24 октября, суббота

Вы здесь

Люди — как птицы…


Объявление в деревне на всех столбах: деревья уже не просто спилят — выкорчуют пни...

Что, наверно, хорошо?

А, впрочем, в деревнях куда вольнее. И пни там, кажется, мешают меньше?

…В город бы «корчевателей»!

Нет и не надо?

В коротком «Прежде чем войти, подумай, нужен ли ты здесь» было, согласитесь, что-то унизительное.

И тем не менее — надпись многим нравилась, а потому — «красовалась» на дверях кабинетов, квартир, деревенских домов...

Теперь ей, кажется, замена нашлась: на стеклах машин вместо привычного «Если вам мешает мое авто, позвоните по тел...» кое-кто взялся крепить красноречивое: «Ушел. Буду, когда вернусь».

А что — логично. Коротко, красиво… и даже остроумно. Особенно — если ушедший был не очень-то и нужен.

Верить? Не верить…

Сказать можно много, или брякнуть — не подумав. А вот написать…

Тут, казалось бы, хочешь-не хочешь, соберешься с мыслями и взвесишь слова.

Не факт, как выясняется: две страницы в одной статье о том, что самое дорогое у человека (особенно сейчас и почему-то у белоруса?) — это… земля.

...Невольно и достаточно долго думала, это же с какого перепугу, откуда у автора — взрослой и на вид зрелой, образованной женщины — такой вывод? У нее, что, — не было родителей и нет детей? Она никого по-настоящему не любила? И ничем не болела (не знает, как это плохо)? Никогда не выпивала и поэтому не слышала от самых разных людей, что самое главное, самое дорогое все же здоровье?..

Кто-то неглупый признал, что есть люди, которые говорят даже тогда, когда мозг отдыхает.

…Сейчас, получается, они стали писать?

(Вариант молитвы: «Господи, дай мне силы держать язык за зубами, пока я не соберусь с мыслями».)

Приехали!

Для киноведов это за праздник — заграница, международный фестиваль, лучшие фильмы, интересные разговоры, знакомства, встречи... Домой уезжать не хотелось! Но...

Пересекли границу, решили чего-то съесть и выпить (того же кофе или чая) — остановились, зашли в кафе. Половину стены там занимал телевизор — шли «Сваты».

— Ну вот, приехали — улыбнулся один из экспертов, — хоть «нормальное» кино посмотрим.

Знай наших!

«Лучшее фото! За пять минут!» — обещала реклама. И в это захотелось поверить, потому что снимок и вправду был нужен (на работе удостоверения обещали менять)...

Поэтому Зоя смело открыла дверь в маленький салон, поправив прическу и макияж, села в кресло.

Мастер попросил ее снять очки, потом — податься чуть вперед, приподнять подбородок, опустить его, повернуть вправо, назад влево, посмотреть на картинку вверху и -- наконец — не улыбаться, не моргать!.. Все — карточка готова.

Отдали ее в белом красивом конверте.

Открывать его при фотографе, рассматривать снимок, «не отходя от кассы», было как-то неудобно... Придя домой, женщина включила поярче свет, достала фотку. Первое, что увидела, — правый уголок строгого белого воротничка был «спрятан» под свитер, левый — торчал вверх.

Для служебного удостоверения и вправду — «лучшее фото»!

Место для ангелов

Город, центр, торговый ряд с сувенирами. Их много — разных... Кое-где, что радует, подписаны по-белорусски. Что не радует и радовать не может — с досадными ошибками. Ну, вот как вам: «Анёл на... стуле»?

— В нашем, белорусском языке, — говорим продавщице, — есть слово «стул», но на нем не сидят, потому что это вовсе не вещь, это — извините — действие кишечника.

— Что вы говорите? Правда?! — не верит, удивляется женщина.

И, думаете, тут же исправляет или убирает с глаз досадную ошибку? Нет, она обещает... сказать о ней «начальству», а уже оно...

Может, когда-то исправит?

Не про камень

...Дед Юзик гриппом заболел. И если б сам — не так бы обидно, а то приехали правнуки, заразили...

Долго, бедный, в постели валялся, никак очухаться не мог, говорил: «Умру, ей-богу умру! Прежде срока умру...»

Деду на то время 104 было.

Андрей, к сожалению, не прожил и половины... Да и то лишь бы как: по молодости, по дурости, пожалел девушку, что в него влюбилась, стал встречаться. Не заметил, как та забеременела, как, можно сказать, назавтра же  сбегала в деканат, и он действительно «никуда не делся» — расписался с ней, переехал...

Совсем не потому, что испугался (побоялся потерять студенческий билет, не сделать карьеру...), — просто... снова пожалел, не хотел пересудов. К тому же ему интересно было посмотреть, кто родится, на кого похож?

Погордился немного, что сын и, как люди говорили, «вылитый отец», но вот полюбить — ни того ребенка, ни мать его — почему-то не смог.

Попивал — с годами все больше и больше, иногда не приходил ночевать, даже уходил.

«Ну почему так? Почему? — плакала-переживала жена. — Я ж его так люблю, так люблю!»

...Не вам говорить: любовь одного человека как спасательный круг, любовь другого — как камень на шее.

Который пусть и не сразу, но, похоже, затянет на дно…

Если не сбросить.

Пойти и… остаться

О Магомаеве (причем ни с того ни с сего, больше, чем о том же треклятом вирусе, — и по телевизору, и в трамвае:

— Курил, вишь, в две руки, — восхищаются артистом мужчины, — а голосу — хоть бы хны: каким был, таким и остался! Не прокурил, не потерял!

…Потерял — жизнь (причем – преступно рано, всего на седьмом десятке).

Такую красивую и такую нужную.

Круги

Из правил жизни: если вас останавливают на улице, чтобы спросить, что где находится, как куда пройти или проехать, — значит, с вами все в порядке: внушаете доверие.

Откуда…

Стоим (на улице, на остановке), ждем автобус и, видимо, действительно внушаем, потому что именно к нам, а не к другим, «катится» невысокая полная женщина, спрашивает (пряча в рукав сигарету), на чем можно добраться до пятой больницы.

Говорим, что довезет туда любой автобус, троллейбус и трамвай... Но это близко — всего три короткие остановки, их можно пройти...

— Нет, — качает головой женщина. — Я не пойду, мне ноги болят.

...Болят — это очевидно, — потому что курит и мало ходит. А мало ходит и курит — потому что ноги болят. Круг замкнулся, как говорится.

Кстати, знакомый экскурсовод во многие райцентры ездит с термосом. Говорит, не варят там хорошего кофе...

Нет спроса — нет предложения, а нет предложения...

Вы догадались.

Они и мы

«Кто кого любит, тот того и чубит».

Это значит — Танечка думала -- гладит по чубу. Что она и делала — дома.

В машине (а ездить им с мужем привелось много) уже другая фишка была: он рулил, следил за дорогой, она — что-то рассказывала, чтобы веселее было, читала анекдоты... Не без того — иногда гладила по колену, да с такой нежностью...

— Чувствуешь? — тихонько спросила как-то.

— Ну, — сказал муж, пожав плечом.

— А что именно?

— Колено немного чешется... Но я потерплю...

— ?!

Без возраста

Лифт в доме умный — тем, в частности, что не просто шурует с этажа на этаж, а «по дороге» подбирает пассажиров.

И пассажирок.

На третьем этаже женщина зашла. Ничего особенного — невысокая, худенькая, в летах (80 плюс-минус)... Но это — на первый взгляд, а был еще и второй, когда наша спутница, сняв перчатку, поправила прядку волос и тем самым показала всем целую россыпь... бриллиантов (в своих кольцах, в сережке), когда она — одним этим движением — сказала, что мы, ну конечно же, немного моложе, может, даже красивее и умнее, но и она...

Она, очевидно, тоже — как минимум — не хуже, если на те бриллианты заработала сама? Или даже получила в подарок — от любимого мужчины, от родителей, от детей?

…Что ни женщина — загадка. В любом возрасте.

Люди — как птицы…

Геннадьевне давно уже за — и 50, и 60... А все равно — шикарно выглядит: красиво одета, обута, с прической, с макияжем... Привыкла следить за собой. К тому же она не замужем и по-прежнему работает... Говорит, совсем не потому, что деньги нужны (без них, мол, обошлась бы), — в семье четверо внуков и старенькая мать. Все отдельно живут и без нее пока что справляются... «Но, — вздыхает, — как только с работы уйду, ей-богу, со всех сторон «повиснут»: одного на музыку своди, второго — в поликлинику, третьего подлечи, покорми, из садика забери... Только и буду, что прислуживать им да  целый день носиться.
А так — я птица вольная: утром перышки почистила, нарядилась и пошла. У меня — работа».

...Можно подумать, что она потом, если вдруг понадобится, откроет дверь в квартиру, сварит ей супчик, помоет пол, подаст воды.

(Говорят, Раневская после спектаклей часто смотрела на цветы от многочисленных поклонников, на корзину с их письмами-записками и с грустью замечала: как много любви, а в аптеку сходить некому).

Валентина Довнар

Фото Анатолия Клещука

Выбор редакции

Общество

Жизненный путь Якова Крейзера. Первый комдив, получивший Звезду Героя, заслужил ее, защищая Борисов

Жизненный путь Якова Крейзера. Первый комдив, получивший Звезду Героя, заслужил ее, защищая Борисов

В начальный период Великой Отечественной войны упорные бои развернулись при обороне Борисова — старинного белорусского города на Березине.

Экономика

Цифровая экосистема платформенной экономики

Цифровая экосистема платформенной экономики

 Именно в платформенной среде будут формироваться цепочки создания стоимости.