Вы здесь

Весёлые истории читателей


«А женщина так и не пришла...»

setaliste.com.mk

Правду говорят, что осенью и воробей богатый. Ну просто не знаешь, чего и захотеть — приелись и арбузы, и виноград, и перцы с баклажанами… Всё со своего огорода.

Не приедается только картофель, если это Адретта. Но про неё потом, пока…

Надумалось как-то вспомнить детство — сварить себе кукурузы. Спеленькой да жёлтенькой, к сожалению, не дождалась. Мне и белая вкусной была. Неудивительно, что её — отварную — выгодно продавать. Говорят, разлетается как горячие пирожки. Продавцу соответственно — живая копейка, бизнес, по-современному говоря. А «сырья» для него можно и на колхозном поле собрать. Во всяком случае, было.

…В те годы тюрьма за «колоски» уже не светила, штраф в «двадцать пять базовых» (за что угодно) — ещё не светил . Я думаю, потому, что всё делалось «по просьбам трудящихся», а те «трудящиеся» в кукурузу пошли без спроса, ведь колхозная же не то же самое, что своя. Початок там — почти как рука от локтя до кисти: гонит растение, видимо, на селитре… Вал колхозам нужен, а про нитраты тогда никто не слышал.

Короче, люди торговали. Глядя на них, осмелела и баба Стёпа: сходила на поле, наломала початков (ну, прогонит, сказала, бригадир — так с другой стороны зайду), сварила их в печи — побрела на рынок. И не молча там стоит, а зазывает народ, чтобы покупал:

— Кукурузка! — кричит. — Сладенькая! Горяченькая!

К тому же, заметим, колхозненькая — неслабых размеров…

Поэтому в первый день бабуля мигом свой товар продала.

А уже потом купила — и булок, и селёдки, и «канхвет» мягеньких — даже платок себе! Поэтому почему бы завтра не съездить? И послезавтра… Не бабка, а «бизнес-леди» стала, сегодняшним языком говоря, хоть и с приставкой «стар»…

Так вот как-то стоит она, торгует. Покупатель — женщина. Ничего такого: аккуратно одета, средних лет. Единственное — смотрит не столько на товар, сколько на саму бабушку. Говорит:

Такая кукурузка у вас хорошая! Как она такая выросла?

Бабка, не растерявшись:

Так в низиночке же мой огород (плац по-нашему). Там чистый чернозём и воды хватает… Вот она и растёт.  

 (Ага, — я от себя добавлю, — «низиночка» у бабы Стёпы, чернозём… Дом на пригорке стоит, плац на песочке… Даже трава не хочет расти.)

Но покупательница же бабушке поверила, взяла аж десять початков и пошла.

А через несколько минут — вернулась — с арбузом, тогда — лучшим угощением:

— Это вам, — говорит. — Возьмите. Я на вас посмотрела, — словно маму свою увидела. Вы так на неё похожи! Дай вам бог здоровьичка!

И ушла.

А бабульке — хоть сквозь землю провались! Ведь она же (говорила) ничего в жизни не хотела больше, чем маму свою увидеть — живой, «хоть бы сквозь щёлочку!»… А тут чья-то дочка смотрела на неё, принимала её за свою, за родную, а она ей соврала.

И так бабушке стыдно стало, что за кукурузой больше — ни ногой. Лучка какого наберёт, яиц, «чосничку» (у нас так говорят), и на базар.

Всё стоит там, ждёт, что ещё раз та покупательница подойдёт… Она угостила бы.

Но женщина так и не пришла.

Вот как было.

Как стало? Да стоит ли говорить? Обман ради денег уже как будто и не обман .Никому ни за что не стыдно. Я сама сталкивалась.

У меня любимый картофель есть — Адретта. С прошлого века ведётся. В последнее время, думаю, надо семена обновить. Кинула клич — один знакомый привёз. Сказал, что в Минске на Комаровке нашёл, какая-то бабулька продавала: божилась, что Адретта.

Купил человек (и немаленькие же деньги отдал), а там такая «Адретта», как я Римский Папа, и бабуле же, выходит, не стыдно?

Стыдно почему-то мне — за неё, за всех, кто живёт с обмана.

Софья Кусенкова, д. Лучин, Рогачёвский район.


Заяц на четверых

shkolazhizni.ru

Говорят, что лучшие фантазёры не писатели-сказочники, а охотники, рыболовы и грибники. Это они со ста метров могут попасть белке в правый глаз, вытянуть из речки трёхметровую щуку, а грибы («одни боровики!»), так те сами, нахрапом, в корзины к ним лезут.

Наслушался я подобных историй. Но одна из них казалась правдивой, к тому же рассказывал ее не «профессионал», можна сказать, любитель.

Ему и слово.

«На охоте к тому разу я был только дважды, — в первую очередь признался Андреевич. — А тут, значит, третий, мы едем в лес. Погода — ну просто на заказ: ночью снежок прошёл, днём — небольшой морозец.

На опушке останавливаем машину, делаем по рюмке — остальное, говорят, после охоты. Потом самый опытный из нас разводит других по местам, ставит задачи. Меня, например, оставляет на перекрёстке лесных дорог, говорит, куда смотреть, и когда не медлить с выстрелом. Я внимательно слушаю и держусь потом минут пятнадцать: стою — как у мавзолея. Но начинаю скучать: лай собаки далековато, зверя не слышно, или ...

Наверное, от напряжения почудился шорох за кустами можжевельника. Я «в ружьё», даже шаг вперёд сделал. Впустую — тишь да снежная белизна вокруг. Никакого смысла, думаю, в неё вглядываться, к тому же когда знаешь, что всё зависит от шанса: можно (охотники говорили) кабана сразу под выстрел «подогнать», а можно за полдня зайчонка не увидеть ...

Короче, через полчаса я уже спокойно переступал с ноги на ногу и смотрел не туда, куда велели.

А дальше — больше, как говорится: ещё через несколько минут достал из кармана фляжку с коньячком — проглотил ... Вмиг на душе потеплело: песня из нее попросилась, но я «не выпустил» — пока.

Через полчаса снова приложился к фляжке, присел на сломанную березу, спиной прислонился к крутой сосенке ... Не жизнь, — сам себе думаю, — а просто малина: чистенький воздух, тишина, тепло, ведь на мне шубка, ватные штаны и валенки...

Ноги в них «несут» в любимое кафе, к знакомой девушке, которая так нежно гладит руку...

А тут что-то тресь!

Я глядь и обомлел: лось. Метрах в десяти. И уставился — как я на него: с не меньшим удивлением ...

Сколько времени мы так смотрели, сказать не берусь: мне показалось — целую вечность, за которую в снег, на землю съехала моя винтовка. И тихонько, как будто, но лось услышал - прыгнул в сторону и, ломая кусты, побежал в чащу.

... После этого я уже не дремал. И о фляжке забыл, хотя стресс снять, может, и надо было.

А тем временем откликнулись ребята, собралисьвместе. Один стал клясться, что его собака с осинника выгнала лося. И он просто должен был появиться на одной из двух тропинку, где в засаде стояли охотники. «Неужели никто не видел?» — спрашивал он. «Нет», — дружно заявили те. А я-то ещё и добавил, что у меня даже и заяц не проскочил бы! — «Жаль, — признали ребята. — Хороший «улов» мог быть. А так — придётся зайца делить. На четверых».

Виктор Соболевский, г. Узда


Особенности национальной охоты

Мой односельчанин Володя родился в Казахстане, и ничего удивительного в том нет: его родители, как, кстати, многие семьи, в начале 60-х уехали на освоение целины, а потом вернулись. Так что своё «иностранное» детство Володя помнит слабо — словно сквозь сон, зато приезд на родину в памяти, наверное, до конца.

Тогда в дом сошлись, может, с полдеревни: родные, друзья, соседи ... Всех интересовало, какая она — жизнь на чужбине, какие там порядки, какие зарплаты. К тому же целинники всем раздавали гостинцы, в частности — чёрный молотый перец. Во время тотального дефицита он был очень кстати, а если учесть долгожданное время жарки кабанчиков...

На огонек к целинникам пожаловал и дядя Иван: с охоты шёл — с двустволкой за плечами, с добытым зайцем в вещмешке ... Не отказался, конечно же, от предложенных ста граммов — за приезд.

Короче, взрослые сидят, что называется, рюмкуют, а малой глаз не сводит с дядиного ружья.

«По-видимому, охотник будешь? — перехватив взгляд Володьки, отметил дядя Иван. — Правильно! Ведь тебе для этого даже ружьё не нужно. У тебя другое «оружие» есть. (Дядя перевёл свой взгляд на мешок с перцем, в котором, оставалось ещё с половину.) Бери, брат, этот продукт и в лес. Далеко ходить не надо — за сарайчиком начинай: не жалея, перчим каждый пенёк. К ним со всех уголков зайцы сбегутся, а нюхнуть и на чих «пробьёт» — аж головы о пни поразбивают ... Тебе останется только добычу собрать».

За столом дядин юмор отметили очередной рюмкой и, возможно, забыли бы, если бы через несколько дней не увидели, что мешок с перцем куда-то ... исчез. И, что называется, с концами: Володька сходил на охоту.

... За потерянный продукт родители его строго не наказывали, однако дядя Иван в дом «целинников» ещё долго не заходил. Боялся, видно, что подсыпят перца— за его науку.

Геннадий Мищук, д. Вотчина, Малоритский район.


Рубрику ведёт Валентина ДОВНАР

От неё же — напоминание, что все «весёлые и правдивые истории» печатаются в рамках конкурса — на лучшую. Определять и выбирать их, вот такие, в начале нового 2020-го будет небольшое редакционное жюри, но, по традиции, с «подачи» большого. То есть каждый из наших читателей может выбрать и прислать в редакцию свою десятку ... не рублей, а (по его мнению) лучших историй.

Что, возможно, интересно — со временем очень многие из них «читал бы и читал» (желательно не подряд). А потому — не спешите выбрасывать пятничные газеты. Пусть полежат: во время осенней хандры, возможно, как найдёте?

Выбор редакции

Общество

Доктор Комаровский: Посмотрите, как ели наши предки. И выжили

Доктор Комаровский: Посмотрите, как ели наши предки. И выжили

Он дал советы по поводу питания и не только..

Культура

В Глуше открыли бюст Алеся Адамовича

В Глуше открыли бюст Алеся Адамовича

Стоит напротив той самой «варшавки», которую писатель воспел в своей дилогии «Партизаны».

Общество

«Звязда» помогла ликвидировать стихийную парковку в Могилеве

«Звязда» помогла ликвидировать стихийную парковку в Могилеве

Внимание к проблеме заострил председатель уличного комитета микрозоны Подгорная-Подниколье Александр Пикуля.