Вы здесь

«Люди думают, что всемогущие, и — разбиваются»


​Так ли опасен парашютный спорт, как кажется на первый взгляд?

Расстояние в три тысячи метров до момента открытия парашюта спортсмен пролетает за минуту, а средняя скорость свободного падения человека, выпрыгнувшего из самолёта, — 180 км/ч. Эти цифры наводят страх? Зря… Парашютизм считается одним из самых безопасных видов экстремального спорта, зафиксированное количество прыжков со смертельным исходом составляет всего 0,025%, то есть 2,5 случая на 100 тысяч прыжков.


Белорусские спортсмены сегодня в числе лучших в соревнованиях по классическому парашютизму, наши соотечественники в этом направлении парашютного спорта выигрывали чемпионаты мира, становились призёрами этапов Кубка мира и занимали высокие места на чемпионате мира среди военнослужащих, который считается одним из самых сильных турниров. По окончании парашютного сезона в Беларуси о тонкостях, опасности и экстремальных случаях в парашютизме рассказала победительница этапов Кубка мира 2018 и 2019 годов в женском командном зачёте Александра Садовникова.

Парашютизм не умирает

В Беларуси сегодня развито одно из направлений парашютного спорта — классический парашютизм, его сильная школа осталась ещё со времён Советского Союза. Классический парашютизм состоит из двух дисциплин — точность приземления (парашютист выпрыгивает с тысячи метров, практически сразу раскрывает парашют, главная задача — приземлиться в мат, на котором находится датчик, и попасть в него пяткой) и индивидуальная акробатика (прыжки с 2200 м, парашютист должен разогнаться, собраться в максимально плотную группировку и скрутить комплекс из фигур (четыре спирали, два сальто). Всё это снимается оператором на видеокамеру с земли, потом оценивается судьями.

— По точности приземления белорусская команда всегда привозит медали с Кубков мира, чемпионатов мира и Европы, соревнований военнослужащих, — рассказывает Александра. — К сожалению, более современные дисциплины в Беларуси пока не развиты, но уже есть предпосылки для их развития. Чтобы заниматься фрифлайингом или фристайлом, нужен хороший самолёт и большая высота, прыжки должны быть не ниже 4000—4200 м, а у нас, к сожалению, такой самолет появился совсем недавно, пока его не дают для спортивных прыжков.

В Беларуси регулярно проводятся чемпионаты страны по парашютному спорту, чемпионаты Вооружённых Сил и парашютно-атлетическое многоборье (прыжки с парашютом, бег и плавание). Из мировых турниров самыми престижными традиционно являются чемпионаты мира и Европы, а также чемпионат мира среди военных. Александра пока не попадала на эти турниры, но участвовала в Кубках мира, в прошлом и этом году. Саша одержала победу в женском командном зачёте.

— Чтобы стабильно попадать в состав национальной команды, нужно показывать очень хорошие результаты в обеих дисциплинах, а у меня пока «хромает» акробатика. Для неё нужно много прыжков, плюс хороший тренер и много занятий на земле, — объясняет девушка.

Главными конкурентами для белорусов в классическом парашютизме сегодня являются китайцы, россияне, итальянцы и немцы.

— В нашем виде спорта идёт борьба, результаты бывают довольно неожиданные, — рассказывает спортсменка. — На самом деле, парашютный спорт сейчас очень популярен в мире, например, на Кубке мира в Италии было 40 команд, по пять человек в каждой. Когда я начинала прыгать, восемь лет назад, все говорили, что классический парашютизм умирает, а теперь я вижу, что появляются молодые спортсмены, юниоры, становится больше соревнований, появляются спонсоры.

«У меня 1400 прыжков, считается, этого мало»

Как правило, активный тренировочный сезон парашютисты начинают в апреле, а сборы — в начале мая. Прыгают парашютисты аж до октября — ноября, но этот год из-за погоды стал исключением.

— Прыгаем четыре дня в неделю, практически целый день, когда хорошая погода, можем совершить восемь-девять прыжков. Это идеально. Если погода плохая или народу много, получается сделать всего три прыжка, во время их допускаешь ошибки, но уже не успеваешь их исправить. Перестаём прыгать, когда становится холодно, мокро и облачно. За сезон совершаем около 250-300 тренировочных прыжков, а всю карьеру у меня их 1400, считается, этого мало.

Александра рассказывает, что во время зимнего перерыва важно сохранить хорошую физическую форму, ведь ежедневные прыжки дают серьёзную нагрузку на спину.

— В акробатике задействовано всё, поэтому в идеале, не только летом надо уделять внимание физической подготовке и прыжкам, но и зимой, например, ходить в бассейн, чтобы укрепить спину. Хотя, конечно, в нашем виде спорта есть исключения, например, прыгают люди, которым за 50, казалось бы, физически они не так подготовлены, как молодёжь, но тренировками у них уже всё настолько отточено, что возраст не помеха.

Идеальная погода для парашютного спорта — 20 градусов тепла, ветер 3—5 м/с и небольшая облачность. Самые опасные погодные условия — сильный ветер.

— В жару прыгать неудобно — быстро устаёшь, когда совершаем по восемь прыжков в день, успеваем только укладывать парашют, перекусить удаётся во время заправки самолёта. Когда холодно — тоже некомфортно, приходится надевать много одежды, двигаться неудобно, руки и лицо мёрзнут. В ливень прыгать вообще нельзя, а вот когда дождь несильный — прыгаем. Когда прыгаешь, за счёт скорости падения и скорости самолёта, возникает ощущение, что в лицо сыплет град, хотя на самом деле идёт мелкий дождик, это очень неприятно. Самое страшное — сильный ветер, тебя может понести куда-то, на дерево, например. У меня такое было, парашют повис на деревьях, одна нога стала на какой-то сук, но я не могла полностью повиснуть, потому что там были тонкие сучки и парашют висел ненадёжно, приходилось держаться на руках. Хвоя оказалось высокой, метров 30, держалась так час и даже начала плакать от боли и напряжения.

«Вероятность несчастного случая небольшая, если всегда думаешь головой»

Первый прыжок с парашютом Саша совершила в 16, девушка говорит, что все помнят свои первые ощущения от полёта, обычно — это эйфория. Она не знала, что заниматься парашютным спортом можно бесплатно, и из-за этого прыгать дальше не стала. В профессиональный спорт Саша пришла довольно поздно — в 21 год (идеальный возраст для старта — 16 лет), первое время это отражалось, девушку не воспринимали как следует, думали, спорт для неё — дело несерьёзное. Саша доказала обратное, когда стала показывать хорошие результаты. Вскоре из-за парашютного спорта ей пришлось перестроить всю свою жизнь.

— Я почему-то никогда не занималась спортом в детстве, даже обидно, что родители в своё время не заставили. Не знаю, откуда у меня появились такие амбиции в 21 год, но парашютный спорт меня очень затянул, это уже образ жизни, там у меня друзья, даже мужа встретила на аэродроме. Сейчас получилось найти баланс между спортом и работой, у меня экономическое образование, но я никогда не работала по специальности, ближе пиар, маркетинг и коммуникации, долгое время я работала пресс-секретарём Белорусской федерации авиационного спорта.

Зарабатывать парашютным спортом у Саши не получается, а вот вкладывать деньги в это занятие нужно, поэтому иногда девушке приходится чем-то жертвовать.

— Если у меня стоит вопрос, что купить: шлем или платье, я, конечно, выберу первое, потому что на аэродроме провожу значительно больше времени, чем в клубах.

Про опасность в своём виде спорта парашютистка говорит с улыбкой.

— вероятность несчастного случая тут небольшая, если ты следишь за своим парашютом и всегда думаешь головой. Первый раз я прыгала самостоятельно, потому что считала, что прыгать с инструктором как-то несерьёзно. Сегодня никому не советую поступать, как я, это очень травмоопасно, то ноги ломаются, то получаются удары, а главное — кайфа никакого. Вываливаешься, парашют раскрывается сам, а ты просто болтаешься. Много травм и смертельных исходов сегодня происходит из-за появления маленьких высокоскоростных парашютов. Люди переоценивают свои силы, чтобы приземлить маленький парашют, на него надо переходить поэтапно, читать много теории, проходить курсы. Люди думают, что всемогущие, и разбиваются.

Страха прыгать у меня нет, боишься, когда идёшь делать что-то новое, хотя пару раз были экстремальные ситуации. Приходилось раскрывать запасной парашют, когда основной открывался слишком долго или открывался неправильно. Это не страшно, если знаешь, что делать в этот момент, надо принимать решения очень быстро, без паники. Поэтому в идеале еженедельно каждый должен отрабатывать свои действия в экстремальных ситуациях. Для этого у нас есть специальный тренажёр, залазишь туда, тебе обозначают проблему, и парашютист должен моментально показать свои действия в воздухе.

Александра признаётся, что во время аварии не успеваешь думать о последствиях, а вот потом, уже на земле, появляются страшные мысли.

— Следующий месяц кажется, вот-вот что-нибудь случится, но это проходит. Есть в парашютном спорте и очень приятные моменты.

— В каждом прыжке мы успеваем наблюдать за пейзажами, все места, куда мы ездим на соревнования, очень красивые — горы, озёра, набережная. Сначала смотришь вокруг, кайфуешь, а потом уже включаешься в прыжок.

Шансов на то, что парашютный спорт попадёт программу Олимпийских игр, очень мало, а вот смежный вид — аэродинамические дисциплины (для этого используется аэродинамическая труба, в которой воздух двигается вертикально вверх, что позволяет имитировать свободное падение. Такие трубы используются в развлекательных целях, для тренировки спортсменов-парашютистов и подготовки военных) близки к этому. Скоро такая аэродинамическая труба іFLY Mіnsk появится и в Беларуси).

Аэродинамические дисциплины развиваются сегодня бешеными темпами. Трубы появляются всюду, хоть это и недёшево. Много детей увлекается этим и выделывают в трубе невероятные вещи. Многие дисциплины переняты из воздуха, но появились и новые, только аэродинамические, дисциплины, уже стали проводиться чемпионаты мира, Европы и Кубки мира по этому новому спортивному направлению, — резюмирует Александра и надеется посоревноваться на мировой арене и в этом виде спорта.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Фотографии предоставлены героиней интервью

Выбор редакции

Общество

Доктор Комаровский: Посмотрите, как ели наши предки. И выжили

Доктор Комаровский: Посмотрите, как ели наши предки. И выжили

Он дал советы по поводу питания и не только..

Культура

В Глуше открыли бюст Алеся Адамовича

В Глуше открыли бюст Алеся Адамовича

Стоит напротив той самой «варшавки», которую писатель воспел в своей дилогии «Партизаны».

Общество

«Звязда» помогла ликвидировать стихийную парковку в Могилеве

«Звязда» помогла ликвидировать стихийную парковку в Могилеве

Внимание к проблеме заострил председатель уличного комитета микрозоны Подгорная-Подниколье Александр Пикуля.