21 октября, среда

Вы здесь

Как в Беларуси ищут пропавших людей


Каждый из нас хоть раз, но видел на остановках или досках объявлений ориентировки. Как правило, там содержатся фото, особые приметы и определенная информация о пропавших без вести — примерный возраст, когда последний раз выходил на связь, во что был одет и так далее… Но как часто пропадают люди в нашей стране? Об этом «Звязда» расспросила старшего оперуполномоченного по особо важным делам отдела организации поисковой работы главного управления уголовного розыска МВД Беларуси Сергея Кулешова.


— Количество заявлений о людях, пропавших без вести, понемногу, но сокращается. Например, за девять месяцев прошлого года мы зарегистрировали около 6400 таких обращений. В этом году их было уже менее шести тысяч.

На все такие факты милиционеры реагируют незамедлительно.

Но существенная часть таких ситуаций тривиальная и не имеет за собой какого-то криминального подтекста. Например, поссорились муж с женой. Муж ушел из дома и пошел к другу. Когда страсти успокаиваются, женщина начинает звонить на мобильник своему супругу. Тот в это время сидит у друга и не поднимает телефон, потому что в памяти еще очень свежи воспоминания о скандале. Ночевать домой он не возвращается. Первая же мысль в такой ситуации какая? С мужем что-то случилось. Женщина бросается писать заявление. Мы его принимаем, после пытаемся связаться с мужчиной сами. Видя незнакомый номер, он трубку снимает — и узнает, что его уже ищет милиция.

«Документальный» механизм поиска людей прост. Сначала в органы внутренних дел приходит гражданин с соответствующим обращением. С этого момента начинают отсчитываться десять суток, в течение которых милиция ищет человека. Дальше все зависит от результатов работы. Если человек нашелся, то выносится решение об отказе в возбуждении уголовного дела. В противном же случае это заявление вместе с собранными материалами передается в подразделения Следственного комитета. Там заводится дело по факту пропажи без вести. Милиция, в свою очередь, возбуждает розыскное дело и также продолжает искать человека.

— В прошлом году 6357 заявлений закончились объявлением в розыск 667 человек. Это когда мы не смогли выяснить их местонахождение за десять дней, — продолжает собеседник. — В свою очередь, 230 отыскать мы не смогли. Вообще, мы находим около 96 % людей. Но это не означает того, что остальные 4 % пропали насовсем. Часть из них может появиться и через несколько лет. Например, в прошлом году мы столкнулись с таким случаем. Еще в конце 90-х годов одна женщина выехала в Польшу на заработки. Срок действия паспорта вскоре кончился, но менять документ женщина и не подумала. На нелегальном положении она там жила больше 15 лет. За это время ее в Беларуси, естественно, объявили в розыск. Были мысли, что уже и не найдем… И вот женщина пересекает границу со старым недействительным паспортом. Ей и сообщили о том, что ее здесь уже очень давно ищут.

Приблизительно десятая часть пропавших людей — это несовершеннолетние. Часто ситуация разворачивается по следующему сценарию. Ребенок идет домой из школы, заходит к другу. Трубку не снимает — родители думают, что с ним что-то случилось. А вечером ребенок появляется на пороге квартиры как ни в чем не бывало. 

В «послужном списке» некоторых подростков — бесчисленное множество уходов. Вот, например, в Солигорске была объявлена в розыск девушка 2002 года рождения. Через несколько дней пришло сообщение о том, что она находится в небольшом городке Рудня, который находится… в Смоленской области России. Как вам такой «гамбит»? в октябре ее привезли оттуда назад в Солигорск. Девушка переночевала и… на следующий день снова пропала. Мать девушки лишена родительских прав, сама несовершеннолетняя признана сиротой. Она находится на попечении в одном из лицеев.

Совсем недавно в Чашниках искали 14-летнюю девушку. Была информация, что она сбежала из дома вместе со своим молодым человеком, гражданином России. После оказалось, что юная Джульетта вместе с Ромео жили в заброшенном частном доме в одной из деревень Брянской области. Нашли их благодаря бдительности местных жителей.

— За год стабильно бывают два-три случая, когда мы объявляем в розыск детей, которых вывозят родители за границу. Здесь хочется вспомнить инцидент, который произошел опять же в Солигорске. Родители развелись, суд при этом определил, что девочка будет жить с матерью. До этого она жила с отцом. Когда суд вынес такое решение, отец с дочерью поехали за границу отдыхать. А мать подала заявление о том, что пропал ребенок. Хотя если взрослый не лишен родительских прав, то де-факто это отношения гражданские, а не уголовные. Однако интересно, что в этом году мы нашли четырех россиян, которые были не согласны с решением суда касательно того, с кем оставить ребенка после развода, но обжаловать вынесенный приговор не стали, а просто приехали с сыном или дочерью в Беларусь.

Нередко ищут на территории нашей восточной соседки и тех людей, которые поехали туда на заработки. Еще хорошо помнится история шестилетней давности, когда в Дагестане нашлись белорусы, попавшие в рабство на кирпичном заводе, соблазнившись обещанием высоких заработков.

— Первое время он поддерживает отношения с родными. По возможности им звонит, шлет сообщения в мессенджерах. А после начинается недельная пауза. Родственники, естественно, идут в милицию и пишут заявление о том, что человек пропал. Мы находим его, спрашиваем: почему не звоните? И, как правило, причины тривиальные — запас денег кончился, а за работу пока не заплатили. Или что-то случилось с мобильным аппаратом.

К сожалению, не у всех историй счастливый конец. Семь человек, пропавших без вести, нашли уже убитыми…

— Дикая ситуация произошла в этом году в Гомеле. Два брата, одному из которых было 42 года, а другому — 38, что-то между собой не поделили. Началась драка. Младший брат задушил старшего. Бедняга жил вместе с женщиной в гражданском браке. Она и заявила о том, что ее мужчина пропал. Расчлененное тело жертвы нашли в одном из водоемов Гомеля. Вообще, если где-то находится тело, которое невозможно опознать визуальными методами, то судебные эксперты устанавливают генотип такого трупа и сравнивают со сведениями в базе данных. Если и здесь идентифицировать человека не удалось, то генотип будет поставлен на особый учет в Государственном комитете судебных экспертиз. И после остается только ждать совпадения. В нашей практике были случаи, когда личность человека устанавливалась спустя долгие годы.

Валерьян ШКЛЕННИК

Выбор редакции

Экономика

Цифровая экосистема платформенной экономики

Цифровая экосистема платформенной экономики

 Именно в платформенной среде будут формироваться цепочки создания стоимости.

Общество

Председатель МТРК «Мир»: Мы нравимся людям, потому что делаем понятный продукт с понятным позиционированием

Председатель МТРК «Мир»: Мы нравимся людям, потому что делаем понятный продукт с понятным позиционированием

«За все время, что МТРК «Мир» ведет свою деятельность, мы невероятно выросли».

Общество

Нейрохирург о том, как избежать инсульта, избавиться от стресса и почему мы болеем раком

Нейрохирург о том, как избежать инсульта, избавиться от стресса и почему мы болеем раком

«В Беларуси пациент не всегда прислушивается к врачу, даже если требуется серьезное лечение».