Вы здесь

Чемпионка мира и Европейских игр Татьяна Шаракова: На тренировку приходится убегать из дома


Татьяна Шаракова родилась в Орше, в семье железнодорожников, но не пошла по пути родителей, выбрав спорт. Первый тренер Любовь Немкова сразу разглядела в маленькой Тане большое стремление и лидерские качества и стала для Шараковой не только тренером на 25 лет, но и крестной матерью. Пройдя в юном возрасте подготовку в престижном спортивном центре в Швейцарии, Татьяна все равно вернулась в Беларусь.


В одной из гонок на треке велосипедистка получила травму позвоночника, после чего несколько раз у нее переставали функционировать ноги, врачи запрещали Татьяне продолжать заниматься спортом, но впереди у нее был чемпионат Европы, отказаться от старта спортсменка не смогла. Более того, она завоевала на этом турнире медаль. Много позже карьеру Шараковой не смогла прервать даже беременность, хотя на какой-то момент Татьяна задумывалась о прощании со спортом. Решающим стартом для нее были II Европейские игры, а там спортсменка выиграла «золото» и «бронзу». Поэтому сейчас она, совмещая спорт с материнством, готовится к чемпионатам Европы и мира, а также не исключает шанса попасть на Олимпийские игры в Токио.

«Олимпиады складываются для меня печально»

— Татьяна, сейчас вы находитесь на подготовительном этапе?

— Да, восстановилась после Европейских игр и начала готовиться к чемпионату Европы, который пройдет в Голландии 7-11 августа. Возможно, сразу после Игр в Минске такого скачка в итоге не будет, но принимать участие в чемпионате мы должны, будем стараться как минимум взять очки в рейтинг страны, сейчас они очень важны. Перед чемпионатом Европы, возможно, еще съездим на гонку в Испанию, чтобы соревноваться не с чистого листа. А после континентального турнира будет целенаправленная подготовка к чемпионату мира.

— Борьба за олимпийские лицензии в Токио уже началась?

— Да, уже давно и весной 2020 года она завершится. После Европейских игр в международном рейтинге мы занимали 18-е место, это говорит о том, что страна претендует на две лицензии в велоспорте. Общими усилиями постараемся сохранить эти позиции, а потом уже внутри команды решится, кто отправится в Токио. Поедет тот, кто будет в лучшей форме и кому больше будет подходить тот рельеф.

— Вы уже участвовали в двух Олимпиадах...

— Но это был трек. Можно сказать, что Олимпийские игры складываются для меня печально, две Олимпиады и одно и то же 9-е место.

— Разбирали, в чем причина неудач?

— Для нас всегда сложно дается изменение климата. В Рио у меня была очень большая отечность ног, поэтому трудно было бороться за медали. Всегда подходишь к Играм в лучшей форме, а потом какие-то мелочи начинают сказываться, в том числе и психологические.

«Мэр Орши лично помог приобрести первый хороший велосипед»

— Вы родились в Орше в семье железнодорожников, как возник спорт?

— Со временем родители поменяли работу, потому что в семье было четверо детей, денег не хватало. Отец всегда пропагандировал здоровый образ жизни, придумывал для нас какие-то занятия, и меня тянуло в спорт. Изначально я занималась легкой атлетикой и пела — искала себя, была очень активной. Но остановилась на велоспорте. Сначала были некоторые вопросы по здоровью, но со временем я их переросла. В 13 лет уже достаточно активно выступала со взрослыми девушками, мне нравилось, что я могу их обогнать, этот азарт замечала и тренер. Велоспорт физически не простой вид спорта, но я, можно сказать, универсальный спортсмен, у меня хороший «взрыв» и выносливость, поэтому я люблю длинные дистанции, меня они не утомляют.

— Когда у вас появился хороший профессиональный, дорогой велосипед?

— Первоначально, конечно, в Орше у меня не было хорошего велосипеда, но потом, когда я юниоркой отбиралась на чемпионат мира, мэр города лично помог приобрести карбоновый велосипед, мне привезли его из Америки. Да и тренер Любовь Немкова всегда старалась где-то добывать нам хорошую форму, поэтому в этом плане у нас было все прекрасно.

— После Орши случился иностранный этап в вашей карьере, насколько сложно было уехать от семьи в юном возрасте?

— Я родилась в многодетной семье, поэтому все мы были самостоятельными детьми. Может быть, поэтому я не боялась одна уезжать на соревнования, не боялась ответственности. Смело поехала в Швейцарию, знала, что будет трудно, надо будет изучить там язык, потому что в школе я учила испанский. Но меня это не пугало, наоборот, нравилось, что я могу развиваться, узнавать что-то новое.

— В вашей спортивной судьбе большую роль сыграла первый тренер Любовь Немкова, с которой вы работаете вместе до сих пор...

— Я считаю, что первый тренер — это также один из родителей, который дает тебе дорогу в жизнь. Ведь в детстве мы не всегда знаем, кем хотим стать, желания меняются, возникает путаница, а если у тебя есть любимое дело и учитель, который может подсказать, посоветовать, помочь, с которого ты берешь пример, то это очень большая находка. Мне повезло с тренером. Когда я стала заниматься, сразу поняла, что должна быть спортсменкой. Мне нравилось у нас на базе, так как там была очень семейная атмосфера, мы все были дружелюбны, все помогали друг другу. Я очень благодарна своему тренеру, она помогла мне справиться со многими трудностями и стала даже моей крестной матерью. Мы работаем уже 25 лет вместе, и за это время я никогда не видела смысла менять тренера, потому что у меня все получается. Если что-то не получается, мы обязательно вместе это разбираем и стараемся найти какой-то компромисс.

«Самое сложное — это разрыв с ребенком»

— Будучи в спорте, вы не побоялись родить ребенка и на время прекратить свою карьеру.

— У каждого спортсмена, наверное, бывает такой период, когда ты занимаешься своим делом, но уже не получаешь от него удовольствия, не знаешь, что лучше, хочешь ли ты продолжать, или нужно найти в жизни что-то другое. У меня настал именно такой период. Я гонялась, были медали, но периодически я задавала себе один вопрос: в чем смысл моей жизни, когда эти медали уже не приносят мне удовольствия? Я приходила домой, но все время было как-то одиноко в душе. В итоге пришла к тому, что мне уже пора быть мамой, и решилась на это. Забеременела, сказала об этом тренеру, она меня поддержала. Изначально я еще немного тренировалась, держала себя в форме, а потом у меня возник вопрос, стоит ли вообще возвращаться в спорт. Тренер посоветовала получать удовольствие от беременности, а уже после рождения ребенка решить, хочу ли я продолжить свою карьеру. Позже мое возвращение поддержало руководство, к тому же скоро стартовали Европейские игры, и я подумала, почему бы не выступить у себя дома, возможно, все получится.

— Вернуться было сложно?

— Абсолютно нет. Будучи беременной, до последних дней я подолгу ходила, двигалась, старалась чем-то себя занимать. Начала тренироваться через месяц после родов, готова к этому была и физически, и морально. Когда человек отдохнул и с новыми силами, с новым приливом вернулся, наоборот возникает какое-то усердие, тебя ничего не останавливает. В душе я чувствую себя лидером, поэтому, когда выезжаю на тренировку, знаю, что все получится. Притом, если ты возвращаешься и видишь, что по уровню не сдал, это придает сил. Самое сложное для меня — это разрыв с маленьким ребенком, сейчас Тее год и месяц. Я уезжаю буквально на пару дней, приезжаю и вижу, что дочка уже подросла, а меня не было рядом — это очень тяжело. Тея уже все понимает и меня не отпускает, если раньше я ее оставила на сестру, бабушку, дедушку и поехала, то сейчас она ходит за мной, просится на руки. На тренировку приходится убегать из дома. Но поскольку путь продолжается, надо находить какие-то компромиссы и для меня, и для ребенка, пытаться все это совместить. Сейчас это будет уже сложнее, потому что Тея растет, требует намного больше внимания. Мне все время нужно что-то для нее придумывать, куда-то водить, надо держать себя в тонусе, быть мамой-зажигалкой.

— С рождением дочери пришлось корректировать свой географический график подготовки?

— В начале сезона мы обычно тренируемся в Турции, так как туда не нужна виза для ребенка, для меня это было легко, потому что я просто брала Тею с собой. Теперь, когда стоит вопрос о подготовке на среднегорье, становится сложнее. Если с документами все получится, то она будет продолжать путешествие с мамой. Что касается серьезных соревновательных гонок, то на какой-то период нам придется побыть порознь, так как на большую длинную гонку я не смогу взять дочь с собой.

— Тея уже понимает, что ее мама победитель?

— Всегда, когда я приезжала домой с соревнований, привозила ей медальки и связанные клала их в игрушки. Ведь мама же уходит, поэтому должна объяснить, почему. Я приношу ей медаль и объясняю, что мы с ней ее сегодня заслужили. Теперь она уже активно стала надевать их на шею, замечаю, что, когда видит велосипедистку, начинает говорить, что это мама.

— Как вы отреагируете, если Тея захочет пройти ваш путь?

— Изначально я не хотела бы, чтобы она выбрала такой тяжелый труд для себя. Хотя, конечно, было бы хорошо, если бы Тея занималась каким-то видом спорта, это нужно для развития ребенка. Но, наверное, я не хотела бы, чтобы она была именно велосипедисткой, потому что это травмы, падения, будут постоянные переживания. Думаю, что для меня это будет, как во второй раз начать свою карьеру снова. Конечно, если она выберет велоспорт, я не стану поперек и не скажу: «Нет, ты не должна». Буду поддерживать ее в любых начинаниях. Моя мама, кстати, тоже сначала не хотела, чтобы я занималась велоспортом, а вот папа всегда был «за».

«Работа идет на лидера»

— Вернемся к велоспорту, что вам ближе, трек или шоссе?

— Душа радуется больше на шоссе, потому что это пейзажи, рельеф, но зато на шоссе ты не получаешь такой скорости, как на треке, это просто взрыв — очень затягивает. Интересно быть везде.

— Какие отрезки вам больше нравятся — городские или загородные?

— Интересно ехать по городу, это извилистые красивые улицы, все оживленное, и тебе как-то веселее крутится, также это хорошо для развития и популяризации велоспорта, поскольку тебя видят люди. А за городом ты один среди деревьев.

— Часто в велоспорте приходится работать не только на себя, но и на команду.

— В принципе, когда идешь заниматься велоспортом, ты изначально должен понимать, что это 100% командный вид спорта. Сегодня работа идет на лидера, все равно, ты это или кто-то другой, от этого зависит, во-первых, рейтинг твоей команды, куда мы отберемся и как поедем на следующих гонках. Здесь все должны четко понимать, что это команда, сегодня равнина, мы «развозим» одного, завтра — горы, есть другой лидер. Это нормально.

— Какой титул для вас сейчас самый важный?

— Значительный успех — «золото» и «бронза» Европейских игр, а также, конечно, мое звание чемпионки мира. Это очень важно для меня. Хотелось бы, конечно, иметь какую-то награду с Олимпийских игр, что, наверное, самая главная цель для любого спортсмена.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Фото из личного архива героини

Выбор редакции

Спорт

Баскетболист Бенджамин-Павел Дуду: В Гане меня называли белым

Баскетболист Бенджамин-Павел Дуду: В Гане меня называли белым

Мама Бена — белоруска, отец — уроженец Ганы.

Общество

Корреспондент «Звезды» выясняла, почему так темно на освещенных улицах Могилева

Корреспондент «Звезды» выясняла, почему так темно на освещенных улицах Могилева

Вечером пройтись вдоль центральной улицы Первомайской в Могилеве одно удовольствие.