Вы здесь

Наталья Батракова: Читатели пишут, что мои герои будто работают в соседнем офисе


С Натальей Батраковой мы встретились на открытии обновленного книжного магазина «Светоч», что на столичном проспекте Победителей, 11. Она стала первым автором, который устроил здесь свою презентацию, при этом особый зал не вместил всех поклонников творчества писательницы. Были здесь и известные белорусские личности — ведущая Тамара Лисицкая, певица Ирина Видова, писатель Анатолий Бутевич и другие. Сразу после презентации, в 14 часов, одновременно во всех магазинах «Белкниги» началась продажа нового издания Натальи «Бесконечность любви, бесконечность печали...» — заключительной части дилогии «Миг бесконечности».

Прошло чуть более 10 дней со старта продаж и... на складе издательства «Икселент» этих книг больше не осталось: тираж в 4000 экземпляров разошелся. Уже готовится дополнительный тираж — еще 2000 экземпляров. Корреспондент «Звязды» пообщалась с известной писательницей о секрете успеха и о том, что она считает самым важным в литературе.


— Госпожа Наталья, ваши книги отлично продаются в нашей стране и за ее пределами, в том числе благодаря превосходному литературному стилю. Расскажите, где учились писательскому мастерству?

— Я пришла в литературу без специального образования. Но, наверное, уже была подготовлена: имела в голове историю, которую нужно было только изложить, перенести в компьютер. Стилю никто не научит, если нет хотя бы немного таланта, усидчивости и желания. А дальше — постоянная работа над собой. Естественно, моя первая книга была таким эмоциональным выплеском. Именно с языковой точки зрения и стилистической это можно было бы усовершенствовать — сейчас в плане стиля она получилась бы на ступеньку или даже на две выше.

С каждой новой книгой я тоже учусь, и этот процесс бесконечен. А для того чтобы начать писать — неважно, в каком возрасте стартовать (я довольно поздно пришла в литературу, первый роман вышел, когда мне было 38 лет), — нужно просто с детства очень много читать. Читать и нарабатывать базу — и тогда в один момент решить, какой стиль и какая форма тебе более близкие. Ведь есть короткая, есть длинная форма: это как в спорте — есть марафонцы, есть спринтеры. Например, в краткой форме кто-то может блестяще написать рассказ, эссе, но у него не хватит дыхания на длинный роман, на историю, которая пишется годами. Как я, например, никогда не смогу написать отличную короткую форму, потому что мне в ней тесно. И к тому, и к другому отношусь с уважением, но надо выбрать собственную форму — и работать в ней. Книга сама по себе с неба не упадет.

— Много кто мечтает о собственном издании. Но до дела доходят не многие. Вспомните, как вы решили, что ваша книга должна появиться?

— Я села и начала писать. Фантазия меня заставляла страдать, поэтому в один прекрасный день я начала излагать все на бумагу. На тот момент был напечатан первый, самый маленький, сборник стихов (но я все-таки считаю себя прозаиком, а не поэтом). Когда я написала раздел нового произведения, я приехала к Светлане Морозовой в издательство «Кавалер» и попросила его почитать — положила ей в ящик, с надеждой, что когда-нибудь обратит внимание. Она перезвонила через пару дней с возгласом положительного впечатления и убеждением, что нужно продолжать писать.

Как и любому человеку, особенно новичку, услышать такие слова — будто получить крылья за спиной. Получилось так, что сразу появились люди, готовые напечатать мои работы. Они сделали это, хотя им и говорили, мол, с ума сошли, никто не будет читать неизвестного автора. Тем более в 2001-2002 годах, когда книга обычно выходила без рекламы, выпускались разве что флаеры. Однако есть великая вещь, сильнее даже социальных сетей, — это сарафанное радио. И книга разошлась, она продалась. Для меня это тоже было важно. Я поняла, что мое дело нужно не только мне, но и кому-то другому. А на сегодняшний день это нужно тысячам читателей.

— Расскажите, как практически создавали свои книги. Днем работали инженером в транспортной компании, а вечерами писали?..

— Я писала ночами. Где-то с 9-10 часов вечера — иногда даже приходилось себя останавливать. Это интересно, когда ты выплескиваешь историю, намного сложнее, когда ты, кажется, ее завершил, но возвращаешься назад и начинаешь перечитывать, дорабатывать. Вот здесь иногда становится жутко: три одинаковых слова на одной странице, видно, когда в писании были временные перерывы. Ведь в перерывах ты что-то читаешь, тебе попадается книга как раз с сильной энергетикой и стилистикой, ты нечаянно как бы внутренне начинаешь что-то копировать — и это тоже чувствуется. В таких случаях, когда кем-то очень сильно впечатлен, лучше сделать перерыв, а после продолжить свою работу.

— На сегодняшний день писательство — это ваша основная работа, с которой вы живете?

— Да, на прошлой я осталась консультантом. Конечно, есть муж, который работает. Но своими книгами на хлеб заработать я могу. Хотя белорусский рынок не очень большой. Тиражи, распроданные в России, принесли мне намного большие деньги. С голоду я точно не умру, и даже мои самые первые книги переиздавались уже не один раз.

— Поддерживает ли муж то, что вы занимаетесь литературным творчеством?

— Первые книги увидели свет только благодаря ему — это дальше все пошло по накатанной. А в начале, когда было много сомнений, он открывал рукопись, вычитывал ее, закрывал и говорил, что нужно печатать и что это будут читать. Безусловно, такие слова были очень важны. Далее, когда я полностью ушла в писательство, всей семье было непросто приспособиться. Ведь если ты остаешься дома, домашние просят сделать и то, и это. Однако пришлось мне их приучить, а им понять и принять, что, когда мама осталась дома, то мама не домохозяйка — она ​​работает, пишет книгу. В начале был такой стереотип — если человек уехал на работу, то он работает, а если остался дома, он, кажется, свободный. Но на самом деле эта работа и полное погружение — я даже выключаю телефон и закрываю соцсети.

— Следите ли вы за творчеством современных белорусских авторов?

— Сейчас читаю рукопись Виталия Радченко — можно сказать, это молодой автор, выходит только вторая его книга. Знакомилась с рукописью Елены Занковец — насколько могу, помогаю начинающим советом. Также читаю Тамару Лисицкую, Виктора Мартиновича. Не могу сказать, что активно слежу за творчеством белорусских авторов, так как когда работаешь над собственным произведением, лучше вообще никого не читать, это расконцентрирует. А в целом определенные новинки я отслеживаю. Любимый автор из прошлого — Владимир Короткевич. А на сегодняшний день я живу по принципу: не сотвори себе кумира. Новые издания оцениваю только как читатель. Определенную книгу открываю — и вхожу в волну, я ее понимаю и принимаю. А вот другая книга — просто не моя, тема чужая. Хотя это не означает, что через год она не покажется мне интересной — такое бывает.

— Вы читаете, сравниваете себя с другими, наблюдаете. В чем все-таки секрет вашего успеха? Может, что-то для себя самой о себе вы поняли?

— Я не подстраиваюсь под своего читателя, не заигрываю с ним. И первую книгу я скорее начинала писать для себя. Ведь поймала себя на мысли, что читаю что-то, а не чувствую таких эмоций, которые, например, были в юности от книг «Королек — птичка певчая» Решата Гюнтекина, «Поющих в ​​терновнике» Колин Маккалоу, — не цепляет что-то, нет такой-эмоции. Поэтому я начала писать книгу, чтобы она вызвала у меня такие эмоции. Наверное, читателю тоже не хватало душевности в литературе. К тому же я реалистка — я вижу и то, что происходит в Минске. Людям это близко и понятно. Люди хотят читать о себе. Когда я создаю такое ​​3D-пространство, в котором все отражается, читатели пишут, что герои словно работают в соседнем офисе, наверное, это то, что меня с ними сближает.

Нина ЩЕРБАЧЕВИЧ

Выбор редакции

Здароўе

Как защитить себя от кардиологических проблем в холодный период?

Как защитить себя от кардиологических проблем в холодный период?

Именно зимой увеличивается количество инфарктов и повышается артериальное давление.

Культура

Воспоминания о Евгении Янищиц

Воспоминания о Евгении Янищиц

Пишет Зиновий Пригодич.

Общество

В 2023 году появятся квоты на рабочие места для людей с инвалидностью

В 2023 году появятся квоты на рабочие места для людей с инвалидностью

В Беларуси на сегодняшний день свыше 570 тысяч человек имеют инвалидность.

Общество

Российские журналисты изучали опыт Беларуси по преодолению последствий аварии на ЧАЭС

Российские журналисты изучали опыт Беларуси по преодолению последствий аварии на ЧАЭС

Они побывали на нескольких предприятиях, в музеях и в радиационно-экологическом заповеднике.