Вы здесь

Анастасия Мирончик-Иванова: «Верю в себя и в свои силы»


Первый раз после рождения сына, а второй после дисквалификации, в которой Настя не разобралась и до сих пор. Перед Олимпийскими играми 2016 года в Рио ее отстранили от соревнований на два года. Анастасия утверждает, что не принимала ничего запрещенного, а эта ситуация подлая подстава заинтересованных лиц. «Убирали конкурентку, которая могла лишить медали другую страну», — говорит она. Обидно до слез было и потому, что перед Рио-2016 белоруска была в своей лучшей форме и точно завоевала бы там медаль. В день проведения финала соревнований по прыжкам в длину в Бразилии Мирончик-Иванова прыгала на минском стадионе РЦОП по легкой атлетике, на трибунах с цветами сидели ее друзья. Там в своей лучшей попытке Настя полетела за семь метров, этот результат на Олимпиаде в Рио принес бы ей «серебро»...


Анастасия вместе с мужем (одновременно тренером) и сыном.

Отбыв дисквалификацию, Анастасия нашла в себе силы и продолжила идти к своей мечте, рядом с ней тренер Сергей Иванов, он же муж, и сын Глеб. В том числе благодаря их поддержке спортсменка после сложных периодов в своей карьере смогла вновь показать медальный результат и в марте на чемпионате Европы в закрытых помещениях в Глазго завоевала серебряную награду. В своем интервью Анастасия рассказала, чего стоило ее возвращение и как удается совмещать большой спорт с ролью хорошей матери и жены.

«Надеюсь, все получится»

— Анастасия, уже начался летний сезон, какие старты будут приоритетными для вас в этом году?

— Первый этап Бриллиантовой лиги уже стартовал, но мы решили его пропустить, не вижу смысла так рано начинать соревновательный сезон, так как чемпионат мира только в октябре, пик формы перенесем туда. В Бриллиантовой лиге начну выступать 6 июня, далее — Европейские игры, матчевая встреча Европа — США и чемпионат мира.

— Если оценивать пройденный зимний сезон, довольны своими результатами?

— Да, мы предполагали, что я буду приближаться к семи метрам. Однако я максималистка, критически отношусь к себе и своим прыжкам, поэтому есть к чему стремиться. Во-первых, «серебро» зимнего чемпионата Европы после долгого неприятного перерыва, это неплохой результат, а во-вторых, мне приятно, что медаль порадовала всех моих болельщиков, тех людей, которые вкладывали в меня силы и верили.

— Насколько серьезным стартом для вас станут Европейские игры?

— Каждое соревнование по-своему серьезное, ко всем турнирам нужно подходить ответственно, особенно если они проходят дома. Вся страна придет за тебя болеть, в том числе родители и друзья, не хочется их огорчать. Соревнования по легкой атлетике будут проходить в новом формате, свои нюансы будут и в прыжках в длину.

А вообще, для нашей страны это очень важные соревнования, турнир большого масштаба, где нужно заявить о себе, чтобы в мире знали, что такое Беларусь, приезжали к нам на сборы и соревнования. Пусть здесь побудут туристы, спортсмены, посмотрят, какие сильные у нас атлеты, хорошие условия, как хороша природа, люди.

— Что касается чемпионата мира в октябре, какую отметку хотелось бы там покорить?

— Конкретных цифр не назову, но, чтобы попасть в тройку, нужно прыгать за семь метров, это все понимают. Сейчас идет базовая подготовка, поэтому не хочу ничего планировать. Зимний сезон показал, что результат 6,93 м означает далекие прыжки летом, но как оно пойдет... Верю в себя и в свои силы. Надеюсь, все получится.

«Я почувствовала, что буду прыгать далеко»

— Ваш максимум зимой 6,93 м, летом 7,22 м. Когда начинали заниматься прыжками, мечтали о таких цифрах?

— До сих пор помню свой первый старт, это был юношеский чемпионат мира в Африке, в Марракеше. Нужно было выполнить квалификационный отбор, где я прыгнула 6,20 м и стала на этом чемпионате восьмой. Потом участвовала в различных матчевых встречах, где побеждала, но если честно, о том, смогу ли прыгнуть 7 м, тогда даже не думала. Когда в юниорах перешла к Юрию Викентьевичу Моисевичу, начали серьезно работать, знали, чего мне не хватает, в чем-то добавляли. Более взрослые результаты пришли где-то в момент перехода из юниоров в молодежь, я почувствовала, что буду прыгать далеко.

— Ваш папа учитель физкультуры, он сыграл важную роль в становлении Анастасии как легкоатлетки?

— Он сыграл очень важную роль в моей жизни в целом, не всегда бывают такие родители. Занимался мной с самого детства, мы ходили на лыжах, подтягивались, выезжали на велосипедах. Физкультуру он у меня не вел, а вот его коллега и друг заметил во мне данные спринтера и то, что я далеко прыгаю, решил записать в спортивную школу. Я пришла на первую тренировку к Анатолию Анатольевичу Караневичу, спросила, сколько раз в неделю нужно заниматься. Он говорит: «Ну, ты такая маленькая, тебе три раза хватит». На что я ответила, что не согласна, что буду ходить шесть раз в неделю. Он посмотрел на меня и сказал: «Ты нам подходишь».

«Того, что выдерживает муж, не выдержал бы больше никто»

— Психологи говорят, что девочки выбирают в мужья мужчин, которые похожи на родителей...

— Даже не знаю, мой папа и муж совершенно разные. Похожи только одним — отношением к детям. Мне кажется, того, что выдерживает мой муж, не выдержал бы больше никто. Я тренируюсь, уезжаю на соревнования, а он все время находится с сыном. Я горжусь, что Глеб растет рядом с отцом, знаю, что он поможет ему в любой момент.

— Вы познакомились с будущим мужем еще до того, как Сергей начал вас тренировать?

— Да, мы вместе учились в училище олимпийского резерва, но друг с другом даже не разговаривали. Он закончил, я продолжила учиться, но Сергей как-то пришел в гости к своим друзьям, ребята попросили меня подойти, мол, со мной там хотят познакомиться. Мы разговорились, я пригласила Сергея на чай и поняла, что нашла родственную душу. Он очень хороший человек. Сейчас не часто встретишь мужчин, которые с заботой и пониманием относятся к женщинам. Если бы муж не был спортсменом, он никогда не понял бы моих бесконечных сборов, усталости после тренировки. Бывает, иногда хочется просто прилечь, а он помоет посуду за меня. За это ему большое спасибо.

— Вы уже не раз отмечали: в том, что вас тренирует муж, одни плюсы, но не вызывает ли это конфликтов?

— Все бывает, что скрывать, как и в каждой семье, в каждом коллективе, но нужно уметь преодолевать различные моменты. Я очень вспыльчивый человек, могу покричать на тренировке, когда мне что-то не нравится, а Сергей умеет это сгладить. Тогда эмоции быстро затухают, я понимаю, что нужно остановиться и работать, знаю, что в первую очередь это нужно мне.

— Сын и муж часто бывают с вами и на сборах, и на тренировках. Это облегчает роль жены и матери?

— Конечно, я называю Глеба сыном полка, потому что ребята из нашей группы помогают мужу смотреть за ним, когда я где-то занята, делаю упражнение. Устраивают ему даже «дедовщину», учат, как правильно вести себя по-мужски. Ему нравится и мне нравится, он много ездит по миру вместе с нами, мне кажется, это дает ему намного большее развитие. Глеб очень активный ребенок, у него врожденное чувство юмора. Если тебе трудно, а тут он как «отожжет» что-нибудь, начинаешь улыбаться, он часто разряжает обстановку. Но с другой стороны не просто, когда приходишь с тренировки и чувствуешь себя очень усталой, все болит, не можешь даже встать с кровати, чтобы поиграть с ним. Было такое, что играла с ребенком лежа. Как у каждой матери, силы где-то находятся.

— Глеб уже говорит о том, что хотел бы стать спортсменом?

— Конечно, говорит, что хочет быть, как мама, но у него пока мечты вразнобой, хочется всего. Начали мы с президента, закончили пилотом, что дальше будет — неизвестно. В любом случае мы будем ему помогать, а выбор за ним. Склонность к спорту есть, генетика сыграла свою роль, он далеко прыгает, быстро бегает, любит движение, подтягивается. Я ему говорю: «Глеб, давай укрепляй мышцы, будешь девушкам показывать». Он качает — очень любит женское внимание.

«Обязанность женщины — уметь готовить, следить за собой и воспитывать детей»

— Вам приходилось с нуля возвращаться в спорт дважды: после двухлетней дисквалификации и после родов. Когда было сложнее?

— Каждая ситуация по-своему трудная. Вопроса о том, буду ли я возвращаться в спорт, не стояло, во время беременности тренировалась, не упускала ни минуты. Второй дом, в котором я рожала, находится напротив моего дома, я пешком со схватками туда пришла с огромной сумкой, как на сборы. Родила и на четвертый день с коляской пошла ходить по парку быстрым шагом. Потом потихоньку стала тренироваться. После родов труднее было физически в том смысле, что в мозгах у меня было одно — что я выйду и прыгну семь метров сразу, а мышцы не слушались. Работать над собой, наверное, все-таки тяжелее физически.

Ситуация с допингом была тяжелой психологически, там надо было наверстать соревновательную деятельность с соперницами, это, в принципе, быстрее. Все два года дисквалификации мы все равно тренировались, устраивали свои соревнования. Ситуация для меня неприятна тем, что моей вины нет, это ужасно, потому что я очень справедливый человек. Я была в шоке и до сих пор не знаю, будет ли у меня возможность доказать свою правоту после спорта. Знаю, что это очень большие деньги.

— Вы уже отпустили эту ситуацию?

— Конечно, мы сразу ее пытались отпустить, я человек не склонный к тому, чтобы впадать в депрессию. Неприятно, что наших сильнейших спортсменов (я знаю, что не только меня), удаляют.

— В вашей карьере еще встречались подлости или подставы?

— Не буду никого обвинять, но было много чего, например отравление. Мне кажется, это везде есть, не только в спорте. Особенно жесткая женская зависть. Но я не понимаю людей, которые завидуют, ведь всего можешь достичь сам, возьми все в свои руки и тоже прыгни. Найди в себе силы создать те же условия, чтобы у тебя были те же деньги, результаты и все остальное.

— Когда сильнейшие спортсменки остаются в секторе для медальных разборок, часто кажется, что атмосфера там очень напряженная.

— Идет игра нервов. Есть такая спортсменка из Америки Бритни Риз, она начинает с вызовом жевать жвачку в секторе, это такие американские штучки, мне кажется. Но дело здесь даже не в том, что кто-то хочет сделать что-то плохое, девушки в секторе, как актрисы, они входят в образ. На самом деле мы не хотим друг другу зла, а наоборот, поддерживаем, делаем комплименты.

— Кстати, прыгуньи всегда отличаются своей красотой и привлекательностью.

— Фигура лепится годами, тяжелой работой над своим телом. Конечно, мы стараемся следить за питанием, есть правильно, но, например, в выходной можем сходить в «Макдональдс», не считаю, что раз в месяц это вредно, на тренировках все сгорит. Наверное, на подсознании у женщин записано, что, когда выходишь на большую арену, тебя снимают крупным планом, нужно быть красивой, выделяться, поэтому и до старта большинство девушек делает макияж. Обязанность женщины — уметь готовить, следить за собой и воспитывать детей.

— Где черпаете силы, когда устаете и эмоционально и физически?

— Мы очень любим природу, особенно нашу, белорусскую. По дороге в Слуцк, мой родной город, есть очень красивые озера и лес, набираемся сил там, ходим с друзьями на шашлыки, с ребенком в развлекательный центр.

— Часто бываете в родном Слуцке?

— К сожалению, нет, от силы раз в месяц, а то и реже.

— Вы боретесь, чтобы в родном городе появился легкоатлетический стадион?..

— Да, и уже есть результат. 90 процентов, что он там появится, хотя бы дорожки с покрытием для детей. Город большой, был период, когда мы там тренировались, дети тянулись к нам, бегали с нами разминку, и знаете, там очень много талантов, но нет условий. Не хотелось бы, чтобы дети в таком возрасте занимались непонятно чем, лучше пусть идут в спорт, тем более легкая атлетика у нас бесплатная. Для меня эта инициатива важна, потому что хочу, чтобы именно из Слуцка приходили спортсмены и добивались результата. Там работает мой папа, мой первый тренер, он отбирает детей моему мужу, хорошо, чтобы сформировалась такая система.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

Выбор редакции

Общество

Где находят поддержку родители особенных детей?

Где находят поддержку родители особенных детей?

Стояли в коридоре и вспоминали первые шаги в воспитании своих особенных деток.

Спорт

«Люди думают, что всемогущие, и — разбиваются»

«Люди думают, что всемогущие, и — разбиваются»

Так ли опасен парашютный спорт, как кажется на первый взгляд?

Калейдоскоп

Весёлые истории читателей

Весёлые истории читателей

«А женщина так и не пришла ...», Заяц на четверых, Особенности национальной охоты.