Вы тут

Как живется живописцу в глубинке


На окраине Узды можно найти не совсем стандартное для Беларуси жилое здание — в доме, выполненном в шатровом стиле, живет белорусский художник Андрей ЛЫЧКОВСКИЙ. Туда вместе с семьей он переехал в конце 1990-х, когда такое архитектурное решение было дивом.


Проектированием своего дома Андрей Михайлович не занимался, а нашел схему в венгерском журнале. Сразу решил, что его будущее жилье будет выглядеть именно так.

— Я художник, а не архитектор, но какие-то коррективы в проект все-таки внес — например, ванную комнату я сделал на первом этаже, а не на втором. В конце 1990-х такой проект действительно был дивом, но и сейчас многие не перестают удивляться — наш дом и скворечником называли, и шутили, что сам дом провалился и осталась только крыша. При этом многие скептически относятся к такому решению: на их сторонний взгляд, дом нефункциональный, в нем мало места. Но это не так: его общая площадь — 160 квадратных метров, здесь пять жилых комнат, кухня и столовая, нашлось место для мастерской, гардеробной и двух санузлов. Этого было достаточно для семьи из четырех человек, а дочь очень радовалась тому, что может упираться ногами в потолок в своей комнате. Теперь же мы живем с женой вдвоем, и дома всегда хватает места не только детям, но и внукам. Разумеется, такой дом требует много внимания: ты здесь сам себе хозяин — и строитель, и дизайнер, и даже коммунальная служба. Самое сложное, пожалуй, благоустройство территории. Много времени отдаешь на озеленение — нужно каждый раз ухаживать за газонами, цветами, кустами и деревьями. А за домом еще есть пруд, в котором живут рыбы и растут белые кувшинки.

Несмотря на то, что содержание такого дома отнимает много времени, это не мешает Андрею Михайловичу уделять внимание своему самому главному делу — изобразительному искусству. Уже 150 работ художника размещены в выставочных фондах и постоянных экспозициях многих музеев и галерей Беларуси, и каждый год он проводит по несколько персональных и совместных выставок с другими художниками.

— Уже на протяжении десяти лет мы с минскими художниками Федором Ладутько и Евгением Шунейко ездим по Беларуси — выезжаем на пленэры, устраиваем совместные выставки в музеях и галереях, во время которых проводим мастер-классы для гостей. За это время мы познакомились со многими другими белорусскими художниками — постоянно сотрудничаем с Татьяной Зданевич и Анатолием Морозюком из Березы, с Тамарой и Александром Стоценко, Казимиром Кулешем и Василием Гриневичем из Слонима. Вообще в Беларуси много хороших художников. Приезжаешь в какой-то район, и везде есть знакомые — кто-то с кем-то учился, где-то познакомились во время выставок. Конечно, в этом году дело испортил коронавирус, и пришлось перенести все мероприятия, но мы надеемся, что к осени ситуация исправится. Из-за этого перенесли и региональный конкурс художественных школ на Брестчине, где мы с коллегами уже традиционно выступаем членами жюри. В прошлом году с Федором и Евгением мы проводили много совместных выставок — в Березе, Слониме, Минске, Узде, Пинске, Ружанах и Косовском дворце.

Кстати, на таких мероприятиях появляются и желающие приобрести картины художников, просят нарисовать на заказ. Однако обычно от таких предложений Андрей Михайлович отказывается и не ставит цели зарабатывать на искусстве.

— Именно на заказ я картины никогда не рисовал — не вижу в этом смысла. Продаю их только случайно — случается, что человек захочет что-то приобрести на выставке, — но не стремлюсь к этому. Вообще я считаю, что писать на продажу за какую-то символическую цену — не искусство. Куда важнее оставить след после себя — те же работы для пополнения выставочного фонда галереи или музея, если у них нет денег их приобрести. И очень же хорошо, если мои внуки будут через годы видеть мои картины в белорусских музеях. Многие художники много рисуют, но не любят дарить свои работы музеям или галереям. В итоге может случиться и такое, что художник ушел из жизни, а его картины находят даже на свалках, хотя художник был прекрасен. Кто-то же, наоборот, устраивает выставки с одними и теми же работами, которым уже более двадцати лет, а нового ничего нет. Касается это и крупных выставок в Минске — бесспорно, среди художников они считаются престижными, но, на мой взгляд, это немного фальшиво в каком-то смысле. Кому интересно приходить и видеть одни и те же работы одних и тех же художников?

Тем не менее интересные заказы, от которых трудно отказаться, также предлагают. Несколько лет назад к художнику и его коллеги обратились минчане с просьбой расписать стену в их квартире.

— Сразу мы подготовили эскизы, чтобы люди представляли, как все будет выглядеть. В результате на стене появился итальянский дворик, который мы нарисовали акриловыми красками, и с этой работой мы справились за один день. Потом я получил интересный заказ, и вместе с Евгением Шунейко мы расписали подъезд в жилом доме Дзержинска — на каждом пролете появились полноценные картины с белорусскими мотивами.. Для росписи мы тоже использовали акрил, а на каждую из картин ушло около трех часов, притом что где-то мы подправляли работы друг друга. Конечно, еще в советское время я занимался росписью стен, рисовал плакаты. Но это были оформительские работы, такие же сейчас можно встретить и в Узде на фасадах жилых домов — об опасности тех же пожаров. Кому они сейчас нужны? Такие работы никак не назовешь высоким искусством, они совсем не украшают город. Роспись фасадов зародилась за границей, и белорусам тоже нужно развивать уличную эстетику. Хорошие творческие работы привлекают туристов, становятся местными достопримечательностями. И чтобы это направление было профессиональным, необходим совет художников, в который бы входили специалисты своего дела. Лично меня вдохновляет творчество знаменитого андеграундного художника Бэнкси — в его работах есть смысл, они хороши с художественной точки зрения.

Что же касается стиля Андрея Лычковского, то он работает с масляными красками, а картины пишет в основном на пленэрах круглый год. Сейчас Андрей Михайлович находится на заслуженном отдыхе. До этого он работал в местной школе № 2 имени Кондрата Крапивы — преподавал изобразительное искусство и устраивал дополнительный кружок для своих учеников. Некоторые из них и до сих пор выезжают вместе с учителем на пленэры.

Валерия КИСЛАЯ

Фото автора

Загаловак у газеце: Архітэктура мастацтва

Выбар рэдакцыі

Культура

Кіно, якога не чакалі — 3. Завяршаем падборку драйвовых беларускіх фільмаў

Кіно, якога не чакалі — 3. Завяршаем падборку драйвовых беларускіх фільмаў

Сфера культуры ярчэй за іншыя паказвае, што калі не працуюць традыцыйныя схемы, прыходзіцца шукаць чорны ўваход. Пошукі часам нараджаюць эксперыменты і выкруты, якія абыходзяць абмежаванні, патэрны і завядзёнку і становяцца найлепшымі знакамі свайго часу. 

Грамадства

Як біятэхналогіі паляпшаюць якасць жыцця і здароўя чалавека?

Як біятэхналогіі паляпшаюць якасць жыцця і здароўя чалавека?

Па прагнозах спецыялістаў, не менш як 20 працэнтаў ад аб'ёму тавараў у XXІ стагоддзі будзе за біятэхналогіямі.

Грамадства

Збіраем гардэроб школьніка разам са стылістам

Збіраем гардэроб школьніка разам са стылістам

Пошукі і набыццё «школьнай формы», як па старой звычцы кажуць мамы і таты, — тая яшчэ галаваломка! 

Грамадства

Медыцынскі агляд у віцебскіх газавікоў ажыццяўляе... робат

Медыцынскі агляд у віцебскіх газавікоў ажыццяўляе... робат

А наведвальнiкаў крамы кансультуе выява спецыялiста.