Вы тут

Тимур Вычужанин. Человечность для человечества


Человек в белом халате снимает окровавленные хирургические перчатки и бросает их в урну к десяткам уже использованных пар. Наверное, отравительный запах, оставляющий на языке металлический привкус, уже нельзя будет вымыть из бачка. В зеркале над раковиной отражается лицо молодого человека с красивыми серыми глазами. Он выглядит уставшим, но вместе с тем довольным, как будто ему удалось, наконец, сделать то, к чему стремился не один год.


Но пока это ещё не так. Сегодня он сделал лишь ещё один маленький шаг к великому открытию, которое изменит мир. Подобных никчёмных прорывов было уже так много, что он устал отмечать их на календаре. Каждый день приближал его к триумфу. И вместе с тем Мистер С. топтался на том же самом месте, что и пять лет назад. Поначалу было трудно смириться с удручающими темпами, но вскоре пришло понимание: если отдавать слишком много сил на отчаяние, то их может не остаться на работу. Учёный включает кран, он привык мыть руки после того, как закончил работу, несмотря на то, что перчатки качественные. Но даже так очень трудно избавиться от ощущения, будто кровь покрывает руки до самых локтей. Вода приятно холодит лицо и бодрит. За стенами лаборатории, должно быть, давно настала ночь, зажглись фонари и неоновые вывески. Город заснул, а все его многочисленные огни горят сейчас только для возвращающихся домой парочек или фанатиков, может быть, ещё для пьяниц, преступников и прочих демонов в облике людей, которые предпочитают ночной образ жизни. Придётся возвращаться домой пешком, но это ничего, не впервой. Можно будет немного освежить голову, день выдался суматошный и отвратительный, но продуктивный. Впрочем, как всегда. Он уже давно привык к тому, что естественный дневной свет видит только рано утром, когда едет сюда после трёх-четырёх часов сна. Солнце ему заменяют уличные фонари и раздражающе дребезжащие лампочки лаборатории.

За его плечом в зеркале отражается несколько странных на вид кресел, около каждого из которых находится небольшой столик с блестящими хирургическими инструментами. Они презрительно металлически блестят в свете постоянно мигающей лампочки. Здесь нет ничего, что напоминало бы о жизни, кроме самого учёного: везде только пластик, бетон и сталь, которые пропитались больничными запахами. Даже деревянного стула нет, только металлический, неудобный. Мистер С. никогда на нём не сидел. Не видно, есть ли кто-то в креслах, но учёный прекрасно знает, что там сидят трупы, у каждого из которых срезана часть черепа так, чтобы обнажить мозг. Именно с ними он и проводит большую часть времени. Каждый день из морга ему доставляют новые тела, а старые увозят. Что с ними происходит дальше, после того, как они исполнили свою роль на подмостках передовой науки? Уставший человек в халате предпочитал об этом не думать. Сейчас он просто выключит свет, запрёт дверь на ключ и отправится в раздевалку, где каждый день оставляет свои вещи. Лабораторный халат давно стал ему роднее, чем домашние тапочки. Утром, буквально перед самым его приходом, помещение продезинфицируют, а тела заменят. Этим всё время занимаются разные люди. Должно быть, никому не хватает нервов, чтобы долго возиться с трупами и видеть их головы, в которых на протяжении всего дня копался учёный, которого многие в комплексе уже считали сумасшедшим. И всё же ему не отказывали ни в чём. Видимо, думали, что у безумного фанатика гораздо больше шансов сделать невероятное открытие, чем у самого титулованного академика. Молодой учёный изо всех сил старался оправдать их ожидания, потому что если ему удастся добиться цели, то всего его меценаты войдут в историю. Возможно, даже его собственное имя померкнет в их свете, но какой учёный работает ради славы? Пусть они нежатся в переменчивых лучах, он после всего этого сможет хотя бы просто отдохнуть. Возможно, даже сходить в музей, парк или кино. Он уже давно не был нигде, кроме дома, лаборатории и тех улиц, по которым можно было до них дойти.

Ему выдадут премию за вклад в развитие науки и улучшение жизни человечества, какое-то время имя молодого учёного будет греметь, но скоро всё утихнет, потому что мир не стоит на месте. Через пару лет в баре около дома он познакомится с увлечённой аспиранткой. На фоне общего интереса к науке он сойдутся достаточно близко, но вряд ли вступят в брак, он будет слишком занят разъездами и лекциями в самых разных университетах страны. И всё равно у них будет тихая и уютная жизнь двух людей, абсолютно преданных своему делу. Но пока этой идиллии мешают постоянные сообщения о терактах и войнах по радио и в новостях. Убийства, кражи, изнасилования, ложь политиков, экстремизм – всё это не давало будущему учёному покоя ещё со школы, он старался убежать, но не смог, поскольку мир оказался переполнен этим дерьмом так, что, казалось, ещё немного, и оно уже вот-вот польётся в космос. И тогда он решил посвятить себя поиску того, что может навсегда избавить человечество от всех этих бедствий. Мистер С. сдержал слово, данное самому себе: с каждым днём он всё ближе и ближе к изобретению панацеи.

Сейчас он идёт по пустующей улице ночного мегаполиса. Вдали слышны машины, но сюда они обычно не заезжают. Этот район полнится жизнью днём, но ночью здесь никого не встретишь, кроме, разве что, спящих на траве голубей. Когда Мистер С. подходит к ним слишком близко, птицы забавно ворчат и отходят немного в сторону, чтобы продолжить набираться сил перед дневными приключениями. Но чаще всего он старается не тревожить их лишний раз, поскольку уважает чужие жизни и каждую мелочь в них, пусть даже жизни эти принадлежат голубям. Раньше учёный носил с собой хлеб. Он оставлял мелкие кусочки около места их ночлега, чтобы птицы утром могли подкрепиться. Но сейчас Мистер С. стал об этом забывать: работа с каждым сантиметром продвижения становилась всё напряжённее, а магазины, когда он возвращается домой, уже закрыты.

В тихий бег мыслей неожиданно вмешивается резкий звук разбитого стекла. Недалеко от научного комплекса есть небольшая уютная кофейня, куда некоторые сотрудники бегают во время перерыва, предпочитая достойное заведение автоматам в здании центра. Именно оттуда и выбежали сейчас три человека в масках. Судя по всему, они были вооружены битами, но Мистеру С. показалось, будто один из парней, высокий и худой, в руке держал помимо небольшого мешка, куда грабители положили деньги, ещё и пистолет. Воры уже почти скрылись за углом, как вдруг преступник с пистолетом обернулся и увидел учёного, застывшего под фонарём. Юноша запаниковал, вскинул пистолет и сделал несколько выстрелов. Должно быть, ему в неверном свете показалось, будто Мистер С. уже поднёс к уху телефон, чтобы вызвать полицию. Стрелок что-то крикнул сообщникам и побежал к учёному, который распростёрся на асфальте, держась за ногу и судорожно стараясь оторвать кусок ткани от рубашки, чтобы наложить жгут. Его попытки остановил сильный удар в живот, заставивший учёного перекатиться на спину, судорожно хватая ртом воздух. После этого человек с пистолетом нанёс ещё несколько ударов. Они приходились в грудь, в живот, по рукам и ногам, голову преступник задел всего пару раз, но она нещадно ныла, будто в течение нескольких часов служила боксёрской грушей. Сначала каждый удар отдавался резкой молнией боли во всём теле, но вскоре постоянные вспышки сменились непрерывным раздирающим внутренности огнём, стало немного легче терпеть. Мистер С. чувствовал, что у него, скорее всего, уже сломана рука и рёбра, но преступник не останавливался, продолжая усердно бить учёного, при этом постоянно что-то выкрикивая, но до помутившегося сознания Мистера С. смысл его слов не доходил. Наверняка, он просто вымещает злость за что-то случившееся в его жизни совсем недавно. Это ведь не его вина, что сегодня далеко не все люди могут прожить без воровства, а мораль не действует настолько безупречно, чтобы заставить людей никогда не причинять вред другому человеку. Руки в перчатках обшаривают карманы учёного, но там пусто. Преступник злится и снова начинает бить, кажется, ещё сильнее прежнего. Солоновато-металлический привкус и запах крови заполнили всё сознание Мистера С. вязкой красной грязью. Он чувствует, что его одежда уже промокла от крови. Парень просто не знает, что делать со своей злостью и несправедливостью мира, в насилии он находит своё спасение, но когда учёный закончит свою работу, это прекратится, всё станет гораздо лучше. Наука ведь должна делать мир лучше? А то, что происходит сейчас – всего лишь плата за нерасторопность, только он сам виноват в том, что ещё не успел изменить мир.

Сознание покидает Мистера С. как раз перед тем, как человек в маске ещё несколько раз стреляет в покалеченную ногу. Преступник несколько мгновений смотрит на избитого им случайного прохожего. Он не любуется, нет, его ужасает то, что перед ним сейчас во всей красе предстали плоды собственной жестокости. Несколько панических взглядов по сторонам, и вор бросается следом за своими товарищами. По пути он с отвращением снимает перчатки и бросает пистолет. Деньги уже у сообщников, сегодня они наметили для ограбления ещё одну лавочку старика, который торговал всякими безделушками. Вряд ли беглец когда-нибудь осознает, что Мистера С. в ту ночь спасло только чудо в виде случайно проезжающей машины старого военного, который отвёз молодого учёного в больницу.

***

В огромном зале очень светло и шумно, настолько, что режет глаза и уши, привыкшие к невзрачной тишине лаборатории. Постоянно звенят бокалы, люди о чём-то говорят, шутят, смеются, рассказывают о научных подвигах. Здесь сегодня собрались лучшие учёные мира, свет, который должен озарить всю Вселенную сиянием человеческого разума. Они обсуждают свои открытия, которые сегодня им выпала честь представить на официальной части собрания, но пока все великие умы просто общаются, как обычные люди, будто не было у каждого из них за плечами лет, проведённых в тесных каморках под непрерывным надзором армии, экономики и политики. Очень немногие избежали торговли знаниями, таких можно было пересчитать по пальцам, и они держались в стороне, мало говорили, ели и пили, их здесь не очень уважали, считали, что их изобретения никогда не смогут изменить мир. Те, кто придерживался такого мнения, очень сильно ошибались, ведь именно эти молчаливые люди привносили в человеческую жизнь что-то новое, в отличие от тех, кто создавал то, что миру было нужно, во много раз преумножая все его пороки.

– Скоро уже начнётся? Мне не терпится узнать, что же наши коллеги сделали за этот год, – грузный мужчина в парадной офицерской форме и огромным количеством медалей на груди лениво потягивает шампанское из бокала, отвратительно причмокивая.

Известный изобретатель, который присутствует на выставке каждый год. Ему всё время удаётся придумывать что-то новое, настоящий гений. Несмотря на возраст, по-прежнему является ведущим специалистом в области военных разработок, фантазёр и мастер своего дела. Столько способов уничтожать людей, сколько создал он, трудно было бы уместить в голове даже самым жестоким тиранам в истории.

– Буквально через пару минут, – низенький человек в старом костюме с неприятно высоким голосом недовольно посматривает на часы.

– И зачем они начали приём на два часа раньше, чем обычно?

– Говорят, что первым сегодня представляет своё достижение какой-то молодой учёный, выдающийся хирург. Ходят слухи, будто это самое значительное открытие в науке за последнее тысячелетие.

– В самом деле? Интересно-интересно, - орденоносец оставляет бокал в сторону и задумчиво смотрит на сцену, где уже всё готово для первого выступающего, - и как долго он к этому шёл?

– Кажется, ему потребовалось больше пятнадцати лет, может быть, даже двадцать. Он начал работать со своей идеей ещё когда учился в университете. Ему скоро выделили лабораторию и постоянно спонсировали.

– Двадцать лет, целых двадцать лет. Если бы настоящие учёные могли себе позволить тратить столько времени на одно открытие, то мир бы стоял на месте, - посмеиваясь, заметил до этого молчавший мужчина в нелепом цветастом костюме.

– Это вы верно говорите. Ну что же, гости уже начинают рассаживаться по своим местам. Вы взяли с собой самое необходимое? – улыбнулся толстый офицер, похлопывая по небольшому мешочку у себя на поясе.

– Разумеется, неужели кто-то ходит сюда без такой полезной вещи?

– Разве что эти чудаки, которые не хотят ни с кем работать. Впрочем, не стоит зря тратить время на болтовню, иначе рискуем пропустить самое интересное.

Вскоре все гости уже были готовы слушать о новом открытии, которое изменит мир. Никто них не верил, что первый учёный действительно сможет их впечатлить. Это пока было единственное открытие на его счету, он над ним работал слишком долго, чтобы его тут воспринимали всерьёз, но вежливость и манеры диктовали свои правила, поэтому каждый из них должен был дослушать доклад до конца. На сцену к микрофону поднимается средних лет мужчина с тёмными волосами и очень уставшими глазами. Он заметно хромает, и потому ему приходится пользоваться тростью. Учёный выглядит помятым, долгие годы работы в уединённой лаборатории оставили неизгладимый след на его лице, он постарел гораздо раньше, чем, скажем, работник офиса. Но всё-таки сейчас через пелену груза проделанной работы пробивается внутренний свет, которым он готов поделиться сейчас не только с людьми в зале, но и со всем человечеством. Мистер С. несколько раз стучит по микрофону, прокашливается. Волнения как будто бы совсем нет, словно всё это время он не работал, а увлечённо преподавал или просто проводил какие-нибудь семинары и тренинги.

– Добрый день дорогие коллеги. Думаю, не имеет смысла представляться, потому что в учёном совершенно не важна личность, куда важнее то, что он делает для общества, – зал одобрительно аплодирует, но быстро умолкает, давая возможность Мистеру С. продолжить, - многие из вас знают, что я бился над своим открытием очень долго. За это время каждый из вас успел подарить миру не одно и даже не два великих изобретения. Но, к сожалению, даже если открытия были сделаны во благо, они всё равно попадают рано или поздно в руки людям, которые обращают идеи великих умов против человечества. Из-за них постоянно идут войны, люди вынуждены платить за медицину, технику и образование гораздо больше, чем все эти неотъемлемые составляющие нашей жизни стоят на самом деле. Мир так и не смог узнать о многих разработках только потому, что это невыгодно крупным компаниям. Деньги сегодня диктуют свои условия, люди на самом деле забыли о том, что это значит – быть человеком. Мы когда-то мечтали о звёздах, мечтали о том, что сможем покорить всю Вселенную, но пока мы покорили лишь самих себя изобретёнными нами же вещами. Живя в не самом спокойном городе на планете, мне очень часто приходилось видеть и слышать отвратительные вещи. Бессмысленная жестокость, войны ради призрачных идеалов, убийства во славу веры – мы так сильно забили голову собственными выдумками, что забыли о силе собственного разума. Да, когда-то всё это нам было необходимо, иначе ничего из этого бы не появилось, но уже давно пришла пора отказаться от пережитков тёмного прошлого. И, тем не менее, мы продолжаем всё больше и больше походить на зверей в костюмах. Скоро от настоящего человека на этой планете не останется ничего. Поэтому я потратил очень много лет, чтобы научиться создавать то, что делает нас людьми. Дамы и господа, я придумал, как создавать человечность, которую кто-то неумолимо выкачивает из нашей планеты.

Зал напряжённо молчал. Забавно раскрасневшийся чудак, стоявший на сцене, остановился, чтобы перевести дух. Вероятно, он ожидал хоть какой-то реакции, но тишина, повисшая в зале, оглушала хуже, чем неодобрительные возгласы или же бурные аплодисменты. Наконец, тот самый человек с орденами, покашливая, встал со своего места, немного непонимающе глядя на Мистера С. Он несколько неуверенно оглянулся по сторонам, но видя, что никто не собирается как-то реагировать на выступление учёного, вынужден был начать говорить сам:

– Прощу прощения, но это действительно всё?

– Да, – учёный сглатывает подступающий к горлу комок.

– Это же просто смешно, честно говоря. Вы занимались этим, сколько, двадцать лет? Может быть, больше? И наше сообщество вам ни в чём не отказывало. Вы казались нам самым талантливым, самым перспективным, вы должны были изменить мир, а в итоге мы получаем что? Что мы получаем?

– Вы получаете человечность, о которой забыли, сделав людей бездушными деревянными фигурками на поле мировых интриг.

– Все ваши покровители искренне надеялись на то, что вы сделаете что-то более ценное.

– Например? Оружие, ядовитый химикат?! Очередной заменитель, который позволит вам разбогатеть за счёт ухудшения генетики человечества?!

– Тише-тише, мой дорогой друг. Мы просто думали, что вы сможете принести пользу человечеству. Очень жаль, что я в вас ошибся, а ведь вы были действительно лучшим. Как жаль, самые великие умы больше других подвержены туману фантастически нелепых иллюзий.

Во время разговора тучный офицер аккуратно распускал верёвочку, стягивающую края мешочка на поясе. Сейчас он с удивительной скоростью запустил туда руку и бросил что-то в Мистера С. Учёный вскрикнул и схватился за голову. Из рассечённой камнем брови по лицу тут же полилась кровь. Один за другим со своих мест начали вставать и остальные гости. Все, кроме тех, кто пришёл сюда без мешочков на поясе.

– Подождите, что же вы делаете? Я же могу спасти человечество.

– Нет, дорогой мой, это мы спасаем человечество от тех, кто не приносит ему пользу.

В воздухе начали свистеть камни. Мистер С. попытался спрыгнуть со сцены и где-нибудь спрятаться, но особенно меткий бросок в голову заставил его покачнуться и упасть. В неподвижную цель стало попадать куда легче. К тому же у большинства здесь присутствующих рука была уже намётана. Несколько ударов пришлось по больной ноге, но, конечно, многие целились прямо в голову. Учёный ещё старался отползти куда-то в сторону, оставляя за собой кровавый след, но вскоре переломанные конечности отказались ему служить. Он перестал чувствовать боль в отдельных местах, ему казалось, что все его нервные окончания сейчас раскалены добела и в один голос кричат о мучениях, которые доводится испытывать лишь тем, кто неудачно выступает на этой сцене. В памяти Мистера С. снова всплыли давние события: ночь, безлюдный уснувший город, ограбление, жестокий подросток, избивающий его ногами на траве, ужасная боль, после яркие огни больницы, тревожное дыхание врачей. Но сегодня, в ослепляющем свете сотен ламп, ему никто не придёт на помощь. Толпа учёных бесчинствует, она убивает его за то, что он зря потратил их время и деньги, за то, что не принёс никакой пользы. Должно быть, это ещё одна расплата за промедление. Мистер С. опоздал со своим открытием, слишком поздно было говорить со швыряющей камни безумной толпой о человечности.

Когда суд над неугодным закончился, на сцену поднялись уборщики. Они сперва погрузили изуродованное тело на каталку и увезли в специальную комнату с мешками, приготовленную как раз для таких бедняг. Они быстро очистили пол от крови и сгребли камни в одну кучу, после чего начали разносить их обладателям – каждый, даже самый маленький камень, был помечен именем владельца – в то время как техники поправляли микрофонную стойку, задетую во время обстрела. После всех выступлений учёные будут хвалиться количеством попаданий, как заядлые охотники на крупную дичь. Слишком сильно повреждённые участки сцены заменят. Все эти процедуры проделываются ловко, быстро и слаженно – годами отработанный механизм. Когда за Мистером С. было убрано, на сцену поднялся именитый учёный с отвратительно жирной козлиной бородкой и блестящими глазами. В подворотнях родного города его знали как наркомана и пьяницу, но тут он всегда блистал, потому что его великому мозгу принадлежит идея изобретения нового синтетического заменителя мяса, а также оружия на основе этого же вещества. Производство и того, и другого приносило огромную прибыль, его любили. Толстый офицер в орденах расплылся в улыбке и приготовился слушать, на всякий случай похлопывая по мешочку на поясе.

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Магілёўская вобласць ушанавала лідараў уборачнай кампаніі

Магілёўская вобласць ушанавала лідараў уборачнай кампаніі

У Дзень работнікаў сельскай гаспадаркі і перапрацоўчай прамысловасці АПК.

Грамадства

Хворым на фенілкетанурыю могуць палепшыць забяспячэнне прадуктамі харчавання

Хворым на фенілкетанурыю могуць палепшыць забяспячэнне прадуктамі харчавання

Міністэрства аховы здароўя адказала на публікацыю «Звязды».