Вы здесь

Как стать гуру в литературе? Размышления молодой поэтессы


Кто такой творец во время стремительных технологий? Чем он живет и чем дышит? Для того чтобы найти ответы на эти и другие вопросы, мы пообщались с молодым белорусским автором Екатериной МОССЭ. В этом году она окончила лингвистический университет. Кроме того, занимается исследовательской деятельностью в области лингвистики и поэтики. Много рисует — последняя книга собеседницы вышла с ее собственными иллюстрациями.


— Когда у вас появились первые строки?

— В стихосложение (не сразу в поэзию, конечно) привела какая-то личная к этому склонность и детское предчувствие, что здесь есть что-то интересное, хотя у меня было очень много других увлечений. Сначала никто никакого значения этому не придавал, ведь, наверное, все дети в свое время выдумывают какие-то стишки. А у меня в определенный момент — лет в десять — возникла непреодолимое желание ... выпустить собственную книгу. Как ни странно, со временем мечта осуществилась, и обычная детская забава переросла почти что в профессию.

— А как сейчас реагируют на то, что вы поэтесса?

— В основном с интересом, потому что это, пожалуй, не самый распространенное занятие, и многие не совсем представляют, что на самом деле стоит за ним. Когда начинаешь рассказывать о своих книгах, выступлениях и вообще творческой философии, видно, что у собеседников достаточно искажено, стереотипное представление о таких вещей. Но все равно все всегда с большим интересом расспрашивают меня.

— Вы начали писать на русском языке, а потом перешли на белорусский ...

Так случилось, что меня затянуло в водоворот каких-то мероприятий, связанных с родным языком это и музыка, и языковые курсы, которые тогда начали набирать популярность. В то время вдруг вышел на связь дальний родственник, который давно увлекается белорущиной и говорит на родном языке. Я это все называю удачным стечением обстоятельств если все складывается так, что ты просто не можешь не обратить на что-то внимание. Какое-то время не решалась переходить на белорусский язык, но потом захотелось попробовать, посмотреть, что же из этого получится. В результате в определенный момент поняла, что не хочу снова возвращаться к русскому.

— Вы лингвист. Не думали творить, например, на английском, французском?

У меня первый язык — немецкий, который я изучаю уже очень давно, на нем написала несколько стихотворений. Пока они ждут то ли своего времени, то ли совершенствования, или и первого, и второго. Пока что больше занимаюсь переводами как с немецкого языка, так и на него. Сделала это с несколькими произведениями своего любимого немецкого поэта Фридриха Гельдерлина, творческий результат был опубликован в «Маладосці». Переводила также философские эссе Хайдеггера, а после работала над повестью «Ученики в Саисе» Новалиса. Английский знаю тоже хорошо, но не настолько, чтобы заниматься литературными переводами.

— У вас есть стихи с графической отделкой ...

Я занимаюсь живописью и графикой достаточно давно. Посещала несколько художественных школ и студий, изучала академический рисунок. Идея оформить собственную книгу у меня появилась давно, но я все никак не могла нащупать нужный стиль, в котором хотела бы это сделать. Я ждала, даже хотела свою предыдущую книгу «Двоичный код» также проиллюстрировать, но ничего не вышло. Тогда у меня не было ни вдохновения, ни конкретных идей, но более двух лет назад вдруг поняла, чего хочу. Начала работать над иллюстрациями, занималась ими более года. Это были как сюжетные изображения от руки, так и разработанные на компьютере орнаментальные мотивы. Все потом объединила в книгу, и получилось, на мой взгляд, очень достойно.

Вы самокритичный человек?

Очень! И так же остро реагирую на критику со стороны других людей. Она каждый раз выбивает меня из колеи, мне трудно пережить даже мелкие замечания. Но чаще всего бывает так, что сначала я их опровергаю сама с собой, а потом, опасаясь самой же себе в этом признаться, тихонько выношу из ситуации что-то полезное. Как ни больно осознавать (улыбается), критика помогает мне расти. Но не всегда: любое высказывание в свой адрес следует всегда сверять с тем, что тебе говорит твой внутренний судья.

  А случаются у вас творческие кризисы?

Конечно, у кого их не бывает. Я к этому отношусь адекватно. Любой здоровый кризис это кризис роста. Когда он наступает, значит, ты растешь, ты развиваешься.

Никогда не примеряли на себя роль детской писательницы?

Был момент, когда мне вдруг захотелось попробовать писать сказки, потому что я очень увлекаюсь фольклором, мифологией. На самом деле хорошая детская сказка это такая, которую может прочитать и взрослый, взяв оттуда что-то важное для себя. Хотелось, чтобы мои дети воспитывались на качественных книгах, и так я для себя решила если не найду того, что ищу, напишу для них эти сказки сама.

Хотели бы, чтобы на ваши стихи создавали песни?

Такое уже имело место. Кстати, несколько композиций написал мой белорусскоязычный родственник, о котором я рассказывала в начале, — Илья Фаляжинский. Он музыкант, выступает в Беларуси и Польши. Один текст написала специально для того, чтобы положить его на музыку. Два других он переработал уже сам. Получилось, на мой взгляд, здорово (смеется). Помимо этого, я много сотрудничала с различными музыкантами, с которыми мы вместе создавали поэтически-музыкальные программы. На моих концертах звучали гитара, фортепиано, цимбалы. Мне хотелось бы и дальше работать в таком русле.

Что вам больше нравится для чтения: современная или классическая
литература?

— Современная невозможна без классики, а классика невозможна без настоящего, хотя последнее и не очень логично звучит. Я одинаково сильно люблю и первую, и вторую, но далеко не всю. Из поэтов-классиков для меня лично наиболее важные Вячеслав Иванов, Фридрих Гельдерлин, Алесь Рязанов, Максим Богданович, Андрей Белый, Хуан Рамон Хименес. Из современных могу выделить Михаила Боярина, Игоря Куликова, Феликса Аксёнцева, Галину Сивченко, Анастасию Кудасову. Хотя это, разумеется, не полный список.

—  Представляете, как лет через сколько ваши стихи будут изучать в школе ...

Ясно, что я не стала бы отказываться. Меня уже, кстати, однажды приглашали в школу рассказать о своем творчестве, показать книги. А относительно недавно двое девушек участвовали в научно-практической конференции с работой о моем творчестве, причем сначала на республиканском уровне, а потом на международном. Мне это было очень приятно.

Что вы могли бы посоветовать  начинающим писателям?

Я думаю, что им, прежде всего, нужно найти какой-то свой эталон в литературе. Это может быть классика или современность не важно. Но найти собственного литературного гуру нужно. С ним не обязательно общаться, хотя, если получится, будет хорошо. И, во-вторых, я, пожалуй, не советовала бы сразу выходит в свет со своими произведениями, потому что нужно, чтобы прошло время, и они созрели. Не сами по себе, конечно, а в работе. Сначала нужно посидеть, покопаться во всем этом, попробовать писать по-разному, поиспытывать себя. И только если автор будет достаточно уверен, что это стоит кому-то показывать, тогда и нужно это делать. А возможностей делиться своим творчеством сейчас предостаточно, было бы желание.

Чем любите заниматься в свободное время?

У меня до сих пор, как и в детстве, достаточно широкий круг увлечений: это и философия, и этнография, и искусство, и музыка. Также очень люблю все, что связано с движением, — танцы, йогу, прогулки на природе. О том, что я не могу и дня прожить без чтения и для работы, и для души — и говорить не стоит.

Ангелина НОВИКОВА, студентка ІІ курса Белорусского государственного университета культуры и искусств

Выбор редакции

Культура

Воспоминания об Аркадии Кулешове

Воспоминания об Аркадии Кулешове

История одного выступления.

Общество

Как настоящие мужики усваивают «женское» дело

Как настоящие мужики усваивают «женское» дело

В последние годы тема равноправия между мужчинами и женщинами переживает новую волну процветания.

Экономика

Разработчики — о новом Налоговом кодексе Республики Беларусь

Разработчики — о новом Налоговом кодексе Республики Беларусь

В прошлом году Налоговый кодекс Беларуси претерпел существенные изменения.