Вы здесь

Зарисовки из паломнической поездки в Иерусалим


Ну вот и свершилось моя мечта. Я сижу в микроавтобусе и не могу поверить, что скоро воочию увижу библейские места и даже зайду в святая святых — Кувуклию —​ самое сокровенное место Храма Воскресения Христова, куда на Пасху сходит благодатный огонь. У меня есть о чем попросить Бога, когда я спущусь на колени перед священным его каменным ложем — тем самым, на котором библейские женщины-мироносицы не застали снятого с Креста Спасителя. Помните? Их встретил ангел. «Что вы ищете живого между мертвыми? — сказал он им. — Его нет здесь: Он воскрес! »


Камень помазания, куда положили снятого с Креста Христа.

Могилев — Киев — Тель-Авив

Наш микроавтобус стоит во дворе могилевского храма Трех Святителей. Нас всего 19 человек. Желающих было бы больше, но поездка не из дешевых. Семь дней — 800 долларов, но это с перелетом, трансфером (в том числе по Израилю), гостиницей и даже питанием. Объявление о поездке появилось в церковной лавке еще весной. При желании деньги можно было собрать. Но мало кто решился отдать их за семь дней в Иерусалиме. Пока мы сидим в микроавтобусе, отец Николай, который сопровождает нас до Киева, тихо читает молитву. Потом небольшая перекличка — все ли на месте? Наконец машина трогается.

Пассажиры маршрутки — в основном женщины. Одной из паломниц 80 лет, но она даже не колебалась, ехать или нет. Для 58-летней Елены поездку частично спонсировал сын. «Он, —улыбается женщина, — с детства мечтал отправить меня в Божий Город». Женщина верующая, и сын знал, что для нее эта поездка — самый желанный подарок. Еще, чтобы совершить путешествие, она продала корову. «Я от нее в любом случае избавилась бы, она уже старая была», — как бы оправдывается женщина.

У каждого своя причина посетить Святую землю. Рядом со мной сидит Надежда. Она рассказывает, что сделала в молодости аборт и очень переживает из-за этого. Даже после того, как этот грех исповедовала. Вообще у каждого что-то свое сокровенное, свой скелет в шкафу. Кому-то хватает смелости говорить об этом вслух, кто-то предпочитает молчать. И это его право.

Виа Долороса проходит через торговые ряды старого Иерусалима.

Внезапно речь заходит о Мертвое море. Это одно из тех библейских мест, которые мы имеем посетить. Соленое озеро, как его еще называют, сегодня считается одной из популярных в мире водолечебниц. И, наверное, любая женщина знает израильскую косметику, созданную на основе воды Мертвого моря. Но у православных до этого природного образования осторожное отношение. Помните историю о городах Содоме и Гоморре, стертые Богом с земли? В интернете можно найти информацию, что именно на дне Мертвого моря английские археологи обнаружили древние руины тех городов. Несколько моих спутниц сразу же заявили, что ни за какие богатства не станут окунаться в порочные воды. «Но ведь надо кому-то проверить законы физики», — философски отмечает одна из моих спутниц, которая преподает в школе этот предмет. Кстати, в отличие от меня, она так и не рискнула окунуться в воды Мертвого моря. Только ноги немного намочила.

В Киеве мы должны присоединиться к украинским паломникам. Группа сразу же увеличивается более чем до 50 человек. Собственно, именно украинский православный паломнический центр «Истоки» и организовал поездку. Мы знакомимся со священником — отцом Александром, на эти семь дней становится нашим духовником. Ему немного за сорок, но он уже архимандрит. В церковной иерархии это высокая ступень. Нам раздали папки, в которых находятся билеты на самолет, и полезные листовки, где указаны номера телефонов, по которым связываться в случае непредвиденных ситуаций, расписание паломнических поездок украинского православного центра, ваучер на проживание в Вифлеемской гостинице.

Вылет в три часа ночи. Красного цвета самолет авиакомпании «Роза ветров» уже ждет нас на посадочной полосе. Все его пассажиры — а это 218 человек — паломники.

Претория, где римский прокуратор Понтий Пилат совершил суд над Иисусом.

Наличие визы не гарантирует въезда

Ночь. Но сон сильнее волнения. Вдруг открываю глаза и прихожу в восторг от картинки в иллюминаторе. На небе еще не погас месяц, но он формой напоминает не привычный каждому белорусу серп, а коляску, похожую на ту, что венчает мусульманские минареты. Солнышко уже покрасило полоску неба вдоль земли в ярко-красный цвет. Под нами легкие облака, и кажется, что еще минута — и из-за вон той пушистой перины покажется лицо легкокрылого херувима, подобного тем, которые изображены на полотнах художников эпохи Ренессанса. Самолет рейсом Киев —Тель-Авив приземляется в аэропорту Бен-Гурион в шесть часов утра. Но вздыхать с облегчением еще рано. Ведь еще не факт, что тебя пустят на территорию страны, к которой ты уже долетел. Безвизовый режим — вовсе не гарантия: все зависит от решения израильской службы безопасности. А она очень настороженно относится к своим гостям. Еще в Могилеве нас предупредили, что с израильскими пограничниками лучше не шутить, общаться надо спокойно, ни в коем случае не спорить. Вопросы же могут быть самые неожиданные. Не исключено, что проверят даже мобильный телефон, чтобы выяснить, есть ли знакомые в Израиле. Эх, рекомендовал же батюшка взять с работы подтверждение, что я работаю и повода остаться в чужой стране у меня нет. Но, как всегда, хорошая мысль приходит после. С грустью смотрю на большую очередь передо мной, которая тянется вон до того далекого окошка, и стараюсь не думать о плохом. Но когда видишь, как очередной человек не получил паспорт на руки, а отправился куда-то для дальнейших переговоров, становится немного не по себе. Когда подходит моя очередь, единственное, что мне хочется, — чтобы все это закончилось как можно быстрее. Молодой человек за стеклом сверяет меня с фото в паспорте и начинает допрос. «Цель вашего визита?», «С кем приехали?», «Есть ли в Израиле знакомы?», «А семья?», «Место работы?», «В качестве кого?», «О чем пишете?» парень еще раз сканирует меня пронзительным взглядом и ... протягивает паспорт с бумажкой, которая дает мне право находиться на территории Израиля. Едва сдержалась, чтобы не закричать: «Ура!» Все еще на ватных от волнения ногах иду получать багаж. Стрелки часов показывают почти 10 часов утра. Но группой — а это, напомню, 50 человек — получается собраться только в обед (последняя паломница присоединяется к нам уже в гостинице под вечер). К сожалению, из 19 белорусов остается только 17. Двум мужчинам из Бреста, которые присоединились к нам в Могилеве, отказали во въезде, а их 750 долларов на каждого (сумма вносилась заранее) ушли в неизвестном направлении. Жаль соотечественников. А еще нашего белорусского организатора, которому Владыка запретил заниматься этой деятельностью. Кто-то вслух предположил, что мужчины, наверное, хотели остаться здесь работать. Но это только предположение. Просто таких случаев, говорят бывалые, очень много. И все-таки израильские пограничники немного дали маху. В последний день, когда мы уже сидели в полном смысле слова на чемоданах, одна девушка из украинской группы предупредила соседку по номеру, что ей с нами больше не по пути, и ушла в неизвестном направлении. В аэропорт она так и не приехала.

Храм Воскресения Хрис­та.

С видом на Вифлеем

29 сентября жители Израиля отметили Новый год — 5780-й от сотворения мира. Праздник называется Рош ха-Шана и празднуется несколько дней. На эти дни в страну приезжает много народу — в том числе паломников. Наши организаторы специально подгадали время, чтобы у нас была возможность сэкономить на билетах и ​​проживании. В такие дни цены ощутимо ниже.

Иерусалимский гид Александра терпеливо ждала нас в аэропорту все те долгие часы, пока мы проходили пограничный контроль. Сама она из Одессы, но в стране живет более 20 лет. Паломнические поездки — это ее бизнес. И мы это быстро почувствовали. Буквально на следующий день она привела нас в магазин к своему знакомому, где нам разрешили купить сувениры за полцены. Но уже на следующий день стало понятно, что все это можно было приобрести еще как минимум наполовину дешевле в других местах.

Мы живем в Бейт-Сахуры (долине пастушков) в отеле, который содержит арабский семья. Она же готовит для нас шведский стол. В меню постоянно мясные, рыбные блюда, овощи, рис, макароны, сыры, оливки, которые здесь растут на каждом шагу. Они очень вкусные, но их еще надо уметь приготовить. Попробовала одну с дерева и сразу же пожалела: ну и отрава! Самый востребованный продукт в стране — вода: пить хочется постоянно. На улице настоящая парилка — за 30 с плюсом. Вокруг финиковые пальмы, цитрусовые деревья, экзотические цветы и кактусы. Но все это в основном в населенных пунктах, где живут люди. Большей частью Обетованная Земля — ​​это высушенная солнцем земля с редкими деревьями. Но, как уточнила наша гид, проблема с растительностью в Израиле  до первых дождей. Где-то с октября они некоторое время идут непрерывно. Страна превращается в цветущий оазис.

В Вифлееме много верующих. Из окна гостиницы можно увидеть купола православного храма и башню мусульманской мечети. Засыпаешь под звуки горячей молитвы и прасыпаешся под нее. Сначала начинает петь мулла, потом его тягучий пронзительный крик перекрывают благозвучные голоса православных колоколов. Утро поет на все лады храмы, петухи, певчие птицы, автомобильные клаксоны. Жизнь кипит, пока не началась жара, потом немного замедляется и снова просыпается под вечер. У нас большая паломническая программа. Поэтому скорее завтракать и вперед по старо- и новозаветных местах. Те, кто прихватил Библию, могут сверять ее на месте вещественные доказательства того, что там написано, на каждом шагу. У меня с собой Библии нет, но все чудо в том, что из глубин сознания начинают всплывать сакральные тексты. И ты чувствуешь, как все острее проникаешься теми событиями.

Виа Долороса

Желто-белый камень старинных зданий, серая мостовая, нагретая иерусалимском солнцем так, что кажется: плесни на нее водой — зашипит. Сегодня пятница, тот самый день недели, когда покарали Христа. Мы спешим в старый Иерусалим, чтобы на месте пережить те последние минуты его жизни. Виа Долороса (скорбящих путь) — та самая дорога, по которой вели на Голгофу Христа. От Претории (крепости Антония), где вынесли приговор покарания, и к Голгофе (сегодня здесь Храм Воскресения Христова) мы идем по узким торговым рядам арабского квартала. Нужно сконцентрироваться, а с боков тебе предлогают то крестики, то магниты с видами святых мест, то гранатовый сок, который делается на твоих глазах. Соблазнов много: так хочется повертеть в руках вон ту куклу, а вот этот рюкзак так подходит к моей обуви. О чем это я? Вот здесь много веков назад шел истощенный, оскорбленный, осужденный на нечеловеческие страдания Христос, а в голове откуда-то берутся потребительские мысли. Можно, оказывается, предавать неосознанно. Приходится возносить над собой плетку (достаточно мысленно) и больше не смотреть по сторонам. Немного не по себе от вооруженных людей с автоматами через плечо. Это, объясняет гид, представители Иерусалимского исламского совета, патрулирующих территорию. Вообще старый город Иерусалима сегодня стал местом противостояния трех религий: ислама, христианства и иудаизма. Даже Храм Воскресения Христова разделен между православными, католиками и армянами. Ежедневно здесь совершаются три литургии. Этот храм — Пресвятой место для паломников со всего мира. Здесь одновременно звучат десятки языков. Он построен на месте распятия Христа, его погребения и воскресения. Во времена тех событий Голгофа находилась за городскими стенами. Теперь она внутри храма. Первые христиане так ценили это место, что римский император Адриан построил здесь языческий храм Венеры, чтобы лишить их этой святыни. Но таким образом только обозначил святое место. В IV веке император Константин возвел здесь красивый храм в честь Христа. Он пережил несколько разрушений, но все-таки был восстановлен и стоит до сих пор.

Место почти мифическое, здесь чувствуешь себя пылинкой в бездонной вселенной. И только покаяние приносит облегчение ...

Нелли ЗИГУЛЯ, фото автора

Иерусалим

  • Продолжение будет.

Название в газете: Святыні зямлі Запаветнай

Выбор редакции

Экономика

Подешевеет ли жилье в следующем году?

Подешевеет ли жилье в следующем году?

А что в столице — то и в регионах.

Общество

«Тут у некоторых по два высших образования». Рассказываем, как и чем питаются бездомные

«Тут у некоторых по два высших образования». Рассказываем, как и чем питаются бездомные

Они по разным причинам остались без дома и средств на проживание.

Общество

Что такое «тихий» инфаркт, и кому он угрожает

Что такое «тихий» инфаркт, и кому он угрожает

Рассказала врач Наталья Карпук.