Вы здесь

Иван Юркин: "Для меня семья на первом месте"


Песни на стихи Ивана Юркина пользуются большой популярностью. Кто не знает гимна гостеприимства нашей страны — "Прыязджайце да нас у Беларусь"? А сколько лирических песен создано на его стихи! Вот поэтому было интересно познакомиться с музой поэта — его супругой Надеждой Ивановной. Они потрясающе интересная и красивая пара!

Надежда Ивановна и Иван Захарович

— Помните день знакомства?

Надежда Ивановна: — Я училась в 9 классе, а Ваня был в нашей школе учителем.

— Вот это поворот!

Н. И. — Все не так, как вы подумали! Я не была его ученицей! Родом я со Смоленщины, в 9-м и 10-м классе приходилось ездить за 20 километров от дома. А Ваня с Могилевщины, жил на хуторе в 8 километрах от моей деревни. Его сестра работала в нашей школе, а моя мама была директором. Вот сестра и попросила маму, мол, возьмите на работу брата, он не поступил в ВУЗ, так чтобы не терял год, пусть поработает в школе.

А мне как-то не очень были интересны местные мальчишки — их же с пеленок знаешь. А еще у нас в школе была очень достойная семейная пара учителей, они во всем помогали друг другу, были внимательными и заботливыми, и я иногда мечтала: вот бы у меня был муж учитель!

Однажды я приехала домой в субботу, вдруг – стук в дверь. Открываю и вижу: высокий красивый парень, спрашивает Любовь Леонидовну, говорю ему, что мамы пока нет дома, он извиняется и уходит. Позже я его увидела в школе, Ваня вел... физкультуру и физику. И все это только с десятилеткой за плечами. В то время так можно было...

Иван Захарович: — Я обратил внимание на Надю — красивая девушка, но вряд ли строил какие-то планы с первой встречи. Зато, когда она окончила 10 классов и собиралась ехать поступать в Ленинград, о чем мне сказала ее мама, вдруг начал горячо советовать Минск — мол, ближе, а сам-то я уже окончил первый курс геофака БГУ.

— Ну, конечно, живя в одном городе, можно и на свидания бегать.

Н. И. — Ну, настоящих свиданий и ухаживаний у нас как-то и не было... Как и мечтала, поступила на библиотечный факультет пединститута. Иногда на занятиях поглядывала в окно на корпус БГУ с такими огромными аудиториями, и думала: наверное, где-то там Иван на лекциях. Мы хоть и жили в разных республиках, но в Минск добирались с одной станции, да еще на перекладных, однажды, помню, так устала, что в дороге уснула и положила голову Ивану на плечо.

И. З. — А я подумал: какая красивая! Вот бы мне такую жену...

— Иван Захарович, почему за девушкой не ухаживали?

И. З. — По моим представлениям тогда, да и теперь, если встречаешься с девушкой, нужно дарить цветы, конфеты, покупать билеты в кино. Для меня это была непозволительная роскошь. Мама не могла помогать финансово, приходилось выживать на стипендию. И я радовался, что есть возможность общаться с Надей хотя бы редко, но не терять ее из виду!

Н. И. — Вот, представляете! А я-то голову ломала, мучилась: что за загадочный парень? Едем вместе на учебу, по дороге уделяет мне максимум внимания: чемодан мой несет, всем интересуется. А приезжаем в Минск — месяц-два, как говорят, ни ответа, ни привета! И совсем мне не нужны были ни цветы, ни конфеты, ни кино! Я была скромная, не избалованная девушка.

И. З. – У нас на факультете была военная кафедра. И поскольку я был одним из лучших студентов, направили служить в Германию. Перед отъездом приехал домой, хотел сделать такой ностальгический тур по дорогим местам. Планировал и к Надиной маме зайти, поблагодарить, что она взяла меня на работу.

Н. И. — Ваня — к нам, а я — на танцы собираюсь, приехали ребята из Смоленского мединститута. Ваня приехал уже в военной форме — такой интересный молодой лейтенант! И вот был момент, когда мы случайно встретились глазами и пробежала та самая искра... Я подумала: да ну, не может быть! И, на всякий случай, пошла на танцы...

— А как Иван Захарович отреагировал на такое коварство?

И. З. — Поехал домой. Говорю сестре: Надя такая приятная, хорошая девушка. Она мне отвечает: "Так женись!". Попросил сестру меня сосватать.

Н. И. — Мама спрашивает, согласна ли я выйти за Ивана, а поскольку все так неожиданно, ничего не могу решить, даже расплакалась, по сей день не знаю, от счастья или от расстройства. Все-таки сказала "да". Чего уж было таить? Давно нравился, запал в душу.

— А было время расписаться, свадьбу справить?

И. З. — Какое время! Через несколько дней нужно быть в Минске. Теща позвонила в сельсовет, нас по знакомству расписали в тот же день. Ехали мы на мотоцикле, как вы понимаете, без всяких цветов и ленточек. Мы же неопытные, не знали, что нужны свидетели. Председатель сельсовета вызвала кочегара и уборщицу. Тем не менее, мы отметили создание молодой семьи: у меня было с собой шампанское!

Н. И. — На скорую руку устроили вечер для родных, соседей. Но "горько" нам кричали, вот тогда мы впервые и поцеловались. А еще Ваня меня удивил букетом пышных гладиолусов. Где он их взял, не представляю! В нашей деревне тогда таких цветов не было. Когда мы построили свой дом, каждую весну я высаживаю гладиолусы — до сих пор мои любимые цветы!

И. З. —После свадьбы мне осталось двое суток побыть дома. Для командования был сюрприз — уехал холостяком, вернулся женатым человеком. Надя по распределению поехала работать в Пинск. Через два месяца был готов для нее вызов, но как только она приехала, меня на 2 месяца командировали в Бранденбург.

— Веселое начало семейной жизни...

Н. И. — Ужасно. Одна, в чужой стране, работы нет. Когда Иван вернулся, сразу начала его "пилить": где работа?

И. З. — Надя устроилась в библиотеку. Она очень хорошо все там наладила. А мне хотели продлить службу еще на два года, потому что взвод был лучшим. Но я простой парень: побыл в Германии и домой уже сильно тянуло.

— А сколько вообще было переездов в вашей жизни?

Н. И. — Семь. Это непросто. Не зря говорят: один переезд равен двум пожарам. Всегда нужно было устраиваться на новом месте, дети школы не раз меняли. Сидеть дома мне очень тяжело морально, поэтому каждый переезд — это еще и поиск работы. Думала и о том, что нужно и мне зарабатывать для семьи. Достатка не было, жили от зарплаты до аванса.

За десять лет очень разочаровалась в библиотечной работе. Хотелось работать с людьми, а получалось, что с бумагами. Кроме изнурительной монотонной работы по описанию книг, составлению каталогов, сочиняешь планы и протоколы проведенных мероприятий для проверяющих.

И. З. — Мы много переписывались, и я видел, что у Нади очень легкий слог. Подумал, что хорошо бы ей работать в редакции. Когда переехали в Кричев, где я служил начальником межрайотдела КГБ, позвонил редактору местной газеты, поинтересовался, нет ли вакансий. Он дал несколько заданий Наде, она успешно справилась, и ее приняли на работу.

Н. И. — Писать статьи нужно было и на белорусском языке, к тому же я понимала, что жить мы будем в Беларуси, поэтому начала изучать мову. Мне не хотелось чем-то выделяться среди коллег. А потом и не заметила, как уже не только пишу, но и думаю по-белорусски.

— Есть такой заезженный сюжет в фильмах: семейный праздник или отпуск, а офицера вызывают на службу. Жена в истерике. А в жизни как?

И. З. — Надя знала специфику моей работы и спокойно относилась к внезапным вызовам. Правда, был и курьез в самом начале моей службы в КГБ. Как-то ночью она сняла трубку домашнего телефона, а мне говорит: кто-то ошибся номером. Спрашиваю, что сказали? Она отвечает: "Объявлен сбор". Я бегом, за 5 минут собрался!

В семье главное — доверие. В нашей кочевой жизни было так, что я служил в Беларуси, а Надя два года жила в Москве с детьми. При этом мы всегда доверяли друг другу, остались близкими людьми, и я своим поведением доказывал, что для меня семья на первом месте.

— А вы, Надежда Ивановна, что считаете главным?

Н. И. — Без доверия, взаимоуважения семья не состоится. Семья — это, конечно, большой совместный труд. Прежде всего, душевный. Без каких-то шероховатостей невозможно прожить, но всегда нужно понимать, что главное, что второстепенное, а на что и вовсе не стоит обращать внимания.

— Как воспитывали своих дочерей?

И. З. — Они росли в любви — это самое лучшее воспитание. Кстати, очень горжусь, что у нас именно девочки.

Н. И. — Я думаю, только личным примером. Дочки получили образование, работают, заботятся о своих семьях. У нас очень хорошие зятья. И наше главное богатство — шестеро внуков и внучек!

— О вас можно сказать, что живете душа в душу?

Н. И. — Иногда мы замечаем, что у нас одни и те же мысли, чаяния и заботы. Если я о чем-то только подумаю, например, хорошо бы это сделать, а Иван вслух говорит: да, нужно! Сделаем! Он умеет читать мои мысли!

И. З. — Да. Но при этом мы можем вспылить, поспорить. И это нормально, в таких отношениях нет фальши.

— У вас очень уютный дом, здесь все соразмерно с человеком. Когда решились на стройку своего гнезда?

И. З. — У нас была трехкомнатная квартира, но небольшая по площади. Когда младшая дочка вышла замуж, стало ясно, что места не хватает. Я понимал, какие наступили времена: ждать квартиры от государства уже не актуально. Мечта жить в своем доме, на земле у меня всегда была, и Надя тоже не возражала. В то время участок земли в деревне стоил недорого, и тогда мы не предполагали, что через 10 лет она войдет в черту Минска. Пришлось и кредит брать, и наследство пустить в оборот, но итог нас радует. Очень помогли зятья, у них золотые руки, ими выполнены почти все отделочные работы. Главное, что им это доставляет колоссальное удовольствие. А я вот не такой: могу, конечно, поменять лампочку или прибить полочку, но чем дольше живу, тем меньше мне это нравится.

Когда строились, в деревне были обычные дома, наш казался шикарным. Теперь он здесь самый скромный, всего-то 85 метров жилой площади. А соседи, построившие махины по 200-300 квадратов, жалуются, что за отопление платят большие деньги. Пользуются-то они примерно такой же площадью, как и мы, остальное простаивает.

Н. И. — Для нас это райское место! Рядом водохранилище, сосновый лес. Есть свой небольшой огород, выращиваем огурцы, помидоры. Иван сделал кормушки, и каждую зиму у нас много птиц, летом цветы радуют глаз. А самое главное — внуки приезжают на каникулы. Это такое счастье, когда вся семья в сборе!

— Надежда Ивановна, для вас было неожиданностью, что Иван Захарович начал писать стихи?

Н. И. — Мне кажется, он всегда был поэтом в душе, причем не испорченным цивилизацией. На хутор, где он жил, не провели свет — не хватило двух столбов линии электропередач. В доме нет света, нет радио, то есть мальчишка даже песни послушать не может. Но была красивая природа: широкая и чистая река Беседь, березовые рощи, золотые рассветы. Он слушал журчание ручьев, пение птиц — все это впитывал. Поэтому стихи такие добрые, идущие из глубины души и музыкальные. Иван и на гармошке научился играть в 50 лет. Я до сих пор в недоумении, как, не зная нот, он понимает, на какую клавишу нужно нажимать!

— Много стихов вам посвятил?

Н. И. — Это очень интересный вопрос. Наши друзья считают, что вся любовная лирика посвящена мне, а я им говорю: да не было у меня кос и васильки в "Васильковом поле" я с ним не собирала! Светлой памяти Яков Науменко исполнил песню "Посажу возле дома березку", а в ней такие строчки:

Расскажу я про русые косы,

И твой нежный загадочный взгляд...

Поцелуй, что ты мне подарила,

До сих пор, словно мед на устах...

В глубине души надеюсь, что эти прекрасные образы созданы, глядя на меня! А березок мы с Иваном перед домом высадили небольшую рощицу. Так что все переплелось: наша жизнь и художественные образы.

— А дочкам или внукам передалась страсть к творчеству?

И. З. — У дочек другие профессии, а вот внуки подают надежды. Старшая дочь живет в Москве, и ее средний сын занимается в школьной телестудии. Правильный мальчишка: в свои 15 лет подрабатывает лаборантом. Младшая внучка, которой всего-то три с половиной года, танцует в детском ансамбле. Минский внук занимается в музыкальной школе по классу фортепиано, талантливый парень.

— Помогаете детям заниматься с внуками?

Н. И. — Конечно! Это же такая радость! Наша младшая дочка работает в международной организации, и у них свои правила: декрет несколько месяцев, а не три года, поэтому мне пришлось нянчиться. А когда у нашей старшей дочери появились двойняшки, мы это восприняли как двойное счастье! Мы из тех родителей, которые всем, чем могут, помогают детям.

И. З. — И дети живут по такому же принципу: помогают, проявляют заботу. А о том, как я отношусь к жизни и семье, сказал в одном из стихотворений:

Не жалею о прошлом, забытом, былом,

Не терзают сегодня душевные муки.

Я достойно прошел по дороге своей,

Рядом дети, жена и любимые внуки!

 

Оксана ЯНОВСКАЯ

 

Фото из личного архива семьи Юркиных

Выбор редакции

Экономика

Как защищаться от риелторов, которые не хотят работать по закону

Как защищаться от риелторов, которые не хотят работать по закону

Лицензия агентства «Готовые решения» упразднена, «Империи недвижимости» — приостановлена, а «Твоей столице» выписано предписание.

Общество

«Я искал вас всю жизнь». История любви фронтовой медсестры

«Я искал вас всю жизнь». История любви фронтовой медсестры

В свои восемьдесят она была вполне элегантной женщиной.

Общество

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

По прогнозам специалистов, не менее 20 процентов от объема товаров в XXI веке будет за биотехнологиями.

Общество

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Поиски и приобретение «школьной формы», как по старой привычке говорят мамы и папы, — та еще головоломка!