Вы здесь

Директор Полесского заповедника: Фильм «Чернобыль» сыграл определенную роль. За 9 месяцев — 475 туристов


Во время посещения Президентом Беларуси Полесского государственного радиационно-экологического заповедника было дано поручение увеличить количество видов экспериментальной и хозяйственной деятельности на его территории.


С учетом этого были разработаны и приняты поправки в действующее законодательство, в частности, обновленный Закон Республики Беларусь «О правовом режиме территорий, подвергшихся радиоактивному загрязнению в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Новое законодательство вступило в силу в конце ноября этого года. Что изменилось в заповедной зоне после его введения? Об этом в интервью «МС» рассказал директор заповедника Михаил РУБАЩЕНКО.

В отселенной деревне Бабчин Хойникского района на контрольно-пропускном пункте знак радиационной опасности виден издалека. Рядом надпись: «Вход и въезд ЗАПРЕЩЕН!».

До чернобыльской катастрофы в Бабчине жило 728 человек. В настоящее время здесь располагается центр радиационно-экологического заповедника — огромной территории — 216,5 тысячи гектаров земли, поврежденной радиацией.

Изначально заповедник создавался для того, чтобы обезопасить покрытую радионуклидами территорию от нежелательных посещений. В 1988 году на 142,8 тысячи гектаров загрязненных земель Брагинского, Хойникского и Наровлянского районов, которые включают в себя белорусский сектор 30-километровой зоны Чернобыльской АЭС, был организован Полесский государственный экологический заповедник.

— С 2013 года мы получили статус государственного природоохранного научно-исследовательского учреждения, — рассказывает директор заповедника Михаил Рубащенко, — и сейчас ведем обширную хозяйственную деятельность: пчеловодство, коневодство, имеем возможность реализации лесопродукции.  

— Какова цель создания таких видов деятельности на земле, загрязненной радиацией?

— Это экспериментальные направления. Многие из них были впервые озвучены в ходе визита Президента. Наша цель — посмотреть, будут ли они развиваться на загрязненных территориях. Будет ли вообще жизнь здесь? И вообще, насколько эта деятельность экономически себя оправдывает? Ведь пострадавших от радиации территорий у нас достаточно в Беларуси. На все эти вопросы мы должны дать ответ. Думаю, что те рекомендации, которые через какое-то время озвучат наши ученые, будут иметь огромную научную ценность и окажут влияние на развитие таких территорий в целом по стране. 

— Значит, ваш заповедник — это такая научно-экспериментальная площадка государственного значения по изучению влияния радиации на окружающую среду?

— Да, правильно. Сегодня мы имеем возможность значительно расширить направления наших исследований. Новое законодательство предусматривает развитие новых видов деятельности.

Полесский государственный радиационно-экологический заповедник состоит из двух зон. Первая зона — заповедная. Здесь находятся трансурановые компоненты, период их полураспада — сотни лет. На этой территории разрешено организовывать информационно-экологические маршруты и проводить просветительские научно-познавательные и учебные экскурсии. Также здесь планируется развивать рыболовное хозяйство на реке Припять. На территории экспериментально-хозяйственной зоны перечень разрешенных ранее видов деятельности (в дополнение к разрешенным на территории заповедной зоны) дополнен новыми видами деятельности. Здесь планируется развивать пчеловодство, коневодство, туризм, плодоводство, питомниководство, заниматься организацией и проведением охоты.

— Экспериментально-хозяйственная зона — это территория, которая была передана нам в 1993 году от Норовлянского, Хойникского и Брагинского лесхозов, — говорит Михаил Рубащенко. — Если раньше у нас были в основном такие виды исследований, как пчеловодство, коневодство, то сейчас мы сможем заниматься плодоводством, рыбной ловлей и развитием охотоведческого хозяйства. Это совершенно новые виды деятельности, которых раньше не было.

Хорошо, что закон принят. До этого законодательство не позволяло работать по таким направлениям. Мы перед собой ставим задачу — и это главная научная цель заповедника — не только изучить влияние радиации на природную среду, но и разработать методы реабилитации загрязненных радионуклидами территорий. Для этого здесь созданы экспериментальные пасека, сад. 

— Людей всегда волнует вопрос безопасности продукции. У вас же на территории значительно повышенный уровень радиации?

— Дело в том, что радиоактивное загрязнение на территории заповедника не сплошное, а мозаичное. На чистых территориях мы растим пчел. В этом направлении уже большая работа проведена. Мы привозили различные виды пчел, тщательно выбирали наиболее подходящие для выращивания в наших условиях.

Что касается безопасности продукции, то, поверьте, с этим у нас очень строго. Создан специальный отдел, работают две лаборатории, которые занимаются не только изучением влияния радиации, но и строгим контролем качества продукции, которую мы отправляем за пределы заповедника. Все, что производится в заповеднике, проходит через лабораторию и выпускается со знаком качества.

Если взять деревообработку, то перед тем, как рубить лес, мы проверяем его на наличие радиации до вырубки, а затем еще проводим контрольное исследование, когда выпускаем обрезную доску или другие стройматериалы.

— Михаил Михайлович, обновленный закон предусматривает активное развитие туризма на территории заповедной зоны. Расскажите подробнее об этом.

— Боюсь говорить, чтобы не сглазить (смеется). У нас уже что-то немножко получается. Я имею в виду такое направление, как научно-просветительские познавательные экскурсии. Мы ими начали заниматься практически с этого года и видим, что есть спрос. Если раньше наша охрана задерживала много сталкеров на территории, любопытных граждан, которые, несмотря на опасность, стремились посмотреть, что и как там растет, то теперь под контролем наших сотрудников каждый может приехать и посмотреть животный и растительный мир, который есть у нас. На самом деле это очень интересно. Такой территории, как у нас, в радиационно-экологическом заповеднике нет практически нигде.

Ученые утверждают, что после загрязнения долгоживущими трансурановыми радионуклидами территория Полесского государственного радиационно-экологического заповедника не может быть возвращена в хозяйственное пользование в обозримом будущем. С течением времени возрастает содержание в почве америция-241 — продукта распада плутония. Его период полураспада — 432 года. (По мнению специалистов, альфа-излучатель америций-241 намного более токсичный чем плутоний-241.) За 20 лет после аварии произошло двукратное увеличение его активности в почве. Это единственный радионуклидам, концентрация которого в объектах окружающей среды будет возрастать приблизительно до 2060 года. 

— После Чернобыльской катастрофы как-то не стремились посетить загрязненные места. Радиации боялись. Зона отселения была пустынной территорией. Как вы считаете, почему сейчас это стало вызывать интерес у туристов?

Фильм «Чернобыль» сыграл определенную роль. Значительный всплеск интереса сейчас наблюдаем. За девять месяцев текущего года проведено около 70 экскурсионных туров. Заповедник посетило 475 туристов, в том числе 313 иностранных граждан. Выручка за январь-сентябрь 2019 года составила 50,4 тысячи рублей. Планируем ежегодно организовывать 90100 экскурсионных туров. Пока на это направление есть спрос.

— Каким вы видите ваш заповедник в перспективе, к чему стремитесь?

— Сегодня сложно что-то прогнозировать. Вот заключили договор с институтом плодоводства, завезли новый вид пчел. Будем наблюдать. Пополняем нашу лошадиную ферму. А в целом проблемы заповедника — это проблемы обычного предприятия, чтобы люди зарабатывали и что-то приносили домой. А самое главное — чтобы были здоровы.

— А вы сами, работая в зараженной зоне, не боитесь радиации?

— Я родился на этой земле, моя семья была отселена. Бояться радиации не нужно, но с ней надо считаться. Надо знать, как себя вести в той или иной ситуации на зараженной территории. Уверен, что благодаря нашей работе, исследованиям ученых мы дадим людям очень нужную подсказку: как жить, полноценно работать и возрождать нашу пострадавшую землю.

Наталья БИТЕЛЬ                                   

Фото Анны ЗАНКОВИЧ

Название в газете: Новае жыццё Палескага запаведніка

Выбор редакции

Экономика

Десять вопросов о кредитах, или что нужно знать о кредите, чтобы он стал средством реализации целей, а не бременем на плечах

Десять вопросов о кредитах, или что нужно знать о кредите, чтобы он стал средством реализации целей, а не бременем на плечах

О чем обязательно нужно подумать перед тем, как брать на себя финансовые обязательства перед банком?

Общество

Не попасть в рабство онлайн. Как в стране борются с торговлей людьми

Не попасть в рабство онлайн. Как в стране борются с торговлей людьми

С 2000 года в Беларуси выявлено 4421 преступление, связанное с торговлей людьми.