Вы здесь

Житель Жодино Геннадий Пузанкевич доехал на велосипеде из Беларуси до Владивостока


— О, так здесь вас все знают! — кричу я в машине, пораженная тем, что на протяжении всей дороги к дому Геннадия Константиновича нас приветствовали прохожие — взрослые и дети. Как тут не знать, когда рядом живет человек, который привез со всего мира бабочек, ночевал в хижине вожака племени в экзотической Индонезии, а относительно недавно сел на велосипед и с родной Судобовки (район Жодино) приехал ... на Дальний Восток.


«На вершинах снег лежал, а я — в тапках ...»

Геннадий Пузанкевич не был отличником в школе. А вот что ему нравилось, так это писать эссе на вольные темы. Потом он пошел работать лесником, сам построил дом-усадьбу, которая и сейчас поражает своим таинственным видом. Влекло путешествие, движение, дикая природа. Поэтому появилось желание побродить по тропикам, попробовать гранат, сорванный с дерева, поиграть с лемурами и погоняться за бабочками на острове Цейлон, Мадагаскар и много еще где.

Мечты сбываются — путешественник из Жодино может этим похвастаться. Но одна вещь фотографировать хитрых лемуров и хамелеонов, другая — людей, которые там живут:

— Купили на рынке поросенка, сигарет и пошли знакомиться ... У каждого племени в той же Индонезии (а их там, может, сотни) — свой образ жизни, свои традиции, привычки. Какое-то слово где-то имеет один смысл, а в другом месте — совсем не такой. Нужно уметь находить правильный контакт с такими людьми, потому что даже жестом руки ты можешь обидеть человека. И без проводника лучше не идти вообще.

Геннадий Константинович своей простотой, искренностью привлекал внимание местных жителей. Однажды вождь племени даже пригласил путешественника в гости — в свою хижину, сделанную из травы и веток.

— Домик у него была двухэтажный, если можно так сказать. Высотой где-то под два метра. На первом уровне жена вожака спит с детьми, а мы полезли на второй ярус. А еще специально для нас местные жители разыгрывали бой. Имитация, но по-настоящему: копья, топоры, крики. Зрелище!

Бывал Геннадий Константинович и в таких племенах, которые в недалеком прошлом занимались даже каннибализмом. Здесь наш путешественник был особенно осторожен во всех своих движениях и словах.

На Килиманджаро поднимался с группой. Но дошел один. На горе были три финиша (на разных высотах), и далеко не все решались подниматься после первого. Геннадий Константинович признался: «Было сложно, потому что воздуха на высоте мало, ощущается давление. На вершине снег лежал, а я в тапочках был ... Да! Я путешествую в легкой обуви. Мне хорошо».

С Жодино до Владивостока за четыре месяца

— Первые километры морально давались тяжело. Ехал и думал: зачем? Сидел бы дома, хозяйство вел ... Но на моем пути попадались люди, самые разные. Они вежливо встречали меня, поддерживали морально и финансово. Я искренне благодарен всем, с некоторыми общаюсь и сейчас.

Экономить приходилось на всем. Покупал Геннадий Константинович в основном запчасти для транспорта. Ел Роллтон — хорошо, если кто угощал нормальной едой. Причина не только в финансах. Велосипед — не машина, весь багаж нужно тянуть самому. Кажется, взял только необходимое для путешествия, однако вес вместе с велосипедом получилось около 50 килограммов. Представьте, что этот груз путешественник протащил через 10 760 километров! Вдоль Байкала ехал почти трое суток, видел его прозрачность и величие. Плюс самостоятельной поездки в том, что в любой момент можно остановиться и посмотреть окрестности, сфотографировать. Геннадий Константинович все старался сохранить не только в своей памяти, но и в фотоаппарате. Если вдруг в сопках «ловила» мобильная связь — скорее отправлял СМС семье, которая, конечно же, волновалась и ждала новостей.

— Расстояние между Читой и Хабаровском — около 500 километров. За этот отрезок дороги не попал ни один населенный пункт. Были проблемы с водой. Но заехал! За четыре-пять дней где-то ...

Геннадий Пузанкевич каждый день старался преодолевать не менее ста километров. Его встречали разные люди, многие приглашали к себе, угощали обедом и удивлялись такой необычной и даже опасной идеи. И чем ближе делалось последняя отметка на карте — Владивосток — тем скучнее становилось нашему путешественнику.

— Печально стало. Цель почти достигнута, и что? Ну доеду я до Владика, а потом? Такие мысли были. На въезде в город, кстати, чуть под машину не попал ... А потом «отпустило». После решил отлучиться от основного маршрута, побывал на Сахалине и в Саянах. Назад, в Судобовку, добирался на поездах.

Серые квадраты Пузанкевича

В периоды «затишья» Геннадий Константинович тоже не тратил время. Кроме живых лебедей (обоих он называет одинаково — Гоши), высаженных деревьев и кустов, привезенных с Дальнего Востока, можно увидеть чучела диких зверей и птиц, бабочек и жуков. Токсидермией занимается с 1974 года. И сейчас в его мастерской находятся экспонаты, которые нужно подлатать, а кто-то только получает здесь «вторую жизнь». Повсюду материалы для работы, на столе чертежи, линейки, иглы... Увидев часть этого процесса, могу сказать, что работа достаточно кропотливая, требует терпения и выдержки, если не сказать сдержанности.

Так, в доме хозяин держит личного волка, медведя, нескольких павлинов и сов... Сложно перечислить, сколько застывших глаз смотрит на тебя из угла и стен. Поэтому ночных злодеев токсидермистам нечего бояться! На отдельной стене висят, как говорит сам хозяин, «серые квадраты Геннадия Пузанкевича». Под ними то, что боится солнечного света, то, к чему нельзя прикасаться, и все, что мы можем, — это наблюдать за красотой творчества природы: под «серыми квадратами» хранится коллекция бабочек с разных уголков мира. Невозможно обнаружить более красивого, потому что каждый имеет уникальную окраску и форму крыльев. Кроме бабочек, тут же спят жуки разных видов, многоножки, пауки, среди которых я узнала только тарантула ...

На улице — настоящее хозяйство. Минуя огород, можно увидеть Горлиц, которые, кстати, недавно обзавелись птенцами, цаплю, фазанов, гусей, лебедей и, конечно же, кур. В конце немалого двора есть пруд, который хозяин сам когда-то оборудовал. В сезон сюда любят прилетать утки.

Сейчас Геннадий Пузанкевич работает в краеведческом городском музее. Работы много, и 59-летний путешественник из Жодино признается, что цель поехать на Дальний Восток не последняя ...

Екатерина КОСТЕВИЧ

Выбор редакции

Общество

Российские журналисты изучали опыт Беларуси по преодолению последствий аварии на ЧАЭС

Российские журналисты изучали опыт Беларуси по преодолению последствий аварии на ЧАЭС

Они побывали на нескольких предприятиях, в музеях и в радиационно-экологическом заповеднике.

Экономика

Как в Витебске делают подъемные механизмы

Как в Витебске делают подъемные механизмы

Корреспондент «СЕ» побывал на предприятии в Витебске, где изготавливают подъемное и специальное оборудование.

Общество

В Минске прошел финал IV Республиканский конкурс «Семья года»

В Минске прошел финал IV Республиканский конкурс «Семья года»

Самые активные и позитивные многодетные семьи со всех областей страны собрались в столичном Дворце культуры профсоюзов.