Вы здесь

Как работают на качество образования оценки, конкуренция и рейтинги


Уинстон Черчилль когда-то сказал, что учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать. Но ситуация коренным образом изменилась, причем не только в нашей стране… Об этом говорили и иностранные педагоги — участники EdCamp Belarus-2019. Гостями третьей педагогической (не)конференции стали Данута СТЕРНА, эксперт Центра общественного образования из Варшавы, благодаря которой десять лет назад в Беларусь пришла активная оценка, и Росс Моррисон МАКГИЛЛ — известный учитель, писатель, блогер и создатель сайта tеасhеrtооlkіt.со.uk (инструменты для учителя), у которого сейчас более 10 миллионов читателей. Росс номинировался газетой The Sunday Times в число 500 самых влиятельных людей в Великобритании. Мы воспользовались случаем, чтобы задать авторитетным педагогам вопросы, которые волнуют их белорусских коллег.


 Качество образования и имидж учителя в обществе. Взаимосвязаны ли эти понятия? От кого учитель не защищен в большей степени: от учеников, их родителей, администрации или контрольных органов?

Роcс МАКГИЛЛ: “Нас мотивируют соперничать, а не делиться идеями. Все школы стремятся оказаться на вершине многочисленных рейтингов”.

Росс МАКГИЛЛ: — Правительство сегодня не финансирует школы на достаточном уровне. И содержать много педагогов-профессионалов становится для учреждений образования слишком дорого. Но каждой школе нужны опытные учителя, которые будут делиться с молодыми своим профессиональным опытом. За последние годы я опросил приблизительно 20 тысяч учителей, из них только около 100 человек сказали, что посвятили педагогике двадцать и более лет. Статистика свидетельствует, что в среднем учитель работает в школе 13 лет. Педагогическая работа становится все более сложной и психологически напряженной, усложняются программы, экзамены, учителей в школах остается все меньше, а нагрузка на них растет. 

Политики полагают, что могут и дальше выделять все меньше средств на школы и терять педагогов. Последние все чаще решают изменить сферу своей деятельности и зарабатывать деньги в другом месте. У них есть семьи, дети, определенные потребности, которые нужно удовлетворять. К тому же для нас чрезвычайно актуальна проблема профессионального выгорания. Родители учеников могут пожаловаться на учителя по любому поводу: от какой-то мелочи вроде «ребенок потерял пенал» до более серьезных. А если они сообщают, что их сын или дочь чувствуют себя в школе незащищенными, туда направляется проверка. Учителя могут наказать, например, объявить выговор. Если произошло что-то на самом деле серьезное, он может потерять работу, а если вообще чрезвычайное — ему могут запретить преподавание на всю оставшуюся жизнь.

Мы организовываем в школах советы учителей, чтобы избежать чрезмерного давления со стороны контрольных органов. Лучше коллеги объяснят, почему учитель был не прав, чем вышестоящий орган будет выносить эти вопросы на всеобщее обсуждение за стены школы. Такие моменты плохо влияют на имидж педагога в обществе, тем более что и родители, и политики сегодня не очень доверяют учителям. Я считаю, что мы сами должны больше поддерживать друг друга и придавать друг другу уверенности. А нас мотивируют соперничать, а не делиться идеями. Все школы стремятся оказаться на вершине многочисленных рейтингов. 

Росс МАКГИЛЛ: “Мобильность, гибкость в разных ситуациях, умение учиться всю жизнь — более важны, чем просто знание математики”.

Я исследовал проблемы, с которыми сталкиваются учителя. Почему они уходят из школ? Так вот, на первом месте у британских педагогов стоит большая рабочая нагрузка (в том числе бюрократия, необходимость мониторить, передавать разные сведения, заполнять журналы, заботиться о выставлении большого количества оценок и т. д.). На втором — инициативы, спущенные «сверху», и на третьем — давление и контроль со стороны руководства школ. Не проводилось никаких исследований и, соответственно, нет никаких доказательств, что написание детального плана урока как-то влияет на его качество. Зато для руководства школ наличие или отсутствие плана — инструмент давления. Ты двадцать лет преподаешь в школе, а к тебе на урок приходит инспектор, который за 20-30 минут нахождения в классе выносит тебе приговор — выставляет в своих бумагах крестики или баллы. Я считаю, что у нас сейчас создана модель, которая вытесняет учителей из школы.

Данута СТЕРНА: — Я уверена, что от качества образования зависит будущее любой страны. Моя деятельность в Центре общественного образования нацелена именно на поиск способов, как изменить систему образования в лучшую сторону, найти для этого эффективные рычаги. И, честно говоря, я не верю в то, что реформы, спущенные «сверху», могут повлиять на реальную ситуацию в наших школах, даже если бы они были продуманными и мудрыми. Директивы, которые рождаются наверху, не работают, когда достигают практического уровня. Они превращаются в профанацию, все делается только для галочки. А вот когда необходимость перемен будет принята душой и сердцем учителя, мы сможем получить ожидаемый эффект. Любые нововведения упираются в конкретных людей, которые будут их укоренять. Новая школа требует нового учителя, который станет двигателем перемен. С другой стороны, я понимаю, что сложно требовать от педагога быть новатором, когда его загружают разными обязанностями сверх меры.

— Люди не всегда понимают, что им предлагают и зачем надо что-то изменять. Но министр здравоохранения не обязан объяснять публике, почему изменяется, например, метод удаления аппендицита. А педагоги вынуждены налаживать связи с обществом, даже если изменяется содержание учебников для начальных классов. Потому что любые изменения влекут за собой общественный резонанс… Как донести до родителей, что школа в XXI веке не может жить по законам прошлого века?

Росс МАКГИЛЛ: — Честно говоря, ответа на этот вопрос у меня нет. Врачам никто из пациентов не указывает, как лечить. Зато все охотно лезут со своими советами к учителям. В педагогике — все считают себя специалистами. Поэтому у меня к вам встречный вопрос — а знаете ли вы, как работает детская память? Вам известны особенности невербальной коммуникации? Язык тела? Психологические нюансы? Вы знаете, как мотивировать ребенка, создать ему ситуацию успеха? А как сделать так, чтобы ученику стало стыдно за свое поведение или свой поступок? Как поставить на место подростка, который из кожи вон лезет? Когда у тебя на уроке 30 человек, этим классом нужно уметь управлять. Ты должен говорить только по сути вопроса, потому что у тебя мало времени, а вот задач и дел на самом деле много. Надо от всех 30 воспитанников получить обратную связь, обеспечить условия, чтобы всем было комфортно работать. Но когда я готовлю учеников к экзамену, то, наоборот, создаю стрессовую ситуацию. Когда в 35 лет я остался без работы и мне сказали, что меня не желают видеть в школе, я решил, что я труп, у меня было очень много проблем со здоровьем. Умение действовать в стрессовой ситуации, в условиях неопределенности, непредсказуемости, сопротивляться внешним факторам — тоже очень важный жизненный навык. 

Гостю из Англии подарили символ - белых ворон. Многие из участников педагогической (не)конференции считают себя белыми воронами в школах, а EdCamp дает им возможность попасть в череду таких же, как ты сам.

— Могут ли дети учиться для удовольствия, а не для получения отметки? Вы можете представить себе школу вообще без отметок?

Данута СТЕРНА: — Мы вместе с коллегами из Центра общественного образования даже основали группы под названием Dzіecko bez stopnі — «Ребенок без отметки», в которой более тысячи учителей. Мы даже работаем в этом направлении, особенно в младших классах, потому что страх перед плохими оценками и поклонение хорошим формируются буквально с первых лет обучения. И чем позже в школу придут отметки в баллах, тем будет лучше для детей. Однако укоренять нашу философию очень сложно, потому что весь мир буквально «заболел» экзаменами и рейтингами. Мы никак не можем понять, что отметки служат только конкуренции за счет каких-то цифр. Все вынуждены доказывать, что твоя школа лучше соседней. Поверьте, что и без отметок в баллах обучение и движение вперед возможны, просто надо заменить оценки обратной связью, устным комментарием. Для педагогов это возможность вернуть в образовательный процесс наиболее слабых учеников, чтобы они получили лучшие результаты и были более успешными гражданами. Школьника надо сравнивать не с другими учениками в классе, а с самим собой. Каждый хочет слышать, прежде всего, о себе — о своих успехах и неудачах. Учащиеся не любят, когда их игнорируют, а похвала, если есть движение вперед, и подсказки, как улучшить свои результаты, — вместо оценки в баллах — их стимулируют… Обучение не будет эффективным, если лишить ребенка шанса на успех. И совсем другое дело, когда успехи признаются и оцениваются: в этом случае к обоснованной и конструктивной критике учащиеся отнесутся, скорее, как к полезной…

— В вашей стране школьники тоже жалуются на большой объем домашних заданий?

Данута СТЕРНА: — Эта тема часто возникает в Польше. По моему мнению, домашнее задание нужно задавать только тогда, когда это на самом деле необходимо. Я знаю из исследований известного австралийского профессора Джона Хэти, что польза от выполнения таких заданий увеличивается с возрастом. В профессиональной литературе говорится, что время на домашнее задание вычисляется по следующей формуле: 10 минут нужно умножить на класс, в котором учится ребенок. Например, в первом классе — это 10 минут в день, во втором — 20, в пятом — 50 минут. 11 класс — 110 минут (это около двух часов в день на все предметы).

Данута СТЕРНА:  “Обучение не будет эффективным, если лишить ребенка даже шанса на успех”.

Лично я как учитель (Данута преподает математику. — Авт.) начала предлагать домашнее задание на выбор, что значительно улучшило качество его выполнения учениками. Никогда не выставляю отметки за домашнее задание, которое задаю: стремлюсь, чтобы учащиеся осознали, что это задание — необходимость, а не обязанность.

Мотивация мало дружит с чувством долга. Ученик должен иметь внутреннюю мотивацию для обучения, и на это учитель может повлиять через интересные уроки, составленные с учетом интересов разных учеников в классе, корреляцию программы с реальной жизнью. Осознанное обучение — это когда учащийся знает, зачем и почему он учится. Я лично делаю ставку на формирующее оценивание (в Беларуси — активная оценка). В моем блоге, https://osswіata.pl/sterna/, можно найти много практических статей о влиянии учителя на мотивацию учеников.

Что касается того, чтобы ученикам давалась полная самостоятельность, я считаю, что это опасно. В Польше были созданы так называемые демократические школы. Некоторые из них имеют выдающихся педагогов, горящих, вдохновленных идеей, и там все хорошо. Но мы не можем рассчитывать, что в каждой школе учителя способны научить своих воспитанников ответственно пользоваться полной свободой. Поэтому, по моему мнению, лучше создать ситуацию, чтобы ученик мог выбирать, но из определенного круга предложений, а не между учебой и тем, чтобы вообще ничего не делать и не учиться.

— А вы лично стали бы запрещать мобильные телефоны в школе?

Росс МАКГИЛЛ: — Да! Кто знает, какие пользовательские условия установлены для отдельных мобильных программ в телефонах? Важно, чтобы школы контролировали эти вопросы для защиты детей и их психического здоровья.

Данута СТЕРНА: — Я не вижу в этом проблем. Считаю, что они могут быть полезны при обучении, например, для поиска быстрой информации на уроке. Деловая атмосфера в классе очень зависит от отношений, складывающихся между учителями и учениками, а уроки можно проводить так, чтобы телефоны не мешали, а помогали.

— Вы знакомы с системами образования разных стран. Скажите, какие из них вам наиболее импонируют? Может быть, стоит взять что-то у финнов, китайцев, сингапурцев, соединить их самые сильные стороны, и тогда мы получим школу, которая всех устроит: и учителей с родителями, и педагогов?

Данута СТЕРНА: — Мне наиболее близка финская система. Но я думаю, что ее нельзя автоматически транслировать другим странам. Финны работали над ней много лет. Я однажды спросила у финского чиновника, как у них проверяется качество работы учителей, и он мне ответил, что они очень давно отказались от контроля! Давайте и мы перестанем проверять и оценивать, а лучше будем ПООЩРЯТЬ. Системы, ориентированные только на получение знаний и стимулирование конкуренции, я просто не выношу.

Данута CТЕРНА:  “Сложно требовать от педагога быть новатором, когда его загружают разными обязанностями сверх меры”.

Росс МАКГИЛЛ: — Сложно и бессмысленно сравнивать системы образования в разных странах. Нельзя просто взять и скопировать чужую школу. Надо смотреть, что подходит именно нам. Мой совет: возьмите то, чему можно поучиться, и пропустите через свой национальный контекст.

Все начинается с честных, сложных и прозрачных дискуссий на всех уровнях. Я верю, что любой учитель может формировать политику в сфере образования. Важно, чтобы общество наконец нас услышало. Сотрудничество и диалог с педагогами — это важный момент для будущего школы.

Надежда НИКОЛАЕВА

Фото предоставлено организаторами EdCamp Belarus-2019

Название в газете: Правяраць ці заахвочваць?

Выбор редакции

Экономика

О сотрудничестве с Татарстаном — на конкретных примерах

О сотрудничестве с Татарстаном — на конкретных примерах

Здесь довольны белорусским транспортом.

Общество

Что посмотреть в Пскове?

Что посмотреть в Пскове?

Корреспондент «СЕ» посетил древнерусский город.