поэтому фашистский генерал дал установку: рассматривать красноармейца не как противника, а как идеологического врага национал-социализма. Отсюда и рекомендация насчет содержания будущих пленных солдат-фронтовиков: «Если на местах не получится вовремя создать лагеря с бараками под крышей, то устраивать их под открытым небом, только огородить колючей проволокой».

В мае 1941 года в войсках вермахта ознакомились с директивой «О политических руководителях Красной Армии». Их, комиссаров, приказывалось не считать пленными, а уничтожать, расстреливать на месте.

Дулаги, шталаги, гетто...

Планы немецких стратегов на первом этапе агрессии против СССР во многом осуществились. На шестой день войны вермахт захватил Минск. Вплоть до глубокой осени 1941 года оккупанты доставляли в дивизионные, корпусные и армейские пересыльные пункты (так называемые дулаги) истощенных военнопленных. Поэтому скоро в оккупированной Беларуси признаком времени стали дулаги и шталаги (стационарные лагеря военнопленных). Их число шло на сотни. Лагеря возводили в Минске и в его окрестностях, во многих других населенных пунктах захваченной республики — преимущественно в тех, что располагались возле железной дороги. Так проще было переммещать большие массы людей.

Молодечненский «Шталаг-342» в списке фабрик смерти занимал особое место. Это был один из самых больших концлагерей в республике. По сути «Шталаг-342», под который быстро переоборудовали помещения учительской семинарии, представлял собой три лагеря и тринадцать филиалов при железнодорожных станциях. Потом в июле 1944 года чудом уцелевшие заключенные рассказали освободителям о невыносимых условиях содержания в переполненных бараках или вообще под открытым небом, так называемом питании в лучшем случае один раз в день 100 граммами хлеба и литром жидкости под названием «суп» из остатков испорченных продуктов. Дефицит воды был постоянный. За сутки люди сотнями умирали от пыток, голода, холода, самоубийств. Всего в «Шталаге-342» нашли смерть приблизительно 33 тысячи военнопленных и мирных жителей за связи с партизанами. По другим неофициальным сведениям, цифра погибших здесь вдвое больше — точно не подсчитать.

«Бежали из последних, самых последних сил»

С конца июня 1944 года ситуация в Беларуси кардинально изменилась: началась знаменитая наступательная освободительная операция «Багратион». И скоро настало время бегства для надменных, жестоких, отравленных геббельсовской пропагандой оккупантов. Вот отдельные отрывки из письма немцев, которые чудом избежали плена и сумели добежать почти до Берлина. Его авторы — офицеры и солдаты 119-го гренадерского полка, которые в начале июля 1944 года после недели ожесточенных боев прорвали окружение возле Минска и на определенное время скрылись в лесу.

Смертельная опасность ждала на каждом шагу: почти ежедневно мощный минометный огонь и воздушные налеты истребляли силы гренадеров и других отступающих. Ночь была как временное избавление от риска погибнуть. Каждый хотел спастись. В этом им сильно помогали белорусские пущи. Но не всем. «Раненых пришлось оставить в лесу. Мы сумели пройти всего несколько километров. На каждом привале люди бессильно падают и остаются лежать. Многие потом не могут подняться без помощи. До рассвета удалось найти чащу и там спрятаться».

Вот так на протяжении более четырех недель бегали туда-сюда, вперед и назад по лесам и клятым тысячу раз немцами болотам навсегда, как казалось им раньше, покоренной Беларуси. Отстреливались, бросали своих немощных, маскировались, хитрили, как могли. Периодически соединялись с остатками других недобитых воинских частей, прорывались вместе. Потом при серьезном столкновении с врагом снова разбегались. Чтобы окончательно не сойти с ума от голода, под угрозой оружия забирали последние продукты в деревнях, что попадались на их пути, а подкрепившись, снова двинулись на запад. Сельчане сразу сообщали о них военным или партизанам. И вскоре — опять окружение, очередной бой, новые человеческие потери, потом день в лесу, ночь в дороге. Так и пробивались лесными тропинками в Германию. Если очень лаконично, то вот эта цитата из письма отражает тогдашнее состояние и настроение солдат вермахта: «Бежали из последних, самых последних сил».

И вот наконец линия фронта. Лишь нескольким военнослужащим бывшего 119-го гренадерского полка повезло не погибнуть и дойти до нее. В три часа ночи они бесшумно переползали через нейтральную полосу. «500 километров мы прошли за 35 дней и ночей. Ноги наши истекают кровью и гноятся. Тела физически истощены и изранены. Лица заросли, щеки запали. Остатки формы свисают лохмотьями. У нас остались два пистолета и погоны с номером полка...»

Неожиданное продолжение

Почти через 40 лет эта история получила неожиданное продолжение. К Юрию Попову, тогда уже известному в Беларуси и за рубежом исследователю темы войны и плена, пришло письмо из Штутгарта с этим, будем надеяться, точным рассказом о полных смертельного риска приключениях гренадеров летом 1944 года. Как нашли его? У Юрия Николаевича были и остаются тесные отношения с белорусскими и зарубежными ветеранскими организациями. Через них и отыскали Попова бывшие военнослужащие разгромленной в Беларуси 25-й гренадерской дивизии, в которую входил 119-й полк. Капитан Киммих и еще несколько немцев, участников войны в составе вермахта, призвали в письме к содействию в примирении белорусского и немецкого народов. Еще они приложили записанные воспоминания о своих испытаниях.

В подтверждение искренности намерений герр Киммих передал нашей стране в 1993 году карты противотанковых минных полей в Дубровенском районе.

Ничего не забыть

Да, примириться можно, но нельзя забыть ту войну на уничтожение белорусского народа.

Среди постоянных забот Советов депутатов нашей страны — тысячи военных памятников, мемориалов, обелисков и захоронений, напоминающих о событиях Великой Отечественной войны. Среди таких достопримечательностей Молодечненского района — мемориальный комплекс с непривычным для нашего слуха названием «Шталаг-342». Сюда люди приходят с цветами и долго молчат возле плит с выбитыми на них тысячами имен. А 11 апреля здесь обычно (но не в этом году) особенно многолюдно — в этот день во всем мире отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей.

В напоминание о тех событиях в 1995 году на месте лагеря был создан мемориальный комплекс в память его жертв. Произошло это в значительной степени благодаря инициативе ветерана Великой Отечественной войны, почетного гражданина города Александра Мазаника и его единомышленников. Их активная позиция была поддержана местной властью. В результате по проекту знаменитого белорусского архитектора Леонида Левина, автора различных военных мемориалов, в том числе и всемирно известной «Хатыни», в Молодечно появился мемориал «Шталаг-342» — стилизованный барак из металла и бетона.

Представьте себе, что всего в нацистской Германии и на территории оккупированных ею стран была налажена деятельность более 14 тысяч концлагерей, гетто и тюрем. По официальной статистике, за годы Второй мировой войны через лагеря смерти прошло более 20 миллионов человек из 30 стран мира. Из них 5 миллионов — граждане Советского Союза. Приблизительно 12 миллионов заключенных, включая 2 миллиона детей, были убиты. Неслучайно в 1946 году Нюрнбергский международный трибунал квалифицировал практику фашистских концлагерей как преступление против человечества.

А теперь перейдем от глобальной к местной статистике, которая также сильно впечатляет. Председатель Молодечненского районного Совета депутатов Андрей Паукшта говорит, что всего в районе 104 памятника, обелиски, могилы и места захоронений жертв фашизма. Среди них — 54 воинских захоронения. А 4 братские могилы имеют статус историко-культурной ценности.

— Все они ухоженные. За их состоянием внимательно следят сельсоветы, наши депутаты, они устраивают памятные мероприятия, особенно весной; сюда приводят школьников, здесь возлагают цветы, вспоминают погибших. В поддержании порядка вокруг памятников финансово участвует все больше предпринимателей, — говорит председатель райсовета.

Сегодня накануне празднования Великой Победы хочется от имени редакции «МС» поблагодарить все местные Советы и их депутатов, усилиями которых хранятся военные памятники — эти узелки народной памяти о прошлом лихолетье.

Леонид Лохманенко

Фото Евгения ПЕСЕЦКОГО

Название в газете: Ніколі зноў

Выбор редакции

Спорт

Бросить вызов судьбе. Чем живет Паралимпийский спорт в Беларуси

Бросить вызов судьбе. Чем живет Паралимпийский спорт в Беларуси

Как белорусы готовятся к главным стартам и как развивается паралимпийское движение.

Экономика

Молодых специалистов в сельском хозяйстве манят не только жилье и зарплата

Молодых специалистов в сельском хозяйстве манят не только жилье и зарплата

В сельхозкооперативе «Нива-2003» Гродненского района сейчас работает 11 молодых специалистов.

В мире

Борьба с эпидемией в Пекине: отражение уровня муниципального управления

Борьба с эпидемией в Пекине: отражение уровня муниципального управления

К Китаю внимание всего мирового сообщества приковано по разным причинам.

Общество

Композитор Олег Елисеенков: у нас с женой все общее — и радости, и горести, и деньги

Композитор Олег Елисеенков: у нас с женой все общее — и радости, и горести, и деньги

Со своей женой автор популярных песен знаком почти полвека.