Вы здесь

Молодой батутист Иван Литвинович: Я сломал челюсть своим же коленом


Чемпионат мира по прыжкам на батуте в конце 2019 года в Токио принес сразу несколько неожиданных результатов. В финал индивидуальных соревнований не прошел олимпийский чемпион Владислав Гончаров, но в числе сильнейших его заменил другой белорус — 18-летний Иван Литвинович. Батутист из Вилейки заявил о себе еще на юниорском уровне, став чемпионом Европы, а вот на взрослом чемпионате мира спортсмен выступал второй раз и, кроме личной награды — «серебра» в индивидуальных упражнениях, — получил «золото» в командном турнире и завоевал олимпийскую лицензию. Главный тренер национальной сборной Ольга Власова говорит, что за три года из гадкого утенка Литвинович превратился в прекрасного лебедя, и у него есть все шансы повторить путь Владислава Гончарова, чтобы стать олимпийским чемпионом. О том, поедет ли Иван в Токио этим летом, конкуренцию в белорусской сборной и первого тренера-маму он рассказал в своем интервью.


Иван на пьедестале чемпионата мира.

— До чемпионата мира казалось, что самый важный турнир в моей карьере — юношеские Олимпийские игры, — начинает разговор Иван. — Но теперь уже это, конечно, планетарное первенство. Когда летели в Токио, рассчитывал дойти до финала, для меня это уже было бы успехом, но, когда попал туда, думал уже о другом: как бы удержать второе место. Слава богу, удалось.

— Для вас было неожиданно, что лидер нашей команды не квалифицировался в финал?

— Да, это было удивлением. Я даже немного начал паниковать, потому что остался в финале один. На предыдущем чемпионате мира мы оба попали в решающий раунд, и тогда Влад меня очень поддерживал, успокаивал, а сейчас я чувствовал себя немного не в своей тарелке.

— Что на чемпионате мира было дороже для вас: «золото» в командном турнире или индивидуальное «серебро»?

— Конечно, «серебро», ведь на Олимпиаде представлена только индивидуальная программа, ни командных, ни синхронных соревнований там нет. Приятно также, что удалось взять олимпийскую лицензию для Беларуси: когда я прошел в финал, успокаивал себя тем, что есть хотя бы эта путевка — уже что-то, приеду не с пустыми руками.

— На пьедестале вы расположились между двумя китайцами. Приятно ли выиграть у четырехкратного призера Олимпийских игр Дон Дона?

— Я вообще не думал о нем, когда выступал, а вот когда мы уже стояли на пьедестале, я оказался рядом со своим кумиром Гао Леем, который выиграл «золото», подумал: вот наконец будет совместное фото. Но повторюсь, прыгая, я не обращаю внимания на соперников, воспринимал это как тренировку.

— После успеха на чемпионате мира в вашей жизни что-то изменилось?

— В тренировочном процессе нет, единственное, что изменилось, — это то, что начали звонить журналисты и писать обо мне (смеется).

— Какие задачи стоят перед белорусской командой в 2020 году?

— У нас будут четыре этапа Кубка мира, чемпионат Европы и Олимпиада, пока готовимся к этим стартам, поэтому до Игр в Токио у нас очень плотный график.

— Получается, что олимпийскую лицензию завоевали вы, а отправиться в Токио может и другой спортсмен. Это обидно?

— Пока что у нас всего одна лицензия, но Влад Гончаров может заработать еще одну на этапах Кубка мира, тогда на Олимпиаде выступят два белоруса. Кто поедет туда, решит тренер, и мне кажется, отбор будет проходить по этим этапам Кубка мира и чемпионата Европы. К тому, что лицензия может быть не моя, раньше относился спокойно, думал, что на Игры должен поехать самый опытный спортсмен, потому что я могу и растеряться. А сейчас уже считаю, что можно постараться и побороться за право на путевку, не хочется отдавать ее никому.

— Вы заявили о себе еще на юниорском уровне, но взрослые старты — это все-таки другое. Переход в основную команду был сложным?

— В нашу команду нет, а вот выступать на взрослых соревнованиях рядом со своими кумирами было трудно. В прошлом году мне не хватало техники, сейчас все это появилось, стало проще. В белорусской команде меня приняли хорошо, спокойно. Влад Гончаров — номер один, и его ничего не волнует, у Олега Рябцева я как-то спрашивал, когда только начинал прыгать, боится ли он конкуренции. Олег ответил, что нет, бояться нечего, но теперь уже не знаю, ответил бы ли он так же.

— Под руководством Ольги Власовой вы работаете уже четвертый год. Как складываются взаимоотношения с ней?

— Сначала было сложно, я ее побаивался. Любое слово Ольги Анатольевны — закон, а сейчас уже можно где-то поспорить, правда, она все равно быстро поставит на место. Но, возможно, прислушается. Ольга Анатольевна прямолинейная, ничего не боится сказать в глаза, и это очень классно, настойчивая, может быть и мягкой, и жесткой, иногда кажется, что она видит мир по-другому. Наверное, это и есть ее секрет успеха.

— Вы начали заниматься прыжками на батуте в родном городе и уже являетесь самым титулованным представителем спортивной школы в Вилейке...

— Начинал я вообще со прыжков на дорожке, занимался у мамы акробатикой, она у меня тренер. Работает с детьми в родной школе и сегодня. Потом, как рассказывала мама, проходили какие-то соревнования, моему первому тренеру по прыжкам на батуте не хватало одного мальчика, как раз моего возраста, решили попробовать меня. Подготовили буквально за пару дней, просто для команды, а потом как-то так и срослось, я остался. Мама принесла меня в зал в два или три месяца, когда сама вышла на работу. Если бы не она, я уже давно завязал бы со спортом, она меня все время заставляла заниматься. Не могу сказать, что спорт не привлекал, но хотелось поиграть с друзьями, а в самый интересный момент звонила мама и говорила, что надо на тренировку. Я выдумывал, что нужно делать много уроков в школу, но она все это понимала, приезжала и забирала меня. Сейчас бы уже сказал, что мама-тренер — это плюс, а тогда считал наоборот. Сегодня понимаю, что она все правильно сделала, и благодарен ей за то. Кстати, сейчас бросить спорт даже мыслей не возникает, не хочу ничего менять в своей жизни.

— Как мама реагировала на ваши первые успехи?

— Успехи появились не сразу, я занимался батутом с восьми лет, до шестнадцати никаких результатов не показывал. В стране мог быть третьим, очень часто четвертым и очень редко вторым. Когда перешел к Ольге Власовой, все стало получаться. Что касается мамы, она всегда говорила, что у меня есть все для успехов в спорте, но знаю точно, что мама не смотрела в прямом эфире ни одни мои соревнования. Зато потом, когда все уже выступят и она знает результат, начинает критиковать. Чаще всего пропускаю это мимо ушей, она же не тренер по батуту. Но после «серебра» на чемпионате мира мама сказала, что ей понравилось выступление, «косяков» не было.

— После успешного чемпионата мира вы приезжали в свою родную спортивную школу. Как вас там встретили?

— Мне всегда приятно туда возвращаться. Стараюсь не показывать гордость за свои победы, но там так не получается, потому что маленькие дети смотрят на меня уже как на чемпиона. Даже не по себе делается. Тренеры спокойно поздравили меня, директор был очень рад, он смотрит каждую трансляцию, болеет, переживает. Говорят, что после моего «серебра» на чемпионате мира родители привели на секцию несколько новых детей (улыбается). Это приятно, потому что детские группы по сравнению с тем, что было, когда начинал заниматься я, уменьшились. Дети стали другие, если что-то не получается, сразу уходят, и родители не настаивают, чтобы те продолжали занятия.

— Что для вас сегодня наиболее сложное в спорте?

— Мне не хватает терпения. Сейчас, например, нужно худеть, чтобы легче было прыгать. Я ничего не ем, получается, от этого не сплю, а усталость накапливается. Если что-то не получается много раз, начинаю выходить из себя, психовать, не хочу прыгать. Начинаю делать какие-то другие элементы, из-за этого меня могут выгнать с тренировки. Я понимаю свои ошибки, потом прошу прощения у тренера.

— В команде есть психолог, не работаете с ним над этой проблемой?

— Сейчас нет, пока у меня нет желания.

— После десятка лет тренировок страх высоты остается?

— Когда учишь новый сложный элемент, чувствуешь какую-то неизвестность и от этого боишься, но стоит один раз попробовать, и страха уже нет — возникает интерес.

— Часто батутисты отмечают, что прыжки становятся наркотиком.

— Это правда, неделю можешь отдохнуть, а потом уже понимаешь, что нужно прыгать. Это как жажда. Когда делаешь новые сложные элементы, получаешь адреналин.

— Прыжки на батуте — достаточно травмоопасный вид спорта...

— Однажды я сломал челюсть своим же коленом. Признаюсь, не ожидал, все обычно ломают руки, ноги. Я просто делал элемент, расслабился, опустил голову и увидел, что колено летит в лицо. Сначала улыбался, а челюсть не соединялась — прикольно. Потом увидел маму в слезах, она плакала и смеялась одновременно.

Белорусская команда в составе Ивана ЛИТВИНОВИЧА, Владислава ГОНЧАРОВА и Олега РЯБЦЕВА.

— Какие черты характера помогают вам добиваться успехов?

— Настойчивость: если я сказал, что должен сделать какой-нибудь элемент, значит, должен прийти и сделать. Не выйду из зала, пока тренер не прогонит. После Олимпиады в Рио начал следить за Владом Гончаровым, ведь мы тренируемся вместе. Стал перенимать у него какие-то черты характера, смотреть, как он делает какие-то элементы. Запомню, попробую — и понимаю, что так действительно легче. Поэтому в чем-то, даже по чертам характера в общении, мы становимся с ним похожи.

— Каких высот вы мечтаете добиться в спорте?

— Хотелось бы выиграть все самые престижные соревнования, такие, как Кубок мира, чемпионат мира, чемпионат Европы, а потом, конечно, Олимпиаду. Хотя бы просто побывать на пьедестале Игр. Вроде бы у меня все для этого есть — классный тренер, батут, но некоторые важные моменты я упускаю — и технические, и эмоциональные. Нужно подтянуть психологию, потому что пока я сам — главный враг для себя

— Чем любит заниматься Иван Литвинович за пределами спорта, где его можно встретить?

— Раньше любил посидеть в гараже, ковыряться в машинах, мотоциклах: мне кажется, если бы не спорт, то именно с этим и связал бы свою жизнь. Сейчас свободное время — это университет, каждый выходной я там. Учусь в БГУФК на тренера и иногда думаю: лучше бы пошел в армию (смеется). Очень сложно. Тяжелее всего дается анатомия, нужно изучить каждую косточку, каждую ямку.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Минск—Стайки—Минск

Выбор редакции

Калейдоскоп

Веселые истории читателей

Веселые истории читателей

Об отношениях, армии и подарках.

Общество

Война оставила ему жизнь, но забрала близких. Посетили кличевского ветерана войны Михаила Фельдмана

Война оставила ему жизнь, но забрала близких. Посетили кличевского ветерана войны Михаила Фельдмана

Несмотря на свои 96, Михаил Фельдман выглядит на зависть бодрым и моложавым.

Культура

Группа Іrdorath: Наш посыл — быть настоящими и свободными

Группа Іrdorath: Наш посыл — быть настоящими и свободными

Пример истории, когда талант сам пробивает себе место под солнцем.