Вы здесь

От поражения – к Победе!


22 июня Беларусь всегда вспоминает начало войны, оборону Брестской крепости, отчаяние первых месяцев. Вспомним об этом и мы. Ко Дню освобождения Беларуси публикуем материалы беседы с участником боев за Брестскую крепость, присланные нам Лайлой Ахметовой, профессором Казахстанского национального университета имени аль-Фараби (Алматы). «С Василием Васильевичем Коваленко я познакомилась сначала заочно, написав ему письмо, а потом в июле 2013 г. приехала к нему домой. Живет он в г. Чолпон-Ате Иссык-Кульской области Киргизской Республики. А тот далекий 1941 год рядовой Коваленко В. служил в 333‑м стрелковом полку в Брестской крепости. Вечером 21 июня 1941 г. в клубе полка личный состав смотрел фильм «Руслан и Людмила», потом ушли на отдых. Перед рассветом бойцов разбудила война… Попытались вырваться из Брестской крепости. Из 12 бойцов часть была убита, а часть, раненые, попали в плен. Раненый в левые ногу и руку Коваленко тоже попал в плен. Бяло-Подляска, Демблин (Польша), Осло и Андалснерш (Норвегия). И в 1944 году освобождение союзными британскими войсками. После проверок и работы в 1948 году прибыл в Ташкент. А в 1970 г. с женой переехали на Иссык-Куль в Чолпон-Ату. При встрече я сразу сказала, что вопросов у меня много — Будем отвечать,— сказал Василий Васильевич».Из Узбекистана в Беларусь, 1941‑й

2

2

Я родился в Саратовской области. Село Генеральское, 15 января 1921 г. Немного там жил, там закончил 1 и 2 класс. Мне было 18 лет, мы переехали в Ташкентскую область.

 

Призван Нижне-Чирчикским районным военным комиссариатом из села Солдатское Нижне-Чирчикского района Ташкентской области в ноябре 1940 года. Сразу же нас повезли прямо до станции в Ташкент. Оттуда поехали в теплушках. Ехали долго. Привезли на карантин, не помню куда, был лес и землянки. Там прожили 1–2 месяца. Отобрали в Брестскую крепость и там уже распределили в 333‑й стрелковый полк.

Из села Солдатское были призваны еще три человека: Василий Нечаев, Виктор Смородин, Павел Подопригора.

Нечаев погиб в плену в Бяло-Подляске от голода. Подопригора на моих руках умер в лагере Бяло-Подляска.

Ох, как много людей погибло!..

Смородин переплыл реку в одних кальсонах. Ему потом дали одежду. Он попал в окружение. Потом в армию снова. Служил в Севастополе.

Накануне войны

Непосредственно перед войной были разговоры о нападениях на советских солдат и командиров. Каждый день проходили политзанятия, где это, в том числе, обсуждалось. Поэтому нас пускали в город только по 3 человека. В увольнениях в городе с людьми мы не общались, только могли спросить, где магазин, чтобы купить конфеты и мороженое. Просто ходили по городу, гуляли.

Были тогда и немецкие перебежчики. Нам об этом сообщали. О диверсантах точно не знаю. Но когда началась война, мы увидели, что немцы очень хорошо все знали, дорогу знали, как куда пройти и так далее.

Наша казарма находилась на 2‑м этаже. Там весь взвод находился, 3 отделения по 12 человек. С нами комвзвода был. Старшина сверхурочник, чуваш по национальности, он за 3 дня перед войной исчез, не знаю куда. Каждый день на ночь проверка была, а его 3 дня перед войной не было, это я помню. Он отсутствовал. Причину отсутствия мы не знали. Комвзвода был с нами.

Наша казарма стояла окно в окно к Дому пограничников. Мы с ними не общались, но каждый день видели, как они выходят в караул, — 3 человека, вооруженных. Нам все было видно. Везде были двухъярусные койки. Я на 2‑м ярусе спал. Как начали бомбить, так меня как ветром с койки сдуло.

Распорядок дня был такой: в 6 утра подъем, физзарядка, завтрак. Политзанятия. Строевая подготовка. Изучение винтовки (разбор, сбор, чистка). Матчасть. Обед. Мертвый час — 1 или 2 часа спали. Как с обеда идем, уже спать хочется. Привыкли. Засыпали сразу. Строевая. Маршируем. Ужин. Политзанятия. Свободное время. Письма пишем. Читаем. Отбой в 23 часа.

22 июня…

21 июня вечером мы пришли с караула, поужинали, посмотрели кино «Руслан и Людмила», пришли в казарму. Часов нет, сразу легли спать: сильно устали после охраны. Крепко спали. Мы все 12 человек были, когда началась война.

Нам повезло, что прямых попаданий снарядов в помещение нашей казармы не было. Но паника была страшная. Никто не знал, что делать. Тревогу по крепости не объявили, даже после бомбежки.

Командир взвода Потапов утром 22 июня был рядом с нами. Больше никого не было. Кто был в городе, кто в офицерских домах. Немцы захватили проход, кто как мог, днем только начали появляться. А кто — не помню.

Действия Потапова: собрал отделение, дал приказ через ворота к танковому батальону прорваться. Нас обстреляли. Осталось только 3 раненых. Нас через реку переправили, где наших было уже в плену много. Это на второй день. Попытались организовать прорыв из окружения, но ничего не получилось.

Мы сидели в подвалах казарм. Там солдат было много. Откуда — не знаю. Подвалы 8‑ми казарм сообщались, было много людей. Через одну роту входили в другую. Были и командиры, которые принимали командование. Пограничников я не видел: ни в крепости, ни в плену.

Были разговоры о том, что в подвалах было несколько пленных немцев, переодетых в нашу форму, но сам я их не видел.

Видел много женщин и детей. Все дети плакали, просили воды.

На небе ночью висели на парашютах лампы: как днем было видно ночью. К берегу не подойти.

Когда мы попали в плен, тоже не знаю. Говорили, на 5‑й день. Белую простыню выкинули, и раненых выносили. В основном — офицерские жены и дети.

Немцы предлагали сдаться, но только по радио, говорили: «Русские, сдавайтесь!». Когда кончилось продовольствие из армейского магазина, не было воды, — началась сдача в плен.

Юрий Царик.

Выбор редакции

Экономика

Всемирная прачечная: евразийские барьеры на пути отмывания грязных денег

Всемирная прачечная: евразийские барьеры на пути отмывания грязных денег

Расширение сотрудничества ЕЭК и Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ) 10 июля обсудили министр по экономике и финансовой политике ЕЭК Тимур Жаксылыков и директор Росфинмониторинга, председатель ЕАГ Юрий Чиханчин.

Экономика

Как защищаться от риелторов, которые не хотят работать по закону

Как защищаться от риелторов, которые не хотят работать по закону

Лицензия агентства «Готовые решения» упразднена, «Империи недвижимости» — приостановлена, а «Твоей столице» выписано предписание.

Общество

«Я искал вас всю жизнь». История любви фронтовой медсестры

«Я искал вас всю жизнь». История любви фронтовой медсестры

В свои восемьдесят она была вполне элегантной женщиной.